Конструкторы "ИЖМЕХА"
В своё время маршал Шапошников (тот самый, к которому даже Сталин обращался по имени-отчеству - Борис Михайлович) назвал Генеральный штаб "мозгом армии". Мозг завода - это его технические службы. Безусловно, все играют свою роль, и, быть может, невозможно однозначно определить, кто же "главнее" - главный конструктор или главный технолог. Бесспорно одно: в самом начале производственной цепочки, на выходе которой столь нужные нам (хотя может и не всем одинаково) ружья и автомобили, телевизоры и кухонные комбайны - техническая документация, проект. А это - продукт деятельности конструктора.
Конструкторское подразделение, занимающееся ружейным направлением, - отдел главного контруктора, - существует на Ижевском механическом заводе с момента его организации, с 20 июля 1942 года. Труднейшую задачу - конструкторского сопровождения производства военной продукции семи видов: противотанковых ружей Дегтярева и Симонова, револьвера Нагана и пистолета ТТ, сигнального пистолета, а также запальных трубок Норденфельта и шаровых установок для танковых пулеметов ДТ решал небольшой в ту пору коллектив, который с 6 февраля 1943 года возглавлял Степан Кондратьевич Казаков (первым руководителем ОГК был Вячеслав Корнилович Бачин).
Что значит "конструкторское сопровождение"? Это - оперативное решение всего комплекса технических проблем, возникающих в процессе серийного производства: доработка конструкции для устранения выявившихся в процессе эксплуатации недостатков (да, бывает и такое даже у принятых на вооружение и, казалось бы, прошедших все испытания образцов), адаптация конструкции под особенности технологии и станочного оборудования предприятия (в особенности, когда конструкция "приходит" извне), предложения по возможности исправления производственного брака (который был особенно велик в первые месяцы производства) и т. п., и т. д.
Разумеется, на масштабные разработки не было ни времени, ни сил. Да и экспериментальной базы при создании завода не предусмотрели.
Но опытные работы всё же велись и в то трудное время. Ещё до преобразования 90-го производства завода © 74 (машиностроительного) в завод © 622 (механический) на площадях одного из цехов в инициативном порядке велась работа по опытному образцу станкового пулемета БАС (Бачина - Светличного - Севрюгина). Весной 1943 года завод получил задание изготовить опытную серию 50 ручных пулемётов Симонова (РПС). Сборкой и отладкой занимались слесари-сборщики А. И. Лобанов и П. А. Меличихин. В ходе этой работы заводскими конструкторами для обеспечения надлежащего уровня надёжности неоднократно приходилось изменять конструкцию ключевых деталей - магазина, ствольной коробки. Так что можно с полным правом говорить об участии завода в этой разработке. В 1944 году прошёл полигонные испытания модернизированный вариант пистолета ТТ с магазином на 16 патронов.



Первопроходцы
Проблема послевоенной конверсии раскрученного на полные обороты военного производства возникла уже в последние месяцы Великой Отечественной: в конце 1944 года прекратился выпуск противотанковых ружей, в марте 1945 года был снят с производства ветеран четырёх войн - револьвер Нагана образца 1895 г. Вчетверо был урезан план производства пистолета ТТ.
Поначалу та конверсия отчасти напоминала последнюю, бестолковую, с её неофициальным девизом "кастрюли вместо ракет". На мощностях, использовавшихся для производства револьвера, приступили к выпуску зверовых капканов, рычажных весов - безменов. Завод освоил выпуск торговых циферблатных весов. Были разработаны одночашечные весы с пределом взвешивания до 10 кг для использования в домашнем хозяйстве. Но к производству их не утвердил начальник главка, пояснив своё решение таким образом: "была бы говядина - наши жёны и без весов приготовят вкусный обед".
Но в то же время делались и первые шаги в производстве гражданского оружия. Во второй половине 1944 года конструкторами А. А. Климовым и Н. П. Прошутиным были разработаны пневматический пистолет СПП (спортивный пневматический пистолет) и пневматическая винтовка ПСР (пневматическое спортивное ружьё). Отправной точкой при разработке послужили немецкие образцы, в которые был внесён ряд существенных изменений, учитывавших заводскую технологию. Г. В. Севрюгиным на базе пистолета ТТ были разработаны 5,6-мм спортивные пистолеты Р-3 и Р-4, которые до появления пистолета Марголина смогли удовлетворить потребность в самозарядном малокалиберном пистолете.
В конце 1946 года Отдел главного конструктора возглавил Алексей Никанорович Молодченков. Инженерное образование он получил в ведущем инженерном ВУЗе страны - МВТУ имени Баумана. После окончания МВТУ работал на Подольском машиностроительном заводе. Осенью 1941 года завод был эвакуирован в Ижевск, а с выделением 90-го производства завода © 74 в самостоятельное предприятие Алексея Никаноровича переводят на вновь образованный завод © 622 заместителем главного конструктора. Именно ему и довелось руководить конструкторской службой в годы становления ружейного производства: в 1947 году завод получил задание освоить и начать серийное производство одноствольных ружей ЗК.
Гладкоствольные охотничьи ружья были совершенно новой продукцией для завода. Нужно было и новое оборудование (в первую очередь - для производства стволов), и новые, обученные кадры. Их нехватка сказывалась на темпах освоения.
Ведущим конструктором по ружью ЗК был Леонид Иванович Пугачёв, один из "ивановцев" - выпускников Ивановского текстильного института, переквалифицированных в 1942 году в оружейников преподавателями МВТУ им. Баумана (надо сказать, что оружейники из несостоявшихся специалистов по текстильному оборудованию получились отменные).
В 1949 году завод получает новое задание - развернуть производство двуствольных ружей. Первоначально их предполагалось выпускать на заводе © 524 (ныне - АО "Аксион"). Под руководством зам. главного конструктора предприятия М. И. Горбова была осуществлена адаптация конструкции ружья "Зауэр" модели 8 под технологию, использовавшуюся при выпуске ружья ИЖБ-47. "Переведённый на русский" "Зауэр" получил обозначение ИЖ-49. Но в связи с передачей завода © 524 в другое ведомство и его полным перепрофилированием модель ИЖ-49 вместе с ИТР, квалифицированными рабочими и школой ружейного мастерства были переданы на механический завод.
В том же 1949 году было окончательно отлажено производство ЗК, пошёл его полномасштабный серийный выпуск. Именно поэтому 1949 год и считается на Ижмехе годом рождения ружейного производства. И на 1949 год пришлось и изготовление первой серии пистолетов Макарова - 5 тысяч изделий для войсковых испытаний.
Опыт эксплуатации ИЖ-49 довольно скоро выявил один, но весьма весомый недостаток: самопроизвольный срыв курков с шептал при падении ружья на затылок приклада или при ударе. Зауэровский предохранитель спусковых крючков не предотвращал срыв курков - следствие несбалансированности шептал в классическом варианте замка Энсон-Дилей.
Конструкторами завода велись работы по устранению недостатков 49-й модели: в 1951 году была разработана модель ИЖ-51, год спустя -ИЖ-52. ИЖ-52 подверглось широким испытаниям в условиях Крайнего Севера и Дальнего Востока. Но в серийное производство это ружьё так и не пошло: как раз в это время завод получил задание начать производство сразу двух военных изделий - карабина СКС и пистолета Макарова.
К тому времени были налажены контакты с известным оружиеведом В. Е. Маркевичем, который в течение ряда лет консультировал конструкторов завода по охотничьему оружию. Результатом полученного в процессе испытаний опыта, замечаний охотников и рекомендаций такого авторитетного специалиста, как В. Е. Маркевич, стала модель ИЖ-54. Первые серийные "пятьдесят четвёртые" сошли с конвейера сборочного цеха полвека назад.
В ИЖ-54 был заново разработан ударно-спусковой механизм: верхние шептала энсондилеевского механизма были заменены на нижние, с лучшей балансировкой. Предохранитель при включении запирал шептала и спусковые крючки, что полностью исключало инерционный срыв курков при падениях.
На конструкцию предохранительного механизма ИЖ-54 было получено авторское свидетельство - первое свидетельство на изобретение, выданное конструкторам Ижевского механического завода.
Это ружьё стало результатом творческого содружества двух выдающихся конструкторов-оружейников "Ижмеха" - Анатолия Андреевича Климова и Леонида Ивановича Пугачёва.
"Отцы-основоположники" были универсалами. Леонид Иванович также вёл серийное производство карабина СКС: его освоение было предписано начать в 1952 году. В те же годы Анатолий Андреевич работал на освоении пистолета Макарова. В числе самых разнообразных, сложных и не очень сложных задач, которые ему пришлось решать, было и устранение такого серьёзного дефекта, как непроизвольная автоматическая стрельба, который проявился уже на стадии серийного производства.
По свидетельствам их молодых коллег, они были очень разными людьми. Более строгий и требовательный Пугачёв (к чему его, по-видимому, обязывало положение с 1960 по 1980 год он занимал пост заместителя главного конструктора) и открытый общительный Климов, его главной чертой была доброта. Они оба были талантливы, и порою в них пробуждался дух соперничества. Но оба умели признавать правоту оппонента и свои ошибки.
Бывало, что у них возникали споры по работе. Свою правоту они доказывали с карандашом в руке, на расчётной схеме, на чертеже, никогда не повышая голоса.
Во второй половине 50-х модельный ряд охотничьего оружия был дополнен сначала комбинированным ружьём ИЖ-56 "Белка", а затем и первым серийным бокфлинтом -ИЖ-59 "Спутник", предтечей знаменитого ИЖ-27. В создании ижевских вертикалок основную роль сыграл А. А. Климов. Л. И. Пугачёв продолжил серию горизонтальных двустволок: сначала появилась модель ИЖ-57, которую год спустя сменила ИЖ-58.
ИЖ-57, несмотря на свою непродолжительную биографию, оставило заметный след в истории ижевского охотничьего оружия: элегантная классическая горизонталка 16-го калибра, гравированная Авелем Лекомцевым, и по сей день привлекает внимание посетителей ежегодной выставки IWA, оставаясь эталоном для мастеров нашего времени.





Михаил Драгунов, Калашников 5/2004 ООО Байкал