Общие интересы или конфликт?






Охотобществам, в отличие от КПСС, удалось выжить в первозданном виде благодаря членскому охотбилету, без него еще недавно нельзя было приобрести охотничье оружие. Удалось сохранить недвижимость и унаследованные от эпохи <соцреализма> охотугодья.



В мартовских выпусках <РОГ> N©11 и N©12 была опубликована беседа С.Ю. Фокина и начальника отдела охоты Межрегионального Военно-охотничьего общества Центральных органов МО РФ В.Кузенкова. В диалоге двух охотоведов затронута актуальная тема кризиса охотхозяйственной отрасли России, пробудившая у меня живой интерес к участию в беседе.

Позвольте высказать свое мнение о проблемах в системе общественных охоторганизаций и, в частности, военной, где я проработал несколько лет начальником Фрязевского охотхозяйства МВОО ЦО МО под руководством В.Кузенкова.

Мое членство в ВОО - это четверть века активной охотничьей деятельности и общения с увлеченными ею людьми. В середине 70-х я вступил в ВОО и в КПСС. Структурно эти общественные организации, основанные на <демократическом централизме>, походили друг на друга, ведя двойную мораль.

Ныне покойный Д.И.Бибиков, которому довелось быть в должности <главного ученого по охоте> в системе Главприроды МСХ СССР, так обозначил развал охоты в России: <... Вся созданная государством охотничья <власть> была направлена не на нужды широких слоев населения, а на удовлетворение потребностей разного рода начальственной элиты. Возникшее в сфере советского охотничьего дела явное социальное неравенство, перевернутая с ног на голову охотничья этика были основаны не на научных законах экологии, а на принципах чиновничьего мышления, на <антиэтике> всемерного угождения начальству...> (<Охотничьи просторы>. 1998. с.190-202).

А что же сегодня может представлять собой охотобщество, лишенное возможности давать право на охоту в виде членского билета? <Необратимый процесс приведет его к полному краху>, - выражаясь словами В.Кузенкова. Это неизбежный эволюционный процесс в охотхозяйственной отрасли России. Сегодня охотник не обязан приобретать путевку на охоту без обслуживания, а госохотбилет ежегодно продлевается бесплатно. Все дело во времени, пока информация дойдет до охотничьих масс.

О теме возврата <общественных> охотугодий в угодья общего пользования сломано немало копий. Позвольте еще раз поддержать мнение большинства специалистов-охотоведов, что в основном охотугодьями должно владеть государство. А потенциальные охотпользователи с иной формой собственности могут осуществить свое право на конкурсной основе. И должны быть обязаны вести интенсивное, научно обоснованное охотничье хозяйство, в котором незазорно будет продавать продукт своей деятельности.

Охрану охотугодий вполне осилят районные охотоведы с помощью местных охотников, подняв статус общественного охотинспектора.



<ОБЩЕСТВЕННО-КОММЕРЧЕСКОЕ> ОБЩЕСТВО

А теперь разберемся, что сегодня представляет собой общество охотников на примере МВОО ЦО МО. Это прежде всего московский аппарат во главе с избранным президиумом председателем совета, который одновременно - руководитель коммерческого охотпредприятия, объединяющего 7 охотхозяйств и 2 рыболовные базы. Аппарат <общественно-коммерческого> МВОО управляет денежными потоками: собирает наличность в виде взносов, компенсаций и реализации путевок. На собранные средства содержит себя, ведет <культмассовую> работу и по остаточному принципу финансирует свои хозяйства. Ведет охотхозяйственную деятельность: продает трофейные охоты интуристам и всем желающим по коммерческой цене, а по льготной цене - своему президиуму и коллективу - <победителю в соревновании>. Для рядовых членов - путевки на массовые виды охотфауны и обязательное трудоучастие.

Что представляет собой охотничье хозяйство, расскажу на примере Фрязевского в 1999 году. Площадь 26 тыс.га, в 25 км от Москвы, база с гостиницей на 24 места и притравочно-испытательной станцией охотничьих собак, в штате 4 егеря и начальник. Денежное содержание егеря - 250 руб., на содержание подсадной лисицы положено 75 руб. в месяц. Охотхозяйства МВОО ЦО не имеют статуса юридического лица и собственного расчетного счета.

Вступив в должность начальника в январе 1996 года, я принял охотхозяйство в составе: одного егеря, лошади без кормов и разрушенной охотбазы. На робкую просьбу выделить <хоть чуть-чуть> на восстановление получил от Совета МВОО ЦО совет - находи, зарабатывай и трать. Совет помог. Летом 1997 г. на восстановленной базе Фрязевского охотхозяйства проведены Всероссийские состязания лаек. В охотничий сезон хозяйство обслуживало охотников, предоставляя легавых и гончих собак, зверовых лаек и подсадных уток. Возобновились охоты на лосей и кабанов. В 1998 г. норный комплекс испытательной станции признан ведущими экспертами лучшим в РФ, а по результатам года хозяйство стало прибыльным.

Чем же обусловлена быстрая динамика роста этого <неперспективного> хозяйства? Общими усилиями общественности - местных и военных охотников, увидевших воплощение своих дел в конкретном охотхозяйстве и поверивших в оптимизм его начальника. Пошли дела на лад. Продолжать бы развиваться хозяйству на радость охотникам, да вмешался аппарат МВОО ЦО: <Деньги зарабатывать начал, теперь вези их к нам наличными, а мы тебе отсчитывать будем на нужды>. Стал я аппарат убеждать, что для общего дела, на развитие охотхозяйства заработанное трачу. Не слышат. Какое развитие и для кого? Гончие и легавые интурохотникам не интересны. Может, для <общественных масс>, но тогда для аппарата коммерции не будет. Засмеяли.

А затем в ультимативной форме перевели меня из начальника в егеря, заменив охотоведа на своего <кассира>, не имеющего охотбилета и знаний охотминимума. Далее руками нового начальника, при самом активном участии В.Кузенкова, оклеветали и уволили <по статье>, выселив из служебного дома семью охотоведа с грудным ребенком и десятью охотничьими собаками. Пришлось в установленном законом порядке защищать свою честь и деловую репутацию. Суд полностью удовлетворил мои требования к МВОО ЦО. А за это время <кассир> успешно развалил прибыльное охотхозяйство и уволился.

В порядочном обществе после подобных <ошибок> приносят извинения пострадавшему, но Совет МВОО ЦО во главе с Е.Тимофеевым не из таких.



ВРЕМЕНЩИКИ У ВЛАСТИ

А теперь проанализируем сложившуюся ситуацию на моем биографическом опыте.

Союз аппарата и президиума этого общества преследует свои меркантильные интересы. Президиум одобряет любые действия аппарата, а тот в ответ щедро одаривает союзника привилегированными охотами. Интерес к рядовым членам у этого общества примитивно простой - побольше взять и ничего не дать.

Отношения общества со своими охотхозяйствами - потребительское, максимально эксплуатировать охотничьи ресурсы и персонал с минимальными затратами. А исчерпав эти ресурсы, отказаться от <неперспективных> охотугодий, как это и произошло с Фрязевским охотхозяйством. 24.01.2002 г. МВОО ЦО отказалось от него в пользу другой общественной организации. Охотбазу теперь можно будет продать по заниженной цене, следуя примеру с ликвидацией Виноградовского охотхозяйства, что вызвало справедливое подозрение в посреднических интересах должностных лиц, принимавших такое решение. Иными словами, это поведение временщика. Так нужен ли такой <райком> охотничьим хозяйствам? Нет. Это ему нужны доноры в образе охотхозяйств и взносоплательщиков - смиренных и безропотных.



ХОЗЯЙСТВАМ НУЖНЫ СПЕЦИАЛИСТЫ

И, наконец, о специалистах охотничьего дела - охотоведах. МВОО ЦО создано в 30-е годы прошлого столетия и, наверное, поэтому осталось верным псевдонаучным взглядам той эпохи: <Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача>. Сейчас уже как-то забылось, что именно варварская идеологизация науки привела к тому, что ученые не могли воспрепятствовать невежественному насилию над природой. Но у МВОО ЦО старые традиции сильны, ему нужны не квалифицированные кадры, а <люди для устройства пикников>. И чем последние менее осведомленные, тем более ручные и в нужным момент легко становятся <стрелочниками>.

С охотоведами, напротив, много <проблем>. Они делают охотхозяйство <затратным>, <прячут> лосей, составляют протоколы за <перестрел>, не принимают гнилье для подкормки, требуют на охоте порядка от старших офицеров и т.п. Но если хозяйством руководит охотовед, оно жизнеспособно, потому что он любит природу, знает, как ее сохранить, и вокруг себя собирает единомышленников. Однако, отстаивая законность и научно обоснованный подход к охотничьему делу, сильно докучает начальству от охоты. И от него избавляются вопреки здравому смыслу. В данном случае мне еще повезло, а вот первого начальника Фрязевского охотхозяйства Н.Дубакина посадили в ГУЛАГ за покушение на К.Е.Ворошилова.

При таком ведении дел МВОО ЦО под руководством Е.Тимофеева потеряло за последние 5 лет - четыре охотхозяйства. Только г.Тимофеев для критики недоступен. Вот и остается открытым вопрос: что за организация МВОО ЦО МО РФ - общество, коммерческая структура или чья-то вотчина? А вам, г.Кузенков, позвольте дать совет - не хороните российскую охоту, лучше помогите ей, пополнив свой послужной список работой за Садовым кольцом в каком-либо охотничьем хозяйстве. Это будет более достойно охотоведа, нежели распродавать госохотфонд России интуристам за <тридцать серебренников>.

Наверное, изложенное мной излишне эмоционально и может показаться, что я противник охотобществ. Напротив. Ассоциация <Росохотрыболовсоюз> имеет серьезную перспективу, представляя интересы всех охотпользователей на государственном уровне. Но мне кажется, пришла пора осознать охотобществам, для каких целей они созданы. Ведь существование любого общества охотников возможно только за счет охотников-любителей, вступающих в него, чтобы иметь возможность охотиться. А это осуществимо только при наличии в угодьях объектов охоты. И эта очевидная зависимость не подсказывает обществам необходимости разработки экономических механизмов, которые могут обеспечить реализацию основной цели, ради которой они созданы, - охоту.

Общественным охотничьим хозяйствам, в чьих угодьях создалось положение, при котором естественная репродукция охотфауны не может удовлетворять охотничьего спроса (а такое положение характерно не только для Подмосковья, оно складывается повсеместно в густонаселенных и экономически развитых регионах страны, где и сосредоточена основная часть охотников-любителей) можно порекомендовать следующее. Отказаться от экстенсивного метода ведения охотничьего хозяйства на больших площадях. Сконцентрировать все внимание на наиболее перспективных малых территориях для создания интенсивных охотничьих хозяйств, базирующихся на искусственном дичеразведении, ранчеводстве и других передовых технологиях. А это можно осуществить только с привлечением специалистов-охотоведов, чье мнение будет решающим, а не совещательным.







В.Акимов