"ЛЕПАЖ"
Фирма "Лепаж" (Lepage) прекратила существование с началом Второй мировой войны. Но у некоторых наших охотников до сих пор бережно хранятся старые семейные реликвии - изящные двуствольные лепажи.
Название этих ружей созвучно с изделиями некогда знаменитого французского оружейника Жана Ле Пажа (Jean Le Page). В конце XVIII века он изготавливал в Париже отличные охотничьи штуцера и дуэльные пистолеты. Его-то пистолеты и увековечены строкой А. С. Пушкина: "...Лепажа стволы роковые..." В 1868 году в Париже была основана еще одна фирма - "Форе Ле Паж" (Faure Le Page), поставлявшая роскошное охотничье оружие для королевского двора. Но наш рассказ совсем о других лепажах - бельгийских. Как видите, последние пишутся слитно, а французские - раздельно.
Бельгийские лепажи наши охотники ценили за изящество, красивую, порой роскошную гравировку и хороший бой. Главное, эти качества были присущи не сверхдорогим заказным изделиям, а самым дешевым, рабочим двустволкам. До революции они стоили в России от 20 до 60-70 рублей. Для сравнения: рядовые франкотты продавались от 55 до 120 рублей, а самые простые зауэры - от 80 до 160 рублей золотом. Во многом благодаря своей дешевизне лепажи охотно покупали небогатые горожане и охотники из глубинки. После революции эти нарядные бельгийские двустволки по-прежнему оставались у нас самым доступным по цене стрелковым оружием.
С конца 20-х гг. бельгийские ружья в СССР не ввозили. Тем не менее до 1941 г. на советском оружейном рынке обращалось много лепажей. С началом войны ситуация коренным образом изменилась. Во-первых, уже к зиме 1941 г. органы НКВД изъяли у населения огромное количество охотничьего оружия. Естественно, сдавали не всё оружие, да и не все. Расставались в основном с дешевыми гладкостволками, в первую очередь с бельгийскими, французскими и немецкими. А дорогие английские, бельгийские ружья прятали. Во-вторых, в конце 40-х гг. в Союз хлынул поток самого разнообразного трофейного оружия из Германии, Австрии, Чехословакии, Венгрии, среди которого лепажей уже не было. Таким образом, нынешних немногочисленных владельцев лепажей можно не без основания причислить к обладателям антиквариата.
Сейчас даже невозможно себе представить роль маленькой Бельгии в производстве охотничьего оружия на рубеже XIX-XX столетий. Льеж принадлежит к старейшим и крупнейшим мировым центрам оружейной промышленности. Валлоны, населяющие южную Бельгию и говорящие по-французски, называют этот город Льежем, а немцы - Люттихом. У нас, в России, город именовали то Люттихом, то Льежем.
Выделка холодного оружия началась в Льеже еще в IX веке, а огнестрельного-в XVI. Производство ружей стало стремительно разрастаться с конца XVIII столетия. В 1845 г. через испытательную станцию Льежа прошло почти 370 тыс. ружей и револьверов, а в 1900г.- уже более 2,3 миллиона. В конце XIX века в Льеже производилось столько охотничьих ружей, сколько их выпускали во всех остальных странах мира. Кроме готового оружия, бельгийцы в огромном количестве экспортировали ружейные стволы. Так, в конце прошлого столетия почти все крупные английские фабрики получали из Бельгии дамасковые стволы - их производство в Льеже обходилось очень дешево.
Ружейная промышленность Льежа состояла преимущественно из небольших кустарных мастерских. Большая часть из них вырабатывала очень дешевое, меньшая - дорогое оружие. Но были крупные фабрики, выпускавшие качественные ружья средней стоимости. К последней категории производителей относилась фабрика Lepage. Самые первые упоминания о ней относятся к 1790 г. Как следует из сохранившихся документов, фирма в первые годы особое внимание уделяла качеству своего оружия. Расцвет производства связан с именем Хуберта Лепажа. В 1830 г., во время национально-освободительной борьбы бельгийцев против голландского господства, X. Лепаж "проявляет необыкновенную активность в экономической сфере и высокий патриотизм". Бельгийцы шли сражаться за независимость своей страны, неся в руках оружие, изготовленное в мастерских Лепажа. Именно ему Национальный конгресс поручил позже весьма сложное задание: обеспечить оружием армию независимой страны. Заказ был выполнен с таким усердием, что в 1834 г. правительство Бельгии наградило X. Лепажа "Железным крестом" за заслуги перед бельгийской революцией. Вскоре оружие фабрики появляется в других европейских странах. В 1847 г. на выставке в Брюсселе в докладе специальной комиссии отмечается высокий уровень ее изделий. Фирма награждается серебряной медалью. Четыре года спустя на выставке в Лондоне Хуберт Лепаж награждается золотой медалью, а в 1855 г. получает высокую награду на выставке в Париже. В 1878 г. - снова в Париже -фирме вручается золотая медаль, а на международной выставке в американском городе Сент-Луисе в 1904 г. успехи предприятия отмечаются высшим призом (Grand Prix).
Охотничьи ружья "Хуберт Лепаж" получают широкое распространение лишь в 80-е гг. XIX века. Основным видом выпускаемых изделий по-прежнему остается оружие военное. Перед Первой мировой войной фабрика специализировалась на производстве пистолетов. Правительства ряда европейских стран в огромном количестве закупали их для вооружения своих армий.
По окончании войны фирма была преобразована в акционерное общество Manufacture d'Armes Lepage. Оснащенная новейшими американскими станками, она уже в конце 1919 г. выпустила первые партии военного оружия, которое было отправлено в Англию и США. Но оставаясь верной давним традициям, фабрика вплоть до начала Второй мировой войны продолжала поставлять на рынок свои красивые охотничьи ружья. Так что же представляли собой лепажи?
Анализ качества самых дешевых изделий льежской фабрики позволяет говорить о них как о хорошем рабочем оружии. Ружья средней стоимости вполне конкурировали с двустволками Пипера, Национальной фабрики и даже франкоттами - за те же цены. Ну а садочные ружья можно считать отличным оружием. Дорогие садочные лепажи делали с кучным и резким боем. Для призовой стрельбы по голубям от ружья требовался такой бой, чтобы в пределах очерченного круга птица билась наповал: упавший за чертой подранок считался промахом. Поэтому садочные лепажи годились для любой ответственной охоты, хотя вес ружей превышал вес обычных охотничьих двустволок на 150-300 граммов.
Что касается конструкции, то, несмотря на утверждения отдельных дореволюционных каталогов о имевших место "всевозможных усовершенствованиях", ничего необычного в изделиях льежской фабрики не было. В своих курковых двустволках фирма применяла подкладные замки, тройное или четверное запирание стволов. И лишь на бескурковки модели "Колумбия" ставились патентованные механизмы со спиральными боевыми пружинами. В мировой практике это было одно из самых первых применений витых пружин в замках на боковых досках.
В качестве ствольного материала вплоть до начала Первой мировой войны использовали различные сорта дамаска. На более дорогие охотничьи и садочные ружья ставили стволы из стали Круппа, Сименса и Коккериля. Применялась и популярная одно время сталь "Компаунд Кап", названная так по фамилии владельца льежской мануфактуры стволов Жозефа Капа.
Резюмируя сказанное, отмечу, что лепажи по бою и долговечности все же уступали аналогичным по цене двустволкам Августа Франкотта, Льежской Мануфактуры и Пипера. Тем не менее эти бельгийские ружья оставили о себе хорошую память.

Юрий МАСЛОВ, Охота и охотничье хозяйство 5/2004 ООО Байкал lookmedbook.ru