Так ли страшен малый калибр?
В период со 2 по 6 апреля 2001 года проходила работа II Международного Комитета по подготовке в декабре сего года Международной конференции по рассмотрению действия Женевской Конвенции 1980 года о "Запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия".

Следует пояснить, что этот документ был принят в октябре 1980 года на Международной конференции ООН по "Запрещению или ограничению применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие".

Собственно сама Женевская Конвенция 1980 года является так называемым "рамочным" соглашением по отношению к протоколам по конкретным видам обычного оружия.

В Конвенцию вошли три протокола.

I протокол - о необнаруживаемых осколках. Этот протокол запрещает применение любого оружия, основное действие которого заключается в нанесении повреждений осколками, которые не обнаруживаются в теле человека с помощью рентгеновских лучей.

II протокол - о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и "других устройств". В понятие "другие устройства" включаются устанавливаемые вручную осколочные боеприпасы и приспособления, предназначенные убивать или наносить повреждения.

Ш протокол - о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия.

В дополнение к этим Протоколам была принята резолюция Конференции ООН о малокалиберных системах стрелкового оружия.

В данной резолюции конференция, отмечая распространение и развитие систем малокалиберного оружия (автоматических винтовок, патронов), выражала озабоченность чрезмерным повреждающим эффектом малокалиберных пуль. На подготовительных международных форумах: совещаниях правительственных экспертов, дипломатических конференциях по международному гуманитарному праву(МГП) и, наконец, на самой конференции ООН были предприняты попытки разработать запретительные или ограничительные нормы применения высокоскоростных пуль малого калибра.

Прямые обвинения в излишне тяжёлом травматическом эффекте были направлены непосредственно в адрес 5,56-мм патронов М193 (США) к винтовке М16А1. Наблюдающиеся при ранениях этими пулями раздробление костей конечностей, обширные зияющие раны мягких тканей, а также частые случаи фрагментации пуль послужили основанием для высказывания суждений о сходстве указанных ранений с полуоболочечными пулями типа "dum-dum", запрещённых Гаагской Декларацией 1899 года и Гаагскими Конвенциями 1907 года. По мнению некоторых правительственных делегаций (Швеции, Югославии, Египта и др.), помимо фрагментации в действии 5,56-мм высокоскоростных пуль содержалось нарушение основного критерия МГП, определяющего незаконность применения конкретного вида оружия:причинение излишних страданий (чрезмерных повреждений).

Контраргументы делегации США сводились к тому что, во-первых, в отличие от пуль "dum-dum" и современных экспансивных пуль, пули 5,56-мм патронов М193 имеют сплошную оболочку, кроме того, их фрагментация конструктивно не предусмотрена. Во-вторых, правовая норма, осуждающая причинение излишних страданий, не содержит конкретных значений параметров, а течение и исход огнестрельных ранений во многом зависит от уровня и своевременности медицинской помощи.

Отсутствие единогласия в позиции специалистов привело к тому, что на Конференции ООН в 1980 году вопрос о высокоскоростных малокалиберных пулях был оставлен открытым.

Конференция ООН призвала государства продолжить исследования раневой баллистики малокалиберных пуль для достижения более глубокого понимания их повреждающего действия и параметров, определяющих ранящий эффект, самостоятельно и в рамках Международных симпозиумов по раневой баллистике.

В этот же период в 1981 году, после принятия на вооружение СА и ВМФ СССР комплекса стрелкового оружия под 5,45-мм патрон 7Н6, Международный Комитет Красного Креста обратился к Правительству СССР с аналогичным обвинением о "негуманности" патронов 7Н6.

Разработка проблемы соответствия малокалиберных пуль нормам МГП, а также рассмотрение принципов построения единой международной методики оценки и контроля баллистических параметров и характера повреждений, причиняемых высокоскоростными малокалиберными пулями, с 1975 года стали основными темами ежегодных международных симпозиумов по раневой баллистике. В 1994 году один из этих симпозиумов проходил в России, в г. Санкт-Петербурге.

Достижениями симпозиумов по раневой баллистике следует считать выработку предложений по методике испытания повреждающего действия новых пуль. Было признано целесообразным проводить испытания повреждающего действия высокоскоростных малокалиберных пуль на трёх дальностях стрельбы -10, 100, 300 метров с использованием как биообъектов, так и имитаторов биологических тканей - блоков из 20 % желатина и глицеринового прозрачного мыла, плотность которых должна соответствовать плотности мышечных тканей тела, а размер блоков по длине соответствовать средней длине раневого канала в теле человека - 140 мм.

В методику определения и контроля повреждающего действия новых пуль было предложено включить следующие основные разделы:

- исследование характера движения и фрагментации пуль в блоках-имитаторах (мыло, желатин);

- исследование размера временной пульсирующей полости (ВПП) в желатине и остаточной полости (ОП) в мыле в качестве показателей тяжести огнестрельного повреждения;

- исследование характера огнестрельных переломов длинных трубчатых костей конечностей.

На прошедших симпозиумах по раневой баллистике при обсуждении параметров, ответственных за повышенное повреждающее действие малокалиберных пуль, в силу крайне радикальной позиции ряда стран не удалось прийти к позитивным результатам.

Так, делегации Швеции, Египта, Югославии, Швейцарии и др. выступили с предложением о безоговорочном запрещении патронов с малокалиберными пулями, обладающими высокой начальной скоростью и эффектом "dum-dum" при ранениях.

Впоследствии делегация Швеции конкретизировала этот проект, предложив запретить применение малокалиберных пуль, которые имеют начальную скорость свыше 1000 м/с, легко опрокидываются (кувыркаются) и деформируются (фрагментируются) в человеческом теле.

Однако согласовать допустимые параметры колебаний и фрагментации пули в раневом канале не представилось возможным. Многие представители отмечали, что "опрокидывание" пуль наблюдается не только при ранениях малокалиберными пулями.

Ряд авторитетных специалистов выступали против абсолютизации скорости как показателя повреждающего действия пули и отмечали, что тяжесть ранения определяется не столько скоростью пули в момент контакта с объектом, сколько величиной кинетической энергии, переданной тканям по ходу раневого канала.

Вполне закономерно, что при подготовке Международной конференции по рассмотрению действия Женевской Конвенции 1980 года о "Запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия" дополнений к протоколам, запрещающим необнаруживаемые осколки, мины и зажигательное оружие, вновь был поднят вопрос об ограничении использования в вооружённых конфликтах малокалиберного стрелкового оружия и боеприпасов к нему.

Так делегацией Швейцарии было предложено запретить или ограничить применение боеприпасов и систем стрелкового оружия калибромменее 12,7 мм, в случае, если используемые в них пули не имеют оболочки или при попадании в тело человека пули передают тканям кинетическую энергию более 25 Дж на каждый сантиметр раневого канала.

Характерно, что идея оценки тя жести повреждающего действия пуль по величине кинетической энергии, переданной на единицу длины раневого канала, была высказана ещё R. Berlin на Ш Международном симпозиуме по раневой баллистике в 1979 г.

Такие опыты были проведены Gawlick и Knappworst. Результаты этих исследований приводят К. Seltier и В. Kneubuehl в труде "WundBallistik" (Berlin, 1992). Авторы подчёркивают, что при выстрелах в желатиновые блоки, длиной 20 см по направлению стрельбы, устойчивые пули 7,62х51 патрона НАТО на дальности 100 м в среднем теряют порядка 30 Дж/см кинетической энергии, в то время как потеря энергии неустойчивых пуль 5,56х45 патрона М193 в равных условиях составляет в среднем 60-70 Дж/см.

Государствам-участникам апрельской сессии Подготовительного комитета 2001 года было предложено провести тестирование существующих и разрабатываемых систем малокалиберного стрелкового оружия и на очередной сессии Комитета в сентябре 2001 года вернуться к обсуждению данного вопроса. При этом выдвигается идея распространить действие Женевской Конвенции 1980 года и новой редакции Протоколов не только на международные, но и на внутренние вооружённые конфликты.

Лев Озерецковский, Станислав Логаткин ООО Байкал .