Об убойном действии пуль
Убойное действие пули - это выражение постоянно кочует из статьи в статью, из книги в книгу, но очень редко ему дается конкретное объяснение.Чтобы читатель проникся сложностью работы по определению убойного действия пули, позволю себе привести один абзац из книги группы авторов по криминалистическим исследованиям патронов. "Многие данные заимствованы судебной баллистикой из военного дела, где исследования по определению убойной силы оружия и боеприпасов проводятся для выяснения их способности к выполнению определенных боевых задач, проверки результатов конструкторских работ и пр. Военные экспериментальные методы определения убойного действия пуль сложны и предусматривают учет таких факторов, как уязвимость разных зон человеческого организма, вероятность попадания в определенные их участки, внешне баллистические характеристики и разрушительный эффект пули и пр. Каждый из факторов имеет многоступенчатые градации с оценочными индексами. Результат испытания выражается отвлеченными числовыми показателями, определяемыми путем статистической обработки индексов, и показывает преимущества или недостаточность характеристик испытуемых боеприпасов с их аналогами". В такой деталировке, как у военных, провести эти исследования практически невозможно, а в упрощенном варианте вряд ли получим достоверную картину.
Необходимые испытания охотничьих патронов в натуре проводятся, как правило, на ограниченном количестве однотипного живого материала, в процессе которых в укрупненных показателях определяется соответствие (или несоответствие) действия пули на практике теоретическому прогнозу. Причем анализировать характер поражения можно, естественно, только у тех животных, которые попали в руки стрелка, не добытые же подранки не дают ответа, почему ранение не оста-вило зверя на месте.
Испытания патронов, в которых мне пришлось участвовать, были ориентированы на конкретные виды. Разработанный в конце пятидесятых годов патрон кал. 5,6 мм с высокой начальной скоростью пули (5,6x39) должен был дать первое специализированное оружие на промыслах тюленей в Белом море и Каспии, сурка и сайгака в Казахстане, где в те годы проводились массовые заготовки этих видов. В силу некоторых особенностей промысла одних животных и небольших размеров других исследовать раневой канал было очень сложно, правда такая задача и не ставилась. Тюлень и сурок должны биться по голове по причине одной для обоих видов - при попадании по корпусу, даже в агонии, зверь, как правило, пропадал для охотника: тюлень сваливался в воду, а сурок уползал в нору. Попадание по голове приводило к мгновенной смерти, а ее разрушение, иногда полное (у сурка) и частичное (у тюленя), не влияло на качество продукции. Иное дело сайгак. При промысловых отстрелах основной продукт - мясо, и пуля, убивая зверя, не должна была наносить чрезмерных разрушений мышечным тканям.
Сложность в отслеживании характера раневого канала состояла в том, что толщина мышечного слоя у сайгака только у стегна задней ноги превышает 7 см, а в зоне передней лопатки, куда обычно целит стрелок, в среднем не более 5, а на ребрах и того меньше. Полуоболочечная пуля патрона 5,6x39 в зависимости от дистанции стрельбы вела себя по-разному. При стрельбе на 50-60 метров в область передней лопатки раневой канал сразу от места попадания в мышечных тканях имел диаметр 2-3 см, и если не была задета кость, в грудную полость проникали, как правило, уже части пули (свинцового сердечника и оболочки), причем самой крупной обычно бывала дон-ная часть оболочки, они-то и наносили повреждения внутренним органам. С увеличением дистанции до 150 метров раневой канал в мышцах сужался до 1 - 1,5 см и в полость проникала хотя и сильно деформированная, но почти целая пуля и уже сама поражала полостные органы, редко проходя навылет, а чаще застревая под шкурой или в мякоти другой передней ноги.
Пример с сайгаком я привел для того, чтобы показать, что в нашу задачу не входило детальное исследование поражающей и проникающей способности пули и оценивались они только визу-ально. Основной же нашей задачей было по результатам отстрела нескольких сот экземпляров определить достаточность убойной силы этого патрона на дистанциях до 200 метров по проценту ухода подранков и степень порчи мяса в месте попадания для расчета возможных потерь.
Примерно такой же характер носили испытания патронов 8x66 м и 9x54R при отстрелах кабана и лося, только счет экземпляров велся не на сотни, а на десятки. А еще определялись предельные дистанции результативной стрельбы.
К сожалению, в нашей стране пули для охотничьего оружия выпускаются в большинстве своем одного типа - полуоболочечные, которые относятся к разряду экспансивных, и очень часто возникает вопрос: "Когда происходит основная деформация полуоболочечной пули - в процессе удара в тушу зверя или же при последующем движении по живым тканям?" Основываясь на довольно большом опыте работы с такими пулями, постараюсь ответить на него. Мне уже приходилось писать об этом, но повторю еще раз, что мое твердое убеждение - в момент удара. Попробую убедить в этом читателей на двух конкретных примерах.
Первый. Патрон 5,6x39, пуля полуоболочечная. Дистанция стрельбы 20 метров, сайгак, бежавший с большой скоростью, по инерции пролетает еще метров 10 и падает мертвым. Сзади лопатки поверхностная рана примерно 6 см в поперечнике. Шкуры и мышечного слоя, толщиной около 1,5 см, на этом участке нет, видны ребра, но они целы. При вскрытии все внутренние органы оказались не повреждены. От самой пули ничего не осталось. Тем не менее сайгак мертв. Очевидно, что животное погибло от шока - в данном случае очень мощного потрясения организма, вызванного попаданием пули в область нахождения жизненно важных органов. На дистанции 20 метров полуоболочечная пуля весом 3,5 г несла энергию примерно в 1170 Дж, в момент удара в зверя при передаче ему своей энергии деформация пули имела взрывной характер, причиной чего стала непрочность материала, из которого она изготовлена: сердечник -свинец, оболочка - томпак толщиной 0,3 мм. Как видим, в этом случае ее деформация (разрушение) произошла именно в момент удара, а не в процессе движения внутри тела животного. Этот случай не исключение, а правило, потом я намеренно несколько раз вызывал подобную ситуацию.
Второй случай, но уже с пулей патрона 9x54R (полуоболочечная, вес 15г). Пришлось стрелять медведя практически в упор. Пуля прошла под нижней челюстью в верхнюю часть грудной кости. В этом месте кость прикрыта слоем мышц толщиной не более 4 см. В результате пробита шкура, разрушена мышца, а кость цела и дальше нет ни раневого канала, ни поражения внутренних органов, ни самой пули, а медведь убит. Хотя весу в нем было более 200 кг.
Приведенные примеры вполне определенно доказывают, что основная деформация пули происходит именно в момент удара. Чаще всего за критерий убойности принимается энергия пули, однако практика показывает, что это далеко не всегда соответствует истине. Энергия пули рассчитывается по той же формуле, что и энергия любого другого движущегося тела: W=mv2 /2.
Как видно из формулы, энергия меняется по двум составляющим, находящимся в числителе: m - массе пули и v - скорости в точке расчета, т.е. достичь желаемой величины энергии можно, изменив либо массу, либо скорость. Однако если изменение массы влияет на энергию в прямой пропорциональности, то изменение энергии за счет скорости пропорционально уже квадрату последней (см. формулу). Значит, увеличивая скорость пули, гораздо быстрее можно добиться больших значений энергии, чем увеличивая только массу. Всегда ли высокая энергия пули определяет и ее высокую убойность? В начале века, когда появились бездымные пороха и увеличение скорости пуль перестало быть проблемой, многие практики охоты решили, что теперь и маленькая пулька, разогнанная до 1000 м/сек, способна поразить любого самого крупного зверя, хоть тебе капского буйвола, хоть тебе слона. И действительно такие случаи были. Недеформирующаяся, из твердого материала пулька с небольшого расстояния пробивала черепные кости и, попав в мозг, убивала этих гигантов. Но мозг -- единственный орган, при поражении которого животное если и не умирает мгновенно, то теряет способность двигаться. Однако при невозможности идеально точного попадания оружие под такой патрон становилось бесполезным.
Скорость пули в момент удара - чрезвычайно важная составляющая убойной силы, но не менее важен вес, калибр, а также конструкция и форма пули. Что в практике охоты считается достаточной убойностью? Это если при попадании в область грудной клетки животное сразу потеряло способность передвигаться (навсегда, а не на короткое время) либо отошло всего на несколько десятков метров, не создав проблемы для своего поиска. Еще раз хочу напомнить, что разговор идет о крупных зверях, таких, как лось, медведь, кабан, марал.
Посмотрим, что пишет С.А. Бутурлин об убойности пуль. "Для того чтобы убить зверя, мало одной резкости боя, т.е. глубины проникновения пули в тушу зверя. Свинцовая пуля, способная пробить 13-15 сантиметровых отдельно стоящих сосновых досок, имеет достаточную силу проникания для самых крупных наших зверей. Нужно еще, чтобы проникновение это происходило с достаточной скоростью, иначе пуля будет только скользить по костям, сминать и отстранять со своего пути сухожилия, кровеносные сосуды, нервы и пучки мышц, а не разрушать их. Нужно еще, чтоб разрушения органов и потрясение всего организма были достаточно велики, и только тогда зверь ляжет на месте.... Даже пробитое без достаточного потрясения и разрушения сердце - один из важнейших органов - все же иногда позволяет зверю двигаться несколько минут". Дважды в этом тексте автор говорит о потрясении организма животного, т.е. о том, что мы теперь чаще называем шоком.
Энергия, которой обладает пуля, работает на поражение по двум направлениям: глубиной проникания с попутным разрушением органов, и тканей и передавая себя телу животного через удар в момент касания пули. Остановимся сначала на второй позиции. Несложно понять, что чем острее пуля, тем дольше она сохраняет скорость в полете, т.е., рассекая воздух, "плоскость" острия тратит очень мало энергии на преодоление его сопротивления. То же происходит и в другой среде, в т.ч. и в теле животного.
Значит, чем острее пуля, тем меньше она отдает энергии в момент удара и позже. И еще, чем меньше угол пулевого конуса, тем меньше энергии ее боковая поверхность отдает зверю. Получается, что острая пуля делает гораздо меньшее потрясение организму, чем тупая. Вспомним простой прием, которым издавна пользовались зверовые охотники. Для повышения убойности сплошных оболочечных пуль от трехлинейки им опиливали острый конец, т.е. делали плоскую вершинку. Конечно, при дальней стрельбе страдала точность боя, но на сравнительно небольших дистанциях убойность пуль очень повышалась. Особенно возрастало останавливающее действие. Можно, конечно, возразить, что пули, способные к деформации, теряют свою остроконечную форму при попадании в зверя и увеличиваются в диаметре. Это верно, но способность пули к де-формации в большей степени влияет только на диаметр раневого канала и в меньшей - на шок, т.к. изменение ее формы происходит в результате удара и, значит, после него. Исключение, по-жалуй, составляет только случай, когда уже деформированная в результате удара в тушу пуля, еще не успев потерять большую часть своей энергии, сразу встречает на своем пути препятствие из плотных тканей, например лопаточную кость, и уже большей площадью своей деформированной "головы" всю оставшуюся энергию передает зверю. Этим и объясняется мгновенное падение лосей при попадании полуоболочечной пулей даже патрона 7,62x39, особенно в нижнюю часть лопаточной кости, в зону основных жизненно важных органов, с расстояния 50-70 метров.
Можно с уверенностью утверждать, что от калибра, веса и формы пули при достаточной ее скорости зависит потрясение (шок), которое получает зверь при попадании, а большой вес еще способствует сохранению пулей скорости в теле животного и, следовательно, увеличению зоны поражения. Причем начальная скорость пули отходит как бы на второй план. В подтверждение вышесказанного позволю себе несколько примеров. Охотники старшего поколения, особенно те, которым приходилось бывать и охотиться в Приморье и Восточной Сибири, слышали об удивительной результативности охоты по крупному зверю с Берданой. После перевооружения Русской армии винтовкой С.И. Мосина большое количество винтовок системы Бердан-2 попало к охотникам. Но, как известно, система системой, а голова всему патрон. Его характеристика: диаметр ведущей части пули - 10,92 мм; вес пули - 24 г; начальная скорость - 442 м/сек; порох черный. Дульная энергия пули этого патрона равнялась 2332 Дж. Так вот, этот патрон обладал замечательным убойным действием по лосю, кабану, изюбру, медведю на дистанциях до 200 метров. Заметим: при весьма невысокой скорости пули.
Второй пример. Наш отечественный патрон 9x54R. Его характеристика: диаметр ведущей части пули 9,27 мм, вес пули 15 г, начальная скорость 680 м/сек, а дульная энергия 354 кгс/м. Оружие под этот патрон выпускалось в те времена, когда владение частных лиц нарезным оружием в нашей стране было очень редким, и попадало оно большей частью к штатным охотникам промысловых охотничьих хозяйств. Так вот, те охотники, которым приходилось пользоваться таким оружием при отстрелах лосей, а лоси в таежных угодьях не чета по размерам нашим подмосковным, единодушно утверждают, что патрон 9x54R no своим убойным качествам на дистанциях до 200 метров превосходит патрон 7,62x53-13, не говоря уже о 7,62x51. Что ставит патрон Берданы и девятимиллиметровый по убойности на средних дистанциях выше патронов кал. 7,62 мм? Конечно, калибр, вес и гораздо менее острая форма пули.
Многие читатели спрашивают: "От чего конкретно возникает шок при попадании пули? Каков физиологический механизм этого процесса и всегда ли он одинаков? Получается, что чем крупнее калибр, больше вес пули и менее острая форма ее головной части, тем больше ее останавливающее действие". Надо определиться, что такое шок как явление, которое интересует нас, охотников. Я не физиолог, но думаю, что под шоком мы понимаем такую реакцию организма животного, когда, не имея явных повреждений, несовместимых с жизнью, зверь либо полностью теряет способность двигаться, либо его действия теряют осмысленную направленность. На мой взгляд, при ударе большой силы, сконцентрированном в очень малом промежутке времени, происходит нарушение сигнальных функций центральной и периферической нервных систем. Пол-ное прекращение прохождения нервных импульсов к жизненно важным органам ведет к остановке сердца и дыхания, частичные же нарушения вызывают потерю ориентировки и замедление двигательных функций.
Нет прямой зависимости убойной силы от той энергии, которую отдает пуля при попадании, и веса животного, но подтверждено испытательными отстрелами, что большое значение имеет площадь, через которую передается эта энергия, т.е. диаметр (калибр) пули и ее форма. В коже теплокровных животных огромное количество нервных узелков и окончаний, связанных с центральной нервной системой. Чем больше диаметр пули, а значит и площадь ее поперечного сечения, тем большее число нервных сплетений будет разрушено ударом пули и тем более мощное потрясение получит ЦНС. Так, например, по площади поперечного сечения пуля отечественного девятимиллиметрового патрона превосходит свою меньшую подругу кал. 7,62 в 1,35 раза.
Вот как говорится о пулях в уже упоминавшемся криминалистическом труде. "Пули больших калибров, предназначаемые для охоты на крупных и опасных животных Африки и Азии, как пра-вило, имеют закругленные вершинки, поскольку такая форма способствует максимальной передаче энергии организму животного и меньшему отклонению пули при встрече с костями, сухо-жилиями и пр.".
Вес - прямая составляющая энергии. Тяжелая пуля более инертна, а потому медленнее теряет скорость и, значит, энергию, чем легкая того же калибра. Посмотрим пример. Сравним два патрона 7,62x51 и 7,62x54R. У первого вес пули 9,7 г, у второго - 13 г (при одинаковой конфигурации). У первого начальная скорость 910 м/сек, у второго - 771 м/сек, разница 140 м/сек. А на трехсотметровой дистанции они практически сравнялись: у первого 570 м/сек, у второго 554 м/сек. Потеря скорости у 7,62x51 составила 356 м/сек, а у 7,62x53 - 217 м/сек. Более глубокое проникание у тяжелой пули и в тушу зверя.
Часто в разговорах о преимуществах нарезного оружия на охоте и оправдывая слабый патрон, говорят о возможности точного выстрела по абсолютно убойному месту - в голову, спинной мозг (позвоночник) или сердце. Такой выстрел вполне возможен, но не столь часто, как это может показаться на первый взгляд. Попасть с руки в голову с расстояния 70-80 метров стоящему крупному зверю можно, но вот уверенно в позвоночник - уже проблема, так как его местонахождение неясно выражено, скрадывается длинным волосом на спине, положением зверя и пр. С увеличением дистанции стрельбы, да еще по движущемуся животному, вероятность точного попадания прогрессивно снижается. На мой взгляд, не стоило бы вести и разговор в широком аспекте об убойности и останавливающем действии, если бы попадание в необходимую точку туши зверя было очень простым, но пуля чаще приходит в "область" расположения жизненно важных органов, и ее поражающее действие должно быть достаточным именно при таких попаданиях.

А. Блюм, Охота и охотничье хозяйство 7/2007 ООО Байкал