Как я охотился на оленей с луком
Когда мы вели под уздцы лошадей через горный хребет, покрытый снегом, а ниже тянулась поолена леса, меня заворожил великолепный ландшафт Британской Колумбии. Я даже не мечтал, что мне когда-нибудь выпадет случай увидеть бескрайние огромные горы, глубокие долины и быстрые реки. Два оленя были замечены здесь вчера ближе к вечеру, и поскольку они, как известно, не склонны мигрировать в течение нескольких дней, мы надеялись быстро найти их снова. Мы были довольно высоко над ними, и утренний ветерок дул из долины.

Они были там, массивные животные, отдыхавшие прямо у края леса в полукилометре от нас. Наше долгое карабканье на эту высь можно считать оправданным, теперь предстояло получасовое путешествие вниз на полторы сотни метров. Оба оленя уже поднялись, принялись за утреннюю трапезу и выделялись темными пятнами на белом ковре. Мой гид, Кевин Фейрли, долго наблюдал за ними, и на глаз определил величину рогов - у обоих они оказались длиной больше метра.

Я начал подкрадываться, шагая по снегу глубиной по щиколотку, одетый в ветровочный костюм и резиновые боты. Я осторожно спускался под гору, но из-за хрустящего снега бесшумное продвижение было затруднительным. Временами я терял животных из вида, но их огромный размер давал мне большое преимущество. Вскоре они оказались примерно в 100 м подо мной, снега на земле почти не стало, и вокруг начали появляться маленькие сосенки. Я решил, что для финального броска слишком шумлю и поэтому снял дождевой костюм (ветровку) и резиновые боты. В одних носках и прилегающей шерстяной одежде я чувствовал себя охотником древности, ступающим по земле босиком и обдуваемым холодным ветром. Вот он - финал охоты! Один на один, осторожное подкрадывание, тихо, все необходимые условия соблюдены - настоящая мечта любого охотника с луком. Медленно приближаясь к зверям, я чувствовал, что был достаточно осторожен, чтобы подкрасться на расстояние выстрела и в то же время остаться незамеченным.

Сердце разрывало грудь. Я подобрался очень, очень близко, но... не видел оленей. Как могли эти гиганты находиться рядом и все же быть вне моего поля зрения? Выяснилось, что я сделал грубейшую тактическую ошибку, которую совершают новички. Мне следовало отметить их местоположение относительно какого-либо приметного объекта (дерева, камня и т.п.). Я упрекал себя за глупость, но этот урок запомнил. Заметили они меня или учуяли и убежали? Может, я прошел мимо?

Спустя мгновение я понял, что они легли отдохнуть, и на местности с высокими кустами были хорошо замаскированы. Теплело, и ветер начал меняться. Может быть, дать им уйти и подождать час-другой? Но будет ли ветер тогда мне союзником? Прошла вечность, когда вдруг справа от меня на холме выросла фигура величественного оленя, уставившегося прямо на меня. Он находился в стороне, на расстоянии 40 метров, должно быть, я прошел очень близко. Я знал, что смогу поразить его, но психологически не был готов к этому да еще стрелять в гору (вверх под углом) не мог решиться. В следующий момент поднялся второй бык. Он был всего лишь в трех метрах от первого, но я его даже не замечал, хотя и смотрел в его сторону. Поразительно, несмотря на их рога, я не разглядел их в 30 метрах! И сразу же два "локомотива" унеслись прочь.

Чуть позже в этот же день в двух милях от лагеря мы выезжали на лошадях из расселины, когда Кевин вдруг резко остановился, соскочил с коня и молча сделал мне знак спешиться. Мы привязали лошадей, взбежали на холм и увидели в 200 метрах от нас красавца-оленя со спутницей. Оценив оленей, рассчитав направление ветра, осмотрев местность и выбрав удобные места для наблюдения, я начал медленное продвижение в их сторону. Помня о прошлой неудачной попытке, я твердо намеревался не дать этому быку уйти. Я решил все сделать правильно, обдумывать каждый шаг. В конце концов, у меня впереди еще целый день.

Двадцать минут спустя я был в 30 метрах от оленухи. Бык пасся тридцатью метрами дальше, и я не мог приблизиться к нему достаточно близко, не спугнув оленуху и не будучи выдан ветром. Нужно отойти назад к лошадям и зайти с другой стороны долины.

Через 40 минут все было готово для финального броска. В течение 20 минут олени были вне моего поля зрения, но я был уверен в их местоположении, зная приметы местности.

Он был в 40 метрах, лежал, глядя в другую от меня сторону. Какой величественный момент! Все было идеально. Но куда подевалась его подруга? Из-за того, что у нее нет рогов, ее очень трудно обнаружить, особенно когда она лежит. Проведя 15 минут в поисках коровы, я убедил себя в том, что она находится дальше, за быком, поэтому решил подкрасться ближе к оленю еще на 10 метров.

И как раз в этот момент она вдруг появилась в 30 метрах слева. Когда она поднялась, поднялся и бык, и оба смотрели на меня. Неужели снова неудача? Я стоял на четвереньках и не особо высовывался из кустов, но чувствовал себя стоящим в одиночестве в центре стадиона, заполненного до отказа зрителями. После пяти минут игры в гляделки, я пришел к выводу, что парочку подводят глаза, и они через кусты не могут различить меня. Ветер дул в мою сторону, но олени медленно пошагали прочь.

Несмотря на провал второй попытки, мне было приятно, что я смог подойти к этим животным на 30 метров незамеченным. Я смог лично убедиться в остроте их слуха и в плохом зрении. Ближе к полудню я обнаружил их снова всего лишь в 200 метрах от этого места. Они не лежали, а приступили к обеду, и за ними легко было наблюдать. Вскоре я был в 50 метрах от них, но ландшафт и другие условия были против меня. Мы находились в лесу, пострадавшем от пожара в прошлом году, было сухо, и идти по сухой листве было все равно, что по кукурузным хлопьям.

То ползя на животе, то передвигаясь на корточках, я снова приблизился к ним на расстояние 40 метров. Сейчас я чувствовал, что знаю все слабости - и их, и свои, - и теперь меня ждет успех. Но нет. Ветер прекратился, и каждый шаг, даже в носках, заставлял животных оборачиваться в мою сторону. Вскоре, несмотря на все мои старания соблюдать тишину, олени забеспокоились и, решив, что приближается хищник, медленно удалились.

Во время четвертой попытки олени снова лежали. Задача сразу упростилась, так как их местоположение было замечено точно, тем самым, облегчая мое продвижение на последних 50 метрах. Обдуваемый встречным ветром, я постепенно сократил расстояние до мирно лежащего быка, уставившегося в другую сторону, до 30 метров. Я не был уверен, что смогу поразить его точно под лопатку, и поэтому ждал. Через 15 минут бык поднялся, но сразу шагнул за большой куст, из-за которого торчали только голова и зад. Затем поднялась оленуха, оба в 30 метрах от меня, и я наблюдал за ними, стоя на колене. Я был рядом, готовый к выстрелу, никем не замеченный, но из-за кустов у меня не было хорошей возможности для выстрела. Я очень хотел выстрелить, очень, но не стрелял. Мне оставалось только с разочарованием наблюдать, как они медленно пошагали в глубину леса.

Провал очередной попытки привел меня к временной депрессии. Я чувствовал себя подобно вратарю, пропустившему очередной мяч в ворота. Но уже через минуту я убедил себя, что сейчас переживаю неповторимые моменты. Во мне снова проснулся энтузиазм. Я не знал, куда и как далеко ушли олени, и увижу ли я их снова. Тем не менее, я страстно намеревался преследовать их в течение всего светлого времени суток.

По всей видимости, фортуна, наконец, повернулась ко мне, потому что через 30 минут медленного шага я заметил сильно раскачивающуюся тридцатиметровую ель. Приближаясь, я подозревал, что это проделки медведя-гризли, часто встречающегося в этих местах. Пройдя еще несколько шагов, я вытаращил глаза: о ствол ели терся олень. Несколько елочек закрывали меня от него. Когда я подошел к нему на 35 метров, я почувствовал непреодолимое желание поскорее стрелять сквозь ветки, но так как олень не видел меня, я позволил себе подойти ближе. В 20 метрах от него я с трудом держал себя в руках. Сердце стучало, как отбойный молоток. Несколько раз у меня возникал соблазн натянуть лук, потому что нас разделяли всего две тоненькие ели. Вдруг он перестал трясти дерево и посмотрел на меня. Желание стрелять даже сквозь ветви стало мучительным. Олень догадался, что я здесь, но не мог точно решить, кто я. Он вышел из ельника на открытое место, постоянно глядя в мою сторону. Когда он терся о ель, он, видимо, готовился к бою с хищником, который преследовал его шесть часов. Холодок пробежал по моей спине, когда я понял, что он обходил меня. И когда я стал полностью обозрим, остановился. Мы стояли друг перед другом, не разделенные деревьями, ничем. Я задрожал. И все же чувства страха и возбуждения в правильных пропорциях позволили мне медленно натянуть лук и спокойно выпустить стрелу. Я до сих пор вижу ее полет как бы в замедленном кадре. Стрела вошла в 6 дюймах за правым плечом, в центральную область по высоте.

Олень смог пробежать только 75 метров, повернулся и посмотрел назад. Он смотрел на меня в течение долгих 30 секунд. Помню, что меня начал мучать вопрос: не будет ли в этом охотничьем приключении второй главы под названием "Преследование раненым зверем". Неожиданно олень стал пошатываться, затем, пытаясь удержаться на ногах, ударился о сгоревшие ели. В конце концов он рухнул, и я как победитель поднял руки над головой.

Вдруг он тяжело поднялся на ноги, и мое сердце замерло. Неужели я слишком рано начал праздновать? Но олень не смог долго продержаться на ногах и наконец рухнул окончательно. Я стал осторожно к нему подходить, но вскоре уже кричал от радости.

М.Калкинс ООО Байкал