"Лебединая" песня Антонина Лебеды
В НАШИ ДНИ только редкие ценители, знатоки и коллекционеры оружия знают имя Антонина Винцента Лебеды. Но немногим более ста лет назад это имя было на слуху у каждого уважающего себя охотника. Среди огромного разнообразия охотничьего оружия, ввозимого тогда в богатую Российскую империю, ружья Лебеды ценились особенно высоко. Секрет этой необыкновенной популярности был не только в великолепной выделке и очень верном и сильном бое ружей Лебеды. Очевидно, гордого российского охотника привлекали славянское происхождение чешского мастера и особенно приятное для уха произношение его простой и ясной фамилии. Действительно, кто в России не знал траву-лебеду? А многим случалось и попробовать её в голодное время. В дружной среде охотников о ружьях Лебеды складывались легенды, сочинялись стихи, их любовно называли "лебедиными" ружьями.

В те далёкие, славные, романтические времена, когда общество ещё волновали "Записки охотника" Тургенева, описания лесов и болот Аксакова, "Охотничий календарь" Сабанеева, - леса не вырубались, болота не осушались, реки были полны рыбой, а угодья дичью. В арсенале охотника редко находилось более одного ружья. С одним и тем же оружием охотник мог прожить целую жизнь. И какую жизнь! Ни одна, пусть даже самая приятная, музыка не могла сравниться с громом выстрела из любимого ружья. С ним охотник срастался намертво - что могло быть роднее и ближе, чем тёплый ореховый приклад, изящное цевьё, гордые дамассковые стволы, великолепные стальные рога узорчатых курков, крепкий, как шпага, шомпол, чуткие и отзывчивые спусковые крючки? А блестящая золотая мушка?! А витая спусковая скоба? А тончайшая гравировка с правдивым изображением любимого сеттера или пойнтера... Чудо, а не ружьё!

Забыв про все неурядицы, дыша полной грудью воздухом свободы, счастливый охотник шёл на охоту. Под гулкими ударами "лебёдушки" одинаково верно валились, что крохотный бекас или болотный кулик, что стремительный весенний вальдшнеп, здоровенный степной заяц или таёжный сохатый. Ружьё было поистине универсальным и отлично стреляло дробью или круглой свинцовой пулей. Изготавливал на заказ Лебеда и крупнокалиберные нарезные штуцера для охоты на берлоге. У них была своя, особенная, стать. Короткие, массивные стволы, мощный приклад, высоко поднятые, как крепко сжатые кулаки, курки - придавали оружию мрачную свирепую красоту, которая являлась как бы отблеском этой мужественной и жестокой охоты.

Штуцера штуцерами, а любимым, и самым привычным, оружием российского охотника оставалось двуствольное ружьё. Оружие, которое можно смело назвать - "лебединой" песней знаменитого чешского мастера.

Антонин Винцент Лебеда родился 1 мая 1797 года в селе Чернозице, недалеко от Праги, в семье крестьянина. В Праге он выучился на оружейника и, как это было тогда в обычае у молодых подмастерьев, пустился в долгие странствия по Европе. Некоторое время он работал в Вене у знакомого оружейника Контринера. В начале 20-х годов 19-го столетия Лебеда возвратился в Прагу, где приобрёл мастерскую умершего оружейника Матея Брандея. 25 февраля 1822 г. он получил долгожданный диплом оружейного мастера, в том же году женился и стал полноправным горожанином Праги.

Свой первый заказ молодой оружейный мастер Лебеда получил от князя Рогана, пожелавшего иметь ружьё, способное конкурировать с английскими изделиями. Принимая Лебеду, князь, внимательно осмотрев вручённое ему ружьё, похвалил его, но удивился высокой цене. Пришлось мастеру объяснить это тем, что, создавая изделие, конкурентоспособное по качеству, вынужден был сделать его таковым и по цене. На следующий день князь, опробовав своё приобретение, остался им очень доволен, а Лебеда не только получил требуемую сумму, но и многочисленные заказы от друзей влиятельной особы.

После жестоких наполеоновских войн оружейное производство Чехии переживало кризис. Прошло время богато украшенного, в стиле барокко, оружия. Заказчики предпочитали иметь простые ружья и пистолеты со скромным декором. Правда, круг клиентуры расширился за счёт городского населения, требовавшего дешёвого товара; знать же приобретала оружие во Франции либо Англии.

В этой нелёгкой ситуации молодой Лебеда решился на производство не обычных дешёвых ружей, а дорогих, высококачественных, наподобие известнейших заграничных образцов. Его идея со временем себя оправдала, однако потребовала для своей реализации квалифицированного и тщательного труда. Через несколько лет такой работы ружья Лебеды приобрели в Богемии широкий спрос, а с 1828 г. мастер приступил к вывозу своего оружия за границу. Наибольшей популярностью оно пользовалось в России, но было хорошо известно в Германии, Швеции, Англии, Испании и других странах, даже в Америке.

_ Высокое качество художественной отделки ружей обеспечивалось сотрудничеством Лебеды с известными мастерами Богемии (художниками Манесом и Навратилом, гравёром Коттнером, резчиком по дереву Форличеком и другими). Комбинацию орнамента с охотничьими мотивами на ружьях этого мастера стали выделять как "пражскую гравировку", или "отделку по пражскому образцу".

А.В. Лебеда стремился не только поставлять своим клиентам высококачественное оружие, но и совершенствовать его технические данные. В 1829 г. он получил патент за так называемый "коробчатый" замок - первый чешский патент в области ружейного производства. Следующий патент был взят мастером в 1831 г., а в начале 60-х годов, уже после его смерти, был оформлен патент на его имя - на казнозарядные ружья, у которых ствол откидывался при нажатии на переднюю часть спусковой скобы. Лебеда хорошо понимал значение для фирмы её участия в различных выставках, которые в XIX веке служили важным источником информации о новшествах в промышленности. На пражских выставках 1829, 1831 и 1836 гг. он неизменно награждался серебряными медалями (высшей наградой оружейникам). Позднее его фирма также завоёвывала высокие призы на зарубежных выставках (бронзовая медаль, Лондон, 1851; большая золотая медаль, Мюнхен, 1854; серебряная медаль, Щецин, 1858 и т.д.).

В первые годы своей деятельности Лебеда непосредственно участвовал в изготовлении оружия, позднее же изделия его фирмы стали опознаваться по подписи мастера. В 1835 г. на предприятии Лебеды трудилось 18 рабочих, в 1854 г. их число возросло до 54, в начале 70-х штат фабрики состоял уже из 60 человек. В первой половине 50-х годов Лебеда передал фабрику своим сыновьям. Вначале ею руководил старший сын Антонин (1823-1890), после его ухода с этого поста его заменил младший - Фердинанд (1824-1902). Сам основоположник умер 2 июля 1857 г. Фирма же прекратила своё существование в мае 1888 г.

В самом начале оружейной карьеры Лебеды в ходу были только ружья с кремнёвыми замками. Вскоре, однако, началась эпоха развития капсюльных ружей, и фирма пережила в течение XIX века настоящую техническую революцию - от шомполок до многозарядных ружей. В те времена Лебеда поставлял также ружья и пистолеты систем "Дерринджер", "Флобер" и "Лефоше". В последние десятилетия своей деятельности фирма изготовляла и охотничьи ружья системы "Ланкастер". Помимо этого, выпускалось и гражданское оружие разной конструкции. В ассортименте фирмы были одноствольные и двуствольные нарезные и дробовые ружья, пистолеты, дуэльные и для стрельбы по мишени, револьверы разных систем.

А.В. Лебеда изготавливал оружие исключительно для гражданского рынка - охотничье, спортивное и для самообороны. Только после его смерти фирма стала принимать ограниченное число заказов на военное оружие.

Анализ сохранившегося до наших дней оружия фирмы "Лебеда" показывает, что нумерация её изделий происходила без учёта их типа, назначения и конструкции. Каждое оружие имело свой порядковый номер. Вначале номер ружья наносили на спусковой скобе (предельный - © 3704), позднее он помещался на затыльнике приклада (первый известный номер - 3879). Ближе к концу существования фирмы номер можно было обнаружить на различных деталях изделия (стволах, колодке, затыльнике, цевье и т.д.). У пистолетов и револьверов номер штамповали на стволах, на станине и т.п. Попадается и оружие с факсимиле Лебеды, но без номера. Это могло быть следствием замены владельцем детали, на которой помещался номер.

Вначале Лебеда использовал на своём оружии только первое своё имя (А. Lebeda, Аnt. Lebedа, Аnton. Lebeda), но с конца 20-х годов появились и литеры его второго имени (А.V. Lebedа), и только в исключительных случаях - Ant.Vinc.Lеbеdа, иногда же - 1еЬес1а т Рга. Клеймо выполнено, как правило, на немецком, чешском или французском языках (что выявляется только в прописи месторасположения фирмы - in Ргаg, V Ргаzе, а Ргаguе). Помимо этого, нередко попадаются двуязычные и в различных сочетаниях опознавательные надписи: одна - на стволе, другая - на замочной доске. Подобные надписи имеются и на венгерском, и на сербском языках - видимо, для удобства клиента.

Большинство же оружия, сделанного на фабрике Лебеды, несёт на себе только имя мастера и название места изготовления. В редких случаях текст клейма бывает многословнее. Например, с указанием на приобретение патента (Lebedas Patent), на привилегированное положение мастера (К.к.ргivil. Вuсhsm. АV LеЬеdа) или на владение оружейной фабрикой (А V Lеbеdа к.к. Gewehrfabr. in Ргаg.). Клеймение оружия с указанием полного адреса изготовителя было весьма распространено как среди известнейших французских оружейников XVIII века, так и среди английских мастеров XIX века. Лебеда, пожалуй, был единственным чешским оружейником, который практиковал этот обычай в 30-40-е годы 19-го столетия, ещё проживая в старой части Праги, в доме © 685/1. Этот адрес полностью помещён на ружьях того периода (однако номер дома очень просто мог быть принят за номер оружия из пары). Ранние изделия Лебеды имели ещё и дату изготовления на внутренней стороне колодки, так что на неразобранном ружье эти данные оставались незамеченными. Иногда на ружьях указан и материал, из которого они были изготовлены (Саnon Тогdu), или помещена дарственная надпись либо монограмма владельца - обычно на шейке приклада ружья или на пистолетной рукоятке. Для знати над именем владельца помещалась корона, украшенная жемчужинами. Последний номер оружия, выпущенного фирмой Лебеды, был 11368. В настоящее время в музейных и частных коллекциях хранится несколько более 400 экземпляров оружия (около 3,5% всей продукции фирмы). Многих ружей Лебеды, конечно, уже не сохранилось. Но в то же время ежегодно в музейных каталогах и других публикациях появляются до того не известные творения этого мастера. "Всплывают" ружья Лебеды и на ежегодных аукционах, в Доротеуме, Сотби и других известных торговых фирмах. Точно так же, как имена Кухенрейтера и Лепажа, имя Лебеды является неоспоримым гарантом качества оружия, и потому неудивительна высокая его оценка коллекционерами. Так, цена штуцера с вертикально спаренными стволами середины 19-го века в рыночном каталоге за 1996 г. составляла 18 тысяч долларов.

Дмитрий Дурасов ООО Байкал