Ответов у Драгунова я не нашел
Во 2-м номере "Магнума" за 2000-й год конструктор Иж-меха Михаил Евгеньевич Драгунов отреагировал на две мои статьи, помещенные в 4-м и 9-м номерах "Магнума" за прошлый год, из которых последняя была откликом на его выступление в питерском "Ружье". Начинает появляться нечто, похожее на диалог между производителями охотничьего оружия и его пользователями. Это уже сам по себе факт неординарный.

Критика в адрес наших оружейников, в том числе и Ижмеха, высказывается уже многие годы, но остается неизменно без убедительного ответа. Производители предпочитают ее не замечать.

Поэтому появление "ответа" - уже событие. К сожалению, содержание его удовлетворения не дает, потому что мой оппонент даже не пытается аргументировано отстаивать свою позицию. В моих статьях сформулированы замечания не по поводу личности Михаила Драгунова, а по поводу качества изделий и ассортимента, предлагаемого его предприятием. Он же потратил три разворота, чтобы весьма пространно обвинить меня в некомпетентности, неискренности и недостаточно активной гражданской позиции, умудрившись при этом так и не ответить по существу ни на один из поставленных в моих публикациях вопросов.

Итак, конструктор Ижмеха утверждает, что в статье "За что платить?" в РОЖ "Ружье" (©5/1999) он привел набор признаков, который, по мнению ряда авторов, характерен для "ружья высокого класса", для того чтобы, проанализировав "частоту появления в ружьях различных ценовых классов этих признаков, доказать полную бессмысленность попыток определить облик ружья "высокого разбора" через совокупность конструктивных особенностей". Приходится напомнить, что "анализ" сводился к "таблицам 1 и 2", в которых приведен уже неполный набор признаков, а только тех, которые характерны для ружей его завода, и включающий лить второстепенные дополнительные устройства: эжектор, односпусковой механизм и автоматический предохранитель. Их наличие ровным счетом ничего о классе оружия не говорит, так как, с одной стороны, встречаются они и на самых дешевых серийных моделях, а с другой, на ружьях высокого класса они вовсе необязательны, и здесь нечего анализировать. А вот более существенные признаки, такие, как законченность композиционного решения, минимальные размеры коробки, оптимальное расположение общего центра масс, соответствие линий и всей эстетики в целом традициям, он оставил без внимания. Примечательно, что он проделал это не только в первой статье, но и в "ответе", где он опять упорно уводит разговор к второстепенным деталям, пытаясь представить дело так, что я против эжекторов или односпусковых механизмов.

Я вовсе не выступал ни за, ни против, потому что считаю, что у потребителя должен быть выбор как ружей разного "разбора", так и выбор наличия или отсутствия на этих ружьях дополнительных устройств. Стоят последние недорого, и создаваемая ими разница в цене не имеет никакого отношения к разнице между ружьем высокого класса и серийным ширпотребом.

Чтобы не плутать больше, как в трех соснах, между "ценовыми классами", о которых писал в "Ружье" мой оппонент, я предлагаю ему отказаться от них вообще. Давайте пользоваться понятиями, принятыми во всем мире, где охотничьи ружья делят обычно на три основные группы:

1) ружья "машинного" производства;

2) ружья полукустарные, которые собираются и отлаживаются вручную, но из деталей, производимых серийно на станках. Это чаще всего классические модели сложной для машинного производства конструкции, требующей существенной доли ручного труда. Производятся они тоже серийно и зачастую теми же промышленными предприятиями, что и ружья первой группы;

3) ружья собственно кустарного производства, которые делаются исключительно по заказу, и вручную ведется не только их сборка и доводка, но и изготовление всех или почти всех их деталей и механизмов. Это исключительно штучное производство. Детали двух ружей одной модели не взаимозаменяемы, каждый экземпляр неповторим.

Конечно, это деление схематично. На практике четкую грань между группами иногда провести сложно, но в целом оно отражает реальное положение.

Если говорить о стоимости, то ружья первой группы обычно составляют низшую стоимостную группу, хотя цена их от модели к модели, от одного производителя к другому, может значительно отличаться, в зависимости от материалов и сложности конструкции, а еще больше - от стоимости рабочей силы в той конкретной стране, где они производятся, и от политики ее правительства в области курса национальной валюты. Заметно более дорогими делают такие ружья элементы декора: художественная гравировка и дорогое дерево.

Ружья кустарного производства, естественно, самые дорогие. Их цена превышает стоимость ружей первой группы в несколько десятков раз. Но это не спекуляция именем, высокая цена оправдана экономически. Возьмем для примера того же "Перде"; 50 мастеров фирмы производят 70 ружей в год в среднем по цене около 35 тыс. фунтов стерлингов. Произведя нехитрые расчеты, получим около 4 тыс. фунтов в месяц на работника. Из этой суммы надо вычесть зарплату не занятых на производстве приказчиков, управляющего, директора, надо закупить материалы, а одна только болванка достойного Перде ореха стоит несколько тысяч, надо обновить инструменты, оплатить страховки, аренду, налоги и т.д. В результате средняя зарплата работника фирмы и доходы ее хозяев оказываются, по британским стандартам, очень скромными.

Действительно, нувориш, лезущий из кожи вон, чтобы утвердиться в новой для него социальной среде, платит "за лейбл". Но состоятельный человек со вкусом (нам это непривычно, потому что все наши богачи исключительно нувориши) платить согласится не "за имя", а за неповторимую и безукоризненную по вкусу и по потребительским достоинствам вещь ручной работы.

Ошибочно устанавливать пропорциональную зависимость между прочностью, боем ружей и их ценой, сравнивая первую и третью группы. Михаил Евгеньевич объясняет, как сложно оружейнику давать гарантии. Но это трудности производителя. Мой подход к гарантии чисто потребительский: гарантия - это обязательство производителя бесплатно устранять все дефекты, не вызванные нарушением правил эксплуатации изделия, в течение всего срока гарантии. Фирма "Кеттнер", скажем, дает такую гарантию даже на дешевые ружья на 5 лет, а "Перде" - на 100. Очевидно, они опираются не только на уверенность в прочности своих изделий, но и на знание клиентов. Судя по тому, что "Перде" до сих пор не разорился под валом бесплатного ремонта, расчет их не так плох. А уклониться от исполнения обязательств им не даст суд, для которого достаточным поводом удовлетворить жалобу потребителя будет лишь одно-единственное публичное заявление уполномоченного представителя фирмы. Они периодически появляются на страницах печати.

Прочность ружей "Перде" легендарна. Но стендовики действительно предпочитают "Перацци". Но не из-за их превосходящей живучести, которую, впрочем, оспаривать я не собираюсь, а просто потому, что "Перацци", например знаменитая модель М8, стоит вдесятеро меньше и при этом, будучи специальным стендовым ружьем, лучше соответствует сложившимся на сегодня традициям и требованиям стрелкового спорта. Точно так же, как традиционные классические ружья кустарей лучше соответствуют требованиям к оружию охотников, которые куда более консервативны, чем у стрелков-спортсменов.

Оружейнику негоже не понимать этой разницы. Для спортсмена главное - максимальная эффективность в специфических условиях соревнования. Поэтому его эстетические воззрения на ружье меняются со скоростью появления усовершенствований, дающих ему выигрыш в сотые доли секунды.

А у охотника требования к оружию совсем иные. Ему не нужны ни сменные ударно-спусковые механизмы, ни дульные компенсаторы. В скорости срабатывания механизмов он разницы не только не оценит, но даже и не заметит. Ему гораздо важнее легкость, надежность и безотказность оружия, а также его соответствие традиционной, именно охотничьей, а не спортивной эстетике. Спортивные результаты постоянно совершенствуются, а условия охоты остаются неизменными: утки не стали летать быстрей. Самые совершенные из современных стендовых ружей охотнику нужны примерно так же, как беговые пластиковые лыжи для конькового шага таежнику.

Чтобы понять, зачем кто-то "гробит" целое состояние на ружье, надо уяснить, зачем оно вообще ему нужно. Человечество уже давно освоило куда более эффективные, чем охота, способы материального обеспечения своего существования. Охота давно уже не средство, а цель, то есть способ не заработать, а потратить деньги. Охота нам нужна, как альпинисту дорогостоящее и для кого-то бессмысленное восхождение на Эверест. И эстетика в охоте играет едва ли не главную роль. Поэтому охотник стремится, насколько ему позволяет его кошелек, владеть не просто прочным и эффективным, а непременно красивым и желательно неповторимым ружьем. И если доходы позволяют, он приобретает его у "Перде" или у "Лебо-Куралли". Но на соревнования по стрельбе он явится с "Перацци".

Однако в нашей стране кустарных мастерских нет и в ближайшие десятилетия не предвидится. Драгунов зачем-то очень подробно описал почему, хотя я его в критикуемой им статье как раз призывал отвлечься от "Перде" и "Голланда", которым Ижмех никогда не был и не будет конкурентом, и обратиться к примеру тех западных производителей, которые являются аналогом Ижмеха.

И здесь уместно вернуться ко 2-ой выделенной нами группе полукустарного оружия. Использование современных станков для серийного производства деталей, несмотря на большую долю ручного труда, позволяет производить аналог ружей кустарного производства по цене всего в 2-3 раза выше изделий 1-й группы. Например, в каталоге фирмы "Франкония" за 1997 год самая дешевая модель горизонталки "Меркель" 40Е с замками Энсон-Дилей и вороненой коробкой стоит 2100 марок, та же модель с ручной барельефной сюжетной гравировкой -2835 марок, а дорогая модель горизонталки (6ОЕ) с замками типа "Голланд-Голланд" и всеми пресловутыми формальными признаками ружья "высшего разбора" и аналогичной художественной гравировкой - 5 160 марок, то есть всего лить в 2,5 раза дороже, чем самая дешевая модель*.

Аналогичное соотношение цен мы находим и между моделями фирмы "Кеттнер"; дешевая горизонталка "Кельн" в Швейцарии в 1991 году стоила 1050 швейцарских франков, а модель высшего разбора "Сан-Ремо" с замками на досках и прочим полным набором "признаков" - от 3778 швейцарских франков. Обратившись к приведенному мной списку отечественных ружей, Михаил Евгеньевич указал на опечатку, а затем перешел к более весомым обвинениям, в частности в измышлении никогда не существовавшей модели ИЖБ, в упоминании среди дробовиков духовушки ИЖ-60, а также в подтасовках со сроками производства.

Не хочется переводить разговор на такой уровень, но я вынужден заметить, что якобы никогда на выпускавшаяся модель ИЖБ тем не менее упоминается В.Н.Трофимовым в книге "Отечественные охотничьи ружья гладкоствольные" на 35-й странице, как "одноствольное бескурковое ружье..., выпускавшееся в 1960-1963 годах". Там же указано, что ИЖ-59 и ИЖ-12 выпускались вовсе не последовательно, как утверждает Драгунов, а в течение 2-х лет (1962-1964) параллельно. Трофимову вторят дуэтом Блюм и Шишкин в "Охотничьих ружьях", указывая те же сроки. В книге Трофимова на 288 странице под индексом ИЖ-60 фигурирует не духовушка, а "охотничье ружье 12-го калибра... Выпущено небольшой серией в 1961 году". Я не берусь утверждать, что указанные авторы правы, возможно они тоже, как и я, не читали книгу Изметинского и Михайлова "Ижевские ружья". Но я не имею оснований и считать за истину слово последних.

В своем обличительном порыве Драгунов упустил главное. Я-то ведь писал не о производственной программе его родного предприятия, а о том, что выбор оружия был богаче и интереснее, естественно, имея в виду то, что потребитель находит в торговле. А в магазинах иные ружья стояли по нескольку лет. Я лично владею T03-25 1967 года выпуска, приобретенным в магазине на Неглинной в Москве в 1971 году. Модели, произведенные в начале 60-х, на прилавках присутствовали одновременно с теми, которые появились в середине и даже в конце десятилетия.

vОпустил Драгунов и еще один важный аспект, который приходится повторить: для тех лет характерен выбор не только моделей, но и разных боевых характеристик, таких, как вес, набор дульных сужений, баланс, форма ложи, калибры. В сегодняшнем ассортименте Ижмеха такого выбора нет. Даже приобретая ИЖ-43 20-го или 28-го калибра, потребитель получает те же 3,2 кг, что и в варианте 12-го калибра. Зачем тогда уменьшать калибр? Теоретически Ижмех изготавливает стволы не только парой "чок-получок", но и любые иные комбинации. Но это для рекламы. Попробуйте найти такие ружья в продаже!

Но даже и не это главное, а то, что потребитель должен видеть динамику: быстрое развитие, чередование множества моделей, которые приходили бы на смену друг другу, обогащая ассортимент и наполняя его более качественными изделиями. Начав в 1949 году с одностволки ЗК и не самой удачной копии "Зауэра" ИЖ-49, завод всего за пять лет сумел на ее основе разработать лишенное недостатков первой модели замечательное ружье ИЖ-54. Совершенствовалась и одностволка. Уже в 1958 году появилась принципиально новая, дешевая модель двустволки, а годом позже - бокфлинт, который тоже скоро был существенно доработан. Достигнув апогея к началу 60-х годов, этот процесс какое-то время продолжался. Тогда никому, наверное даже и разработчикам ИЖ-58, не приходило в голову, что это дешевое ружье явно более низкого класса предназначено не расширить ассортимент, а заменить ИЖ-54. Всем нам тогда свойственно было думать, что мы на светлом пути, и при такой картине сомнений не возникало.

Усомнившись в моей искренности, оппонент счел ненужным вникать в другую упомянутую им статью, вышедшую в 4-м номере "Магнума" за 2000 год. О специализации ружей он говорить не желает. Однако именно его искренность, а не мою, это ставит под сомнение. Если на качество продукции завода ни он, ни даже главный конструктор не влияют, то ведь создание оптимизированных для конкретных способов охоты моделей или хотя бы модификаций существующих - это ведь тема именно для конструктора? Жалующиеся на зауженность отечественного рынка ,Ижмех и ТОЗ не спешат воспользоваться даже и его возможностями, оставляя потенциальный спрос неудовлетворенным, по меньшей мере, на три четверти по ассортименту гладкостволок. Все отечественные ружья ориентированы на стрельбу водоплавающей птицы на перелетах. Но это далеко не единственный популярный способ охоты.

Конечно, есть и другие, в том числе и известные, фирмы, которые ограничиваются одной-двумя моделями. Но эти производители не являются абсолютными монополистами на внутреннем рынке, и они не рассуждают, беря цифры с потолка, да еще в некорректной обстановке непросвещенного потребительского рынка, что "70-80 процентов потребителей удовлетворят серийные изделия Ижмеха", три четверти оставшихся - "тюнингованные" серийные модели". Да потребителям просто ничего иного не остается!

Очень настораживает настойчивое упоминание конструктора о тюнинге. Оружейник обязан быть только механиком, но и дизайнером. Готовая к запуску в производство модель должна быть настолько приближена к идеалу, что любая попытка что-то в ней изменить без пересмотра конструкции будет ее только уродовать.

У "Кеттнера" можно заказать ружье, в том числе и дешевое, с подогнанной под клиента по индивидуальной мерке ложей. Но оно не считается сделанным "на заказ". Цена покупки не изменится при этом ни на копейку. Разговоры о тюнинге со стороны конструктора завода-изготовителя с целью "выхода в более высокий ценовой класс" внушают подозрение, что нас опять хотят надуть. Если ружье можно сделать красивее, o6cтругав иначе ложу, значит оно сделано недобросовестными или бездарными людьми. ИЖ-58, а за ним и ИЖ-43 бесполезно стараться сделать красивыми и никакой тюнинг здесь не поможет, потому что форма колодки этих ружей не дает плавной линии - сколько вы не старайтесь, а цевье на них все равно будет производить впечатление случайно переставленного с другого ружья. А форму колодки изменить может не тюнинг, а только конструктор. Но ИЖ-58, будучи некрасивым, было все-таки аккуратным. И теперь конструктор Ижмеха намекает нам, что за дополнительную плату можно будет превратить ИЖ-43: хотя бы в ИЖ-58.

(*) При прямом пересчете по обменному курсу валют многие читатели мотут быть обескуражены многократным разрывом в ценах между приведенными примерами и отечественным оружием. Хочу предостеречь: прямой пересчет не может дать объективной картины. Социологи ориентируются на относительную стоимость рабочей силы.



Сергей Колмаков ООО Байкал