Курцхаариный междусобойчик






Ровно через неделю после баталий на призы <Российской Охотничьей Газеты> в тех же дорогих сердцу Ветчах прошли внутрипородные состязания немецких короткошерстных легавых. Рутинное ежегодное мероприятие, собравшее, тем не менее, больше двадцати участников, объединенных страстной любовью к своим питомцам, кстати, вполне разделенной. Многие из них, еще не остывшие после схваток недельной давности, полагают успех предстоящих выступлений предрешенным, зависящим лишь от погоды и наличия птицы. Да и действительность обнадеживает. Она все та же: солнце, ветер (правда, заметно свежее), отсутствие кровососов, птицы не много, но есть, трава если и подросла, то самую малость. Даже эксперты, и те - <роговские>. Но... дважды нельзя войти в одни Ветчи. И снова, уже по итогам прошедших состязаний, в который раз мысль о необъяснимой, с рациональных позиций, предопределенности буравила мне голову. Почему достаточно вышколенная собачка, отмеченная экспертами накануне вечером за плотный и ровный челнок, утром следующего дня (после отдыха и прогулки) петляет по полю вне всякой системы, норовит обогнуть ведущего, подолгу <копает> на набродах, не реагирует на команды? По какой причине собака за час до выхода <на ковер> показывает подряд две дальние работы, а под судьями <порет> птичек одну за другой? Отчего пожилая собака, уже годы назад отболевшая гоньбой, вдруг срывается за пташкой под горизонт? Я не нахожу этому достоверных объяснений, а те, что порою дают расстроенные хозяева, не выдерживают никакой критики со стороны, хотя вполне удовлетворяют их самих.

- Эх, не надо было гулять - утомилась, - сетует один, и нельзя ему не посочувствовать.

- Мне б, дураку, погулять с ней, дурь лишнюю сбить, а потом и выставлять, - столь же убедительно осознает свой промах другой, и вызывает мое ответное понимание.

- С колес под судей поставил! Бензина полны легкие! - запоздало доходит до истины третий, и я опять не спорю.

- В машине целый день с чужими собаками отсидела, что ж ты хочешь?! (оказывается, и здесь все ясно и определенно) - это уже успокаивают меня.

И подсказывает мне память, что на прошлых состязаниях <утомленная> прогулкой, впрочем, как и собачка с невыбитой <дурью>, успешно выступили. А вот с той, чьи легкие за долгий путь превратились в бензобак, малость посмешнее. Дело в том, что она почти всегда выступала с колес и никогда не уезжала без <двушки>. Ну а дожидаться своей очереди в компании других собак - вещь просто заурядная.

Есть еще один всеобъемлющий довод, который, по мнению оперирующих им, устраняет все контраргументы: собака - не машина. Имеется в виду, что последней свойственна безотказность. Но здесь-то и кроется некорректность: чем сложнее машина, тем больше возможных отказов, тем труднее определить их причину.

Сам я объясняю успех или провал своей собаки на состязаниях (только на состязаниях!) случайным раскладом обстоятельств, и только. Никому же не придет в голову анализировать причины картежного проигрыша сегодня, исходя из того, что вчера в той же компании и на том же стуле он выиграл. Но навязывать свое видение мне бы не хотелось. Я вполне удовольствуюсь констатацией факта, что, как и неделю назад, многие опытные, заслуженные, без сомнения, подготовленные собаки <пролетели> купно и солидарно со своими опытными, заслуженными и, без сомнения, неподготовленными (к <пролету>) владельцами. И пусть его (этот факт) интерпретируют вдумчивые, въедливые, дотошные, привыкшие постигать суть явлений. Буквально сейчас по НТВ передавали репортаж о буднях <Скорой помощи>. Человек вскрыл себе вены на обеих руках, принял бездну снотворного, накинул на шею петлю и выбил из-под себя табурет, то есть троекратно подстраховал неотвратимость своей гибели. Но случайно вернувшаяся за кошельком жена вызвала <скорую>, и самочинное, несанкционированное свыше переселение на небо не состоялось. Пусть любознательные заодно объяснят почему. Или еще пример для пытливых умов. Сняли эксперты на <роговских> состязаниях собачку за непроявление чутья. Хозяин, не дурак, - в машину и по газам. Смотался в Марково, выставился там на и вернулся в Ветчи с <двухой>. Шасть с ней к судьям и давай дебоширить, обидели-де, засудили! Почему? Те записи рабочие смотрят, объясняют ему, показывают, почему его сняли. Ноль интереса. Кипятится, слюной исходит, хочет докопаться до другого <почему?> Почему здесь сняли, а там удостоили? Не понимает товарищ разницы между экзаменом и проверкой знаний, не по-ни-ма-ет. Вот о ней-то мы пониже и поговорим.

Однако значительно приятней сообщить, что громогласно заявили о себе пары собака - владелец молодого поколения, необремененные увесистым опытом, не обретшие еще привычки ловчить с заменой номеров, не закосневшие в обоюдной уверенности, полагающиеся в большей степени на Его Величество Случай. Именно они успешно прошли <роговское> горнило и <сделали погоду> на внутрипородных состязаниях. Им и карты в руки, дай Бог, и дальше хорошие.

Результаты состязаний приводятся в таблице 1.

Победителем состязаний стала Цея, вл. Волин В.В. (Бакс Жаднова А.Н. и Габи Жибаровского В.И.) - Д3, 74 балла; второе место заняла Ц-Нора, вл. Вустин М.М (Буш Бобко Ю.Т. и Янга Гусева В.Н.) - Д3, 71 балл; на третьем месте - Янга, вл. Гусев В.Н. (Ирвина Селезнева и Марта Аверкина В.Н.) - Д3, 71 балл.

В поле расставили всех по своим местам эксперты первой категории по легавым Казаков Г.К. и Демидов М.К., за что им огромное спасибо.

Бюро секции любителей немецких короткошерстных легавых выступило с интересной и мудрой новацией - совместить по времени и месту внутрипородные состязания с испытаниями первопольных собак, а заодно и с проведением выводки. Тут тебе и контакт времен, и связь поколений, и были-небылицы за общим костром, и собачьи дочки-матери, бабки-внучки на центральной поляне, и почтительное созерцание мэтров за работой, и благосклонное ответное внимание к молодой поросли. Сразу отмечу, что провидческие предначертания секционного руководства сбылись в полном объеме и, как писали раньше в многотиражных газетах, превзошли самые смелые ожидания.

В испытаниях приняли участие одиннадцать собак, восемь из которых рождения нового века, а шести из них не было и года. Четыре собачки дипломированы, одна расценена без диплома, остальные сняты с разными <диагнозами>. В таблице 2 представлены результаты испытаний счастливчиков.

Судили молодых собачек эксперты-кинологи Т.А. Смирнова и О.В. Коннова. Судить работу судей не принято, но их пристальность, дотошность подхода к оценке собаки, желание выяснить все ее возможности бросались в глаза. Прикиньте сами: на испытания одиннадцати собак потребовалось больше времени, чем на двадцать одну состязавшуюся. И это ни в коем случае не укор судьям на состязаниях. Они действовали в жестких временных рамках, предписанных правилами, что совершенно не сковывало судей на испытаниях. Тем более что в лугах работали первопольные собачки, частенько под управлением первопольных владельцев.

В желании написать статью о секционном мероприятии я маячил за спинами экспертов целый день с утра и до темна. Я поражался их долготерпению в бесчисленных попытках убедительно обосновать предстоящий вердикт, причем в основном для себя. Поделюсь наблюдениями.

Больше часа собачка бродит по лугу, оглядываясь на <папу>, подолгу обнюхивает кусты, явно не понимая, чего от нее хотят. Все это время невозмутимый владелец, шествуя рядом с судьями, нудно повествует о своих охотничьих успехах, объясняет, чем она заинтересовалась в кустах, комментирует каждое движение животного. На распоряжение изменить место поиска он упрашивает собаку подчиниться, как молодая мамаша увещевает малыша съесть лишнюю ложечку каши, похлопывает ее по крупу, подпихивает, сам идет в нужном направлении, попутно доказывая необходимость таких манипуляций. На состязаниях его бы сняли час назад за неподготовленность собаки, а уже на первой минуте пресекли словоохотливость. Здесь же будут пытаться выяснить главное - отношение собаки к птице и не прервут байки, дабы не травмировать молодого ведущего. Их оставляют до встречи с птицей. К чести владельца, он сам не стал больше выставлять собачку.

По ходу испытаний экспертами указывались многие типичные ошибки ведущих. Основная - недоверие к собаке. Челнок не догма, хоть и наиболее рациональный тип поиска. При явно осмысленном отклонении от параллели, когда собачка заинтересованно, с высоко поднятой головой водит носом, не следует пытаться командами выровнять челнок. При работе по кричащему коростелю не стоит демонстрировать экспертам олимпийское спокойствие, неспешно подходя к стоящей собаке, наоборот, нужно любыми способами попытаться поднять птицу на крыло. Так судьи по ходу корректировали поведение ведущих, опять же выстраивая своё впечатление о собаке. Подчеркиваю - первопольной. И в первом, и во втором случаях после стойки и подъема птицы работы были засчитаны.

Могла бы сложиться такая ситуация на состязаниях? Категорически нет. Скорее всего, не было бы зачётных работ, а в первом случае за неоднократно повторенные команды обязательно бы снизили баллы.

И, наконец, работа Рэтта Виневского Г.В. из Подольска, весьма впечатлившая судей. Кобелю около трех лет, но выставляется он впервые. Ровный, мощный челнок с высоко поставленной головой на протяжении часа, а в активе лишь невыразительно сработанный коростель. Последние двадцать минут собака прочесывает кочкарник, скрывающий ее чуть не с головой. Она постоянно отслеживает ведущего и мгновенно реагирует на его жесты. Становится заметно незначительное снижение темпа движения. Вопрос судьи к хозяину: <Может, немного передохнём?> Мгновенный ответ: <Вы - эксперт, вам решать.> Это были первые слова, которые от него услышали. Вот, наверное, эталон общения испытуемого и эксперта в лугах, а байки потом, у костра. После отдыха они получили свой заслуженный диплом, да с какими баллами! На состязаниях он бы ушел без диплома.

Надо ли говорить, что некоторые дипломы в большей степени авансируют грядущие успехи собачек, чем отражают сегодняшние? Что ж с того? Кто из нас не получал подобных дипломов? Главное другое - есть уверенность в том, что дипломы эти не последние и отнюдь не самые высокие. Полная уверенность.

А теперь о результатах выводки, которую провел эксперт всероссийской категории Г.Н. Храмцов. Шесть сук и пять кобелей, представленных в рингах, получили высшую оценку в своей возрастной группе. Девять из одиннадцати выставленных собачек принадлежат к двум пометам: Цеи Волина В.В. и Цапы Шатина А.А. Отраден тот факт, что указанные господа, сами, являясь еще молодыми легашатниками, не только воспитали своих рабочих собак, но и <ведут> щенков от них. Нельзя не отметить, что эти пометы особенно интересны для нашей породы, поскольку хозяева не поленились съездить в Питер и повязать своих сук с вывозным кобелем и его прямым потомком (см. таблицу).

Вот такой получился славненький междусобойчик. Что ж, дело куцхааризма живет и побеждает.







Вадим Жибаровский