Каким должно быть действие пули?
Полагаю, что любому охотнику интересно знать, что происходит с его пулей после того, как она попадает туда, куда он ее направил. Мне тоже. Давайте попробуем вместе разобраться в этом простом (но только на первый взгляд) действии.
Что может произойти с пулей после того, как она попала в цель? Она может остаться в теле добытого вами животного, а может пройти навылет. И что же лучше? Вот это-то и является предметом дискуссий.
Одни считают, что пуля должна израсходовать всю свою энергию в теле животного. Другие отдают предпочтение пулям, оставляющим после себя и выходное отверстие. Кто прав? Давайте попробуем разобрать хотя бы какую-то часть "за" и "против".
Большинство охотников судит о качестве пули по тому, как животное реагирует на выстрел. Если животное падает, значит пуля хорошая. Если зверь убегает, пуля - дрянь. Причем игнорируется даже тот факт, что именно охотник несет ответственность за то, чтобы пуля попала туда, куда надо, т.е. в область жизненно важных органов.
Находятся любопытные, которые, разделывая добычу, обнаруживают свою пулю. И если ее внешний вид отвечает их ожиданиям (т.е. это грибообразные рекламные пули, которые мы обычно видим в каталогах), то они будут до конца жизни петь дифирамбы этой пуле и прославлять ее производителей, даже если им никогда больше не удастся ее найти. Все мы так обычно и делаем: от добра добра не ищем, свое болото хвалим и т.д. Весьма легко и прийти к ошибочному заключению, если оно основано на относительно небольшом количестве добытых животных.
Каждый выстрел по крупному зверю - это уникальное сочетание таких факторов, как погода, дистанция, место попадания пули, физическое состояние животного и его темперамент. Попробуйте предложить физику-ракетчику точно предсказать действительное воздействие пули на животное, и у него голова кругом пойдет.
Предположим, что стрелок сделал все правильно, и пуля прилетела куда надо. Даже в этом случае эффект попадания предсказать трудно. Учтем хотя бы то, что в конце лета и начале осени шерсть и мех животных короче, а слой жира не такой толстый, как в конце осени. Густая длинная шерсть, покрытая грязью, оказывает колоссальное сопротивление пуле.
Животное, находящееся в спокойном, непотревоженном состоянии, реагирует на выстрел совершенно по-иному, чем то, у которого мышцы напряжены и адреналин из ушей капает. Нельзя сравнивать реакцию на выстрел мощных самцов в период гона с реакцией молодых представителей того же вида. И давайте не будем забывать о виде животного. Кости, мускулы и сухожилия крупных хищников ни в какое сравнение не идут с теми же частями тела большинства травоядных. Все эти факторы и многие другие влияют на действие пули и на реакцию животного.
Один пример из собственной практики. Все условия в этих случаях абсолютно одинаковы. Оружие: "Винчестер" М70 "Рейнджер", патрон: .30-06 "спрингфилд", пуля: "Хорнади Интерлок" массой 165 гран (10,7 г) со скоростью 897 м/с, дистанция: 130 и 155 м (замерено лазерным дальномером). Но в первом случае молодой олень (вес -82 кг) после того, как пуля, пробив легкие, усвистела в болото, пробежал еще метров 70. Через два дня в тех же местах другой молодой рогач (вес - 86 кг), при абсолютно идентичном попадании пули, также прошедшей навылет, сделал только пару шагов. Я был в полном недоумении. А мой друг, охотник с пятидесятилетним стажем, сказал: "Первого белохвостого ты поймал на вдохе, а второго - на выдохе". Вот такие дела!
Довольно часто приходится слышать, что если пуля прошла навылет, то она впустую израсходовала часть своей энергии. И наоборот, если она осталась в теле животного, то вся полезная энергия была использована на умерщвление этого животного. Интересно, мы что, с Чубайсом спорим о сохранении энергии? Мы - охотники. И прежде всего нам важно одним выстрелом завершить наше охотничье дело. В реальном мире животные плевать хотели на какую-то там энергию. Ваша пуля попала туда, куда надо. Она разрушила жизненно важные органы животного. С точки зрения нашей с вами физики, оно мертво. Но в большинстве случаев оно еще не знает об этом. Поэтому крайне редки случаи, когда зверь сразу падает после первого выстрела. Гораздо чаще охотнику приходится идти по следу, даже в том случае, если пуля попала именно туда, куда он ее направлял.
Но давайте все же поспорим с защитниками теории "сохранения энергии". Рассмотрим идеальную ситуацию. Вы незаметно подкрались к оленю, стоящему к вам боком. Ваша пуля попала точно под лопатку, прошла между ребер, пробила легкие и остановилась под шкурой на противоположной стороне. Ваш олень упал на месте или упал, пробежав 30 метров. Пуля сделала свое дело, она израсходовала все свои джоули в теле животного. Мы можем гордиться достигнутым и петь славу нашей эффективно-экономичной пуле.
А теперь давайте представим гораздо чаще встречающиеся, но далеко не идеальные случаи. Что если вам пришлось стрелять под короткие ребра, направляя вашу пулю к противоположному плечу? Ведь в этом случае ваша пуля должна пройти вдвое большее расстояние и донести все свои джоули. Но если в первом случае она затормозила, пройдя самое короткое расстояние, то хватит ли у нее энергии на расстояние вдвое большее? Всякий скажет, что второй выстрел тоже смертелен, никакой зверь не выживет с пулей в брюхе. Но мы ведь с вами не убить того рогатого за тридевять земель прилетели, а добыть. Мы не хотим, чтобы животное мучилось, мы также не хотим за ним гоняться несколько часов. Поэтому нам нужна пуля, способная дойти до жизненно важных органов животного, с какого бы угла мы не стреляли, и проделать там нужную нам работу. И нам нет никакого дела до "впустую потраченной" энергии.
На самом деле нам должно быть крайне важно, чтобы как можно больше наших пуль прошло навылет. У меня на это есть две причины: достаточная проникающая способность и кровяной след. Полагаю, что моя логика довольно проста. Если пуля всегда остается в теле животного, даже в таком идеальном случае, который мы рассмотрели выше и который требует наименьшей проникающей способности и представляет наименьшее сопротивление, то как же мы можем ожидать более глубокого проникновения при других, не таких идеальных вариантах выстрела? Мой ответ: не можем! Моя пуля обязана пробить все тело животного, с какого бы угла не был произведен выстрел.
Теперь о второй веской причине, почему мы должны требовать от нашей пули, чтобы она "впустую" израсходовала часть своей энергии: большая дырка на противоположной стороне тела, из которой вытекает ярко-красная жидкость. Уверен, что животных, падающих от выстрела на месте, гораздо меньше, чем тех, которые все же пробегают какое-то расстояние перед тем как упасть. И очень часто нам приходится идти по следу, хотим мы этого или нет. Но охота - это не точная наука. Здорово иметь перед глазами четкие отпечатки лап или копыт, да и обладать мастерством следопыта просто прекрасно. Но лично я всегда готов поменять помятую травинку и сбитый листок на большие алые брызги. Ну а если те алые брызги упадут на белый девственный снежок, то я готов посоревноваться в следопытском искусстве с лучшими из бушменов. Ведь если мы имеем дело только с небольшим и часто самозакрывающимся входным отверстием, то работа следопыта значительно усложняется.
Ну, слава Богу, подошли к ответу! Энергия не имеет значения, а глубина раны и сквозные отверстия - имеют. Но именно пули с наиболее высокой скоростью (а значит и энергией), способные пройти животное насквозь, чаще всего способны положить это животное на месте. И тут мы подходим к другой составляющей нашей проблемы: конструкция пули и ее действие.
За свою долгую охотничью карьеру мне довелось извлечь совсем немного пуль из тел тех животных, которых я отправил на "лучшие пастбища". Но те, которые мне удалось извлечь, клянусь, проделали впечатляющую работу.
Припоминается выстрел на расстоянии шагов в двадцать по довольно крупному мичиганскому кабану (в потрошеном виде секач потянул на 160 кг). Пуля "Хорнади-Интерлок" диаметром 7,82 мм и массой 11,7 г прошла по диагонали все тело животного и, сломав на своем пути левое плечо, правое бедро и все между ними, остановилась под шкурой. Чтобы ее обнаружить, мне не потребовалось рыскать по всей туше, она бугорком выделялась на правой ляжке. Выглядела она крайне непрезентабельно, но, тем не менее, удвоив свой диаметр, сохранила при этом 7,2 г (61%) от своего первоначального веса. Именно так и должна действовать пуля, предназначенная для крупного зверя. Второго выстрела не потребовалось. Очень сожалею, что мне не удалось извлечь две пули из моего первого аляскинского гризли. Всего медведь принял четыре из моего "Марлина" калибра .45-70 "гавернмент" (диаметр пули - .458 дюйма или 11,63 мм, масса - 400 гран, или 25,92 г). Каждый из четырех выстрелов был смертелен (но гризли не читают баллистических таблиц). Первый выстрел был произведен на расстоянии 40 метров: пуля Барнса, пробив ближнее ко мне плечо, вышла сквозь противоположные ребра.
Два последующих выстрела произошли следующим образом: каждый в грудь, но на более близкой дистанции, чем предыдущий. После каждого очередного выстрела медведь тяжело падал, но всякий раз вскакивал и сокращал разделявшее нас пространство тундры. Последний выстрел был выстрелом милосердия на расстоянии 10 шагов, эта пуля также прошла навылет сквозь левое плечо. Мне очень хотелось достать хотя бы одну из моих пуль, но спускались сумерки, а мой проводник Рон Уинн заметил невдалеке медведицу в сопровождении пары двухгодовалых медвежат. Медведи явно почуяли кровь, поэтому, чтобы избежать столкновения, нам пришлось второпях снимать шкуру (на Аляске мясо гризли охотники не обязаны забирать). Но Рон все же вырезал сердце медведя, оказавшееся пробитым моей последней пулей. По индейскому обычаю, я должен был съесть кусочек сердца своего первого гризли. Мы как могли быстро завершили ритуал и, сгибаясь под тяжестью сырой шкуры и оглядываясь по сторонам, направились к палатке.
Охотникам-трофейщикам, особенно при охоте на крупных, стойких на рану животных, а также при охоте на потенциально опасных зверей весьма желательно иметь патроны, снаряженные пулями, способными раскрываться, но при этом сохранять большую часть своей массы. Такие пули должны иметь прочную конструкцию, позволяющую пробивать толстую шкуру, массивные кости, одним словом, они должны обладать высокой проникающей способностью. К таким пулям, несомненно, относятся: " Варне-X", "Винчестер Фэйл-Сейф", "Нослер Партишн", "Свифт А-Фрейм", "Н-Мантель", "Биттерут" и некоторые другие. Большинством из них снаряжаются патроны лучших производителей винтовочных боеприпасов.
Лучшие экспансивные пули, которые не разваливаются на части при ударе, а раскрываются до довольно большого фронтального диаметра, вызывают у животного колоссальный шок. Но у медали есть и обратная сторона: чем больше диаметр экспансии, тем больше затрудняется продвижение пули по курсу.
Оболочечные или, как их еще называют, "твердые" пули обладают прекрасной проникающей способностью. Но они абсолютно не раскрываются при ударе. Поэтому их применение, как правило, ограничено теми случаями, когда главной задачей стрелка является, так сказать, "иммобилизация" нападающего опасного зверя, или когда необходим точный выстрел в область головного мозга, например при охоте на слона (как говорят специалисты).
А существует ли вообще такая штука, как совершенная пуля, пуля на все случаи? Это, по-видимому, придется решать самому охотнику. Это будет зависеть от того, на кого вы охотитесь и как. На каждого зверя можно подобрать идеальный заряд. Но охотник должен сам проанализировать свои требования к заряду, выслушать советы более опытных и проверить разные заряды в своем оружии.
Лучшей пулей будет та, которая наиболее точно выстреливает из вашей винтовки и конструкция которой позволяет произвести максимальное воздействие на зверя, на которого вам предстоит охотиться. При охоте на некрупных антилоп, оленей, баранов наиболее эффективными будут быстрораскрывающиеся пули. Если требуется глубочайшая проникающая способность, то здесь королем будет круглоносая оболочечная пуля. К пулям, у которых процесс раскрытия (экспансии) ограничен, благодаря особенностям конструкции, относятся вышеупомянутые "Барнс-Х", "Винчестер Фэйл-Сейф", "Нослер Партишн", "Свифт А-Фрейм". Они обладают высокой проникающей способностью и часто идут навылет.
Мы с вами живем в хорошее время. В течение всего прошлого века шел процесс создания разных по конструкции, предназначенных для разных условий охоты пуль. Одним словом, у нас есть выбор.
Охота на каждое отдельное животное, каждый индивидуальный патрон с разными вариантами заряда заслуживают более подробного и целенаправленного разговора, что мы и планируем сделать в самом ближайшем будущем.

Михаил ШУКИС, Магнум 6/2003г ООО Байкал