Первый выстрел: самый надежный и результативный
Давайте совершим небольшой экскурс в не очень давнее прошлое нашей охоты. Большинству известно, что у охотников, для которых охота была не только приятным времяпрепровождением, но и материальным подспорьем, преобладали одноствольные однозарядные ружья и зачастую, почти до 20-х годов нашего столетия, шомпольные. Психология в отношении охоты у них была проста: можно сколь угодно времени потратить на поиск, скрадывание и прицеливание, но выстрел должен быть верен, потому как возможности выстрелить второй раз не будет.
Вспомним удивительное мастерство сибирских промышленников, их способность стрелять белку "в глаз". Можно принципиально оспаривать возможность столь точных попаданий, но, как говорят, "нет дыма без огня", мастера стрельбы среди них были замечательные. И все их удивительные способности в стрельбе следует отнести прежде всего к высочайшей ответственности выстрела. Столь серьезное отношение к выстрелу и охоте вообще способствовало и сохранению дичи в угодьях, т. к. не было бесцельной (неправильной) стрельбы и, как следствие, число раненых и не добытых животных сводилось к минимуму.
Современный оружейный рынок многообразен. Однозарядное охотничье оружие, конструкция которого предполагает ручное перезаряжание после каждого выстрела, выпускается в небольшом количестве. Наиболее распространены модели двуствольные, самозарядные дробовые одностволки (Браунинг, Ремингтон, Бенелли и др.), а также магазинные винтовки (карабины) и дробовики, где экстракция стреляной гильзы и досылка нового патрона производится движением затвора рукой. По быстроте производства второго выстрела на первом месте стоят, пожалуй, двуствольные системы, на втором - самозарядки, на третьем магазинные с подвижным цевьем, а потом идут уже образцы с продольно-скользящими затворами и ручным перезаряжанием. Те, кому приходилось бывать на открытии охоты по водоплавающим в местах с большой численностью дичи и не меньшим же количеством охотников, наверное заметили, что одиночных выстрелов звучит гораздо меньше, чем дуплетов. Причем если наблюдать за стреляющими, очень скоро можно установить простую зависимость: чем торопливее дуплет, тем больше шансов, что он безрезультатен. Не хочу занимать место и приводить другие характерные примеры, кое-что будет дальше по тексту, но, по-моему, в большинстве случаев скорострельность плохо служит охотнику. Надежда, что в запасе есть второй быстрый выстрел, очень многих расслабляет и провоцирует небрежность в прицеливании и, как следствие, либо чистый промах (лучший вариант), либо подранок. В данном случае разговор пока идет о стрельбе дробью. Общеизвестно, что на расстоянии 35 метров дробовая осыпь патрона 12 калибра с седьмым номером дроби из ствола с получоковым сужением составляет примерно 1 метр в диаметре и, естественно, достаточно шансов, что хоть одна дробинка да зацепит птицу. По полету далеко не всегда можно определить, что птица ранена. Она вроде благополучно улетает, скрывается из глаз, и происходящее с ней дальше стрелку неизвестно, но последствия можно предположить. Любая причина, в том числе и ранение, не угрожающее непосредственно жизни животного, но нарушившее привычный жизненный ритм, ослабившее реакцию, выносливость или скорость передвижения, ставит его на грань жизни и смерти. Смерть зачастую берет верх. Как правило, об улетевших птицах, даже явно раненных, сожалеют недолго, и сколько ушло и погибло подранков - одному Богу известно. Нужно учиться стрелять и научиться стрелять хорошо. Я не могу в этой статье. рассматривать различные методики тренировок, каждый обязан тренироваться в меру своих возможностей и набирать практику на охоте, но хотел бы обратить внимание читателей на психологический элемент выстрела, т. е. отношение к нему. Прицеливаться в дичь надо каждый раз так, как будто патрон у вас единственный и поправить при промахе ничего нельзя. Если относиться к первому выстрелу так, как он этого заслуживает, то результат не заставит себя ждать и последующие просто не понадобятся.
По характеру первый выстрел по любой дичи, будь то утка или лось, гораздо проще последующих. Давайте разберемся в этом подробнее, возьмем обычные примеры. На утином перелете летящая утка видна задолго до выстрела. Думаю, читатели меня поймут, что "задолго" - понятие условное, но определяющее время, достаточное для подготовки. Есть возможность определить расстояние и примерное место пролета птицы, приготовиться и прикинуть упреждение в зависимости от скорости и направления, может быть заранее поднять ружье и выверить положение мушки относительно прицельной планки, т. е. сделать все необходимое для результативного выстрела. Согласимся, что при подобной подготовке и наличии некоторого опыта шанс взять утку первым выстрелом вполне реален. Посмотрим, что представляет собой комплекс причин, влияющих на плохие результаты второго выстрела в дуплете. Полное отсутствие времени на подготовку, изменение направления, увеличение дистанции и скорости полета птицы, отдача первого выстрела, которая заставляет снова проводить весь процесс прицеливания и т. д. В общем, шансы на успех значительно снижаются. Безусловно, все вышесказанное отнюдь не может относиться ко всем охотникам. Есть великолепные стрелки, которые, сделав по каким-то причинам промах первым выстрелом, мгновенно определяют свою ошибку, вносят необходимые поправки на нее, на другие изменения условий выстрела и успешно поражают цель. Но из общего числа охотников таких все-таки меньшинство.
При охоте на глухарином току у охотника вообще практически имеется только один выстрел. И если он сделан по плохо видимой птице, или через ветки, или с запредельной дистанции, или с прочими небрежностями, на хороший результат можно не надеяться. Заметим, что этот единственный выстрел на току гораздо чаще вещает победу, нежели многочисленная стрельба даже в обильных дичью угодьях.
Теперь хотелось бы остановить внимание читателя на пулевом выстреле, Все, что было сказано о дробовой стрельбе, вполне справедливо и для пулевой. Точно так же редко второй выстрел (и последующие) исправляют результат первого. Звери, конечно, не летают, но попасть пулей, да еще по месту, в лося, бегущего в частоколе деревьев, хотя бы метров с 60-70, пожалуй, не менее сложно, чем в летящую птицу. По существу охота на копытных ведется тремя основными способами: с подхода, из засидки (солонцы, потравы) и загоном. Первые два вида охот определенно рассчитаны на один выстрел, поскольку охота из засидки проводится в сумеречное и темное время суток, а скрадом - либо большая дистанция стрельбы, либо зверь стоит в зарослях, что тоже практически исключает второй выстрел. Во время загонной охоты ситуации возникают разные, но, как правило, если зверь не настеган выстрелами, для нормального прицеливания тоже есть время.
При охоте на засидке успех обеспечивает один выстрел. Выходя на солонец или кормовое поле, все звери ведут себя очень осторожно, и несмотря на то что во время кормежки через некоторое время они несколько расслабляются, но инстинкт делает свое дело, и при малейшей опасности животные настолько быстро исчезают с открытого места, что практически не дают шансов на повторение прицельного выстрела.
Теперь об охоте с подхода. Наши лесные звери если кормятся на относительно открытых местах, редко отдаляются от спасительных зарослей, поэтому охотнику тоже приходится рассчитывать на один выстрел. Когда зверь виден издалека, к нему стремятся подойти на надежный выстрел и прекращают скрадывание, когда желание подойти ближе чревато испугом зверя и срывом охоты. А стрельба с запредельного расстояния в надежде поразить объект хоть каким-то одним выстрелом из серии очень редко дает положительный результат.
Ну и загонная охота. Аккуратно тронутые в загоне звери, как правило, идут достаточно спокойно, прислушиваясь и стараясь точнее определить степень и направление опасности. На стрелковую линию выходят спокойно, давая возможность стрелку хорошо выцелить и произвести надежный выстрел. Но первый же выстрел на линии кардинально меняет ситуацию в загоне. Звери начинают или метаться, или возвращаются назад, стремясь прорваться через загонщиков, или быстро бегут вдоль стрелковой линии, проскакивая через нее на большой скорости, не давая не только первому стрелку сделать надежный второй выстрел, но и лишают такой возможности других участников охоты.
Не знаю, насколько мне удалось убедить читателя в правильности такой позиции, но мне кажется, на нее следует обратить внимание, особенно людям заинтересованным.
Первым и основным условием результативного выстрела безусловно является пристрелка оружия. Для дробового выстрела не имеет большого значения смещение центра осыпи дроби на 10-15 см на дистанции 35 метров, зато очень важен правильный выбор номера дроби и патрона в целом по характеристикам резкости и кучности боя. Пристреливать же гладкоствольное ружье пулей совершенно необходимо именно на точность попадания. У двустволок обязательной пристрелке подлежат оба ствола. Обычная для загонной охоты дистанция стрельбы -50-60 метров, и именно на такое расстояние нужно пристреливать ружье. Большой выбор пуль для гладкоствольных ружей дает возможность подобрать оптимальный тип к конкретному ружью. Простота прицельных приспособлений и относительно небольшая дистанция стрельбы при правильном подборе пули и способе снаряжения позволяют пристрелять ружье однажды и затем повторять пристрелку только при изменении каких-либо компонентов патрона или установке новых прицельных приспособлений.
С нарезным оружием все гораздо сложнее. Несмотря на то что стрелок сам не занимается снаряжением патронов, пристрелки требуют и различные дистанции, и каждый тип патрона. Мало знать, что винтовка (карабин, тройник и пр.) точно бьет в цель при определенной установке прицела, - опытный стрелок должен представлять, какую визуальную поправку нужно сделать при прицеливании, чтобы стрелять на различные дистанции, не меняя положения прицела, т. к. иногда на это не бывает времени. Все это достигается пристрелкой. От знания возможностей своего оружия во многом зависит результативность стрельбы. Не зря в литературе о патронах к нарезному оружию в их характеристиках присутствуют данные о превышении траектории полета пули над линией прицеливания на различных дистанциях.
Теперь о самом выстреле. Уже говорилось, что небольшая ошибка в прицеливании для дробовой стрельбы допустима. В пулевой стрельбе ошибки исключаются. Пуля одна, и она должна попасть в цель. На простом примере можно представить себе, как меняется точка попадания от ошибки одного типа в прицеливании. Наверное каждый, кто брал в руки ружье, прицеливался в какую-то точку и пытался удержать его в таком положении хотя бы несколько секунд, видел, как колеблется, "играет" конец ствола. Представим, что он совершает самое простое колебание только вверх и вниз с полной амплитудой 2 мм, т. е. от идеальной линии прицеливания на 1 мм вверх и на столько же вниз. Допустим, пуля вылетает из ствола в крайней верхней точке. Условно приняв длину прицельной линии в 500 мм, получаем на 200 м отклонения на 40 см. Это не совершая никаких других ошибок в производстве выстрела. Естественно, что толку от второго и последующих выстрелов будет еще меньше по причинам, о которых говорилось выше. Поэтому, на мой взгляд, применение на охоте самозарядного нарезного оружия мало что дает для повышения результативности стрельбы, тогда как подранков плодит в изобилии.
В своей более чем сорокалетней охотничьей практике мне приходилось пользоваться почти всеми типами оружия, особенно во время работы по испытаниям патронов для нарезного охотничьего оружия, и все то, о чем я пишу, основано на собственном опыте. Уже многие годы и на промысле, и на большинстве любительских охот я пользуюсь двуствольным ружьем МЦ-5, верхний ствол у которого кал.5,6 мм под патрон бокового огня, а нижний под отечественный 9x53 (9x54R), т. е. по существу система однозарядная. При охоте на крупного зверя работает нижний ствол, а на пушном промысле - верхний. Ежегодно перед зверовым сезоном я провожу контрольную пристрелку. В прошлые годы, попав на промысел в таежные угодья, одной из первых задач всегда была пристрелка. Случалось так, что потом на протяжении всего охотничьего сезона (либо времени на промысле) приходилось сделать всего один выстрел по крупному зверю, и почти всегда он был результативным. Однозарядное оружие не только приучило к строгому отношению к выстрелу, но и заставило уделять особое внимание самому процессу охоты. И уже очень давно я не испытываю неудобств от отсутствия магазина в своем ружье, так как глубоко убежден, что успех охоты практически всегда решает первый выстрел и относиться к нему надо соответственно.

А. Блюм, Охота и охотничье хозяйство 11/2006 ООО Байкал - .