Пора выправлять дефекты




С интересом прочитал подготовленные к публикации Сергеем Фокиным и Владимиром Киселевым материалы о выступлениях нового руководителя Охотдепартамента А.И. Саурина на XI съезде Росохотрыболовсоюза и совещании Координационного совета в Суздале. Не могу согласиться с уважаемым Алексеем Ивановичем, что <решать все проблемы через охотничью прессу - путь неправильный>. А какой правильный ? Сесть в кабинете, пошушукаться, определиться, что можно говорить, а о чем нельзя? По-моему, этот период в истории нашего государства уже закончился. Гласность - вот один из основных критериев современных средств массовой информации, которые по праву называют <четвертой властью в стране>. Именно при помощи СМИ многие надеются решить те проблемы, которые не решаются законодательной, исполнительной или судебной властью. Итак.



О СОБАЧКАХ ЗАБЫЛИ

Начать обсуждение публикаций мне хочется с тех вопросов, которые вообще не нашли отражения в выступлениях.

Тема первая - охотничье собаководство. Не буду распространяться о роли собаки на охоте, это охотничья аксиома. Напомню лишь о том, что постановлением Правительства РФ от 25 ноября 1995 г. N© 1145 <Об упорядочении деятельности по развитию собаководства> на Минсельхозпрод РФ были возложены обязанности по регулированию вопросов развития собаководства в Российской Федерации. Во исполнение постановления Минсельхозпрод РФ издал приказ от 29 марта 1996 г. N© 85, в котором поручил ведение вопросов Главживотноводству в племенном деле, а Охотдепартаменту - в части специфики охотничьего собаководства. Вот уже шесть (!!!) лет прошло, <а воз и ныне там>. В положении о Министерстве сельского хозяйства РФ (постановление Правительства РФ от 29 ноября 2000 г. N© 901) вновь определено, что Минсельхоз РФ является специально уполномоченным государственным органом в области племенного животноводства и на него возложены задачи по регулированию вопросов развития собаководства в Российской Федерации, осуществление контроля за состоянием и использованием племенных ресурсов, надзор за ввозом и вывозом с территории России племенной продукции, ведение государственной регистрации племенных животных, проведение государственной экспертизы и испытание племенной продукции.



КОМУ НУЖЕН ЗАКОН?

Тема вторая - исполнение требований и положений федерального закона <О животном мире> от 24 апреля 1995 г. N© 52-ФЗ, который является основной базовой нормой права в природопользовании современной Российской Федерации. Вопрос о принятии закона об охоте раздут чуть ли не до вселенского масштаба, представлено аж целых восемь проектов, а речь идет всего лишь об одной статье 41 федерального закона, которую необходимо расписать более конкретно применительно к процессу охоты, определить само понятие <охота> и какие действия попадают под этот термин. Причем, ничего нового, радикального в законе об охоте не появится, так как основные принципы в природопользовании уже определены в ФЗ <О животном мире>. Рядовым охотникам закон об охоте вообще не нужен, эта мысль уже высказывалась на страницах <РОГ>. А вот тем, кто хочет заниматься бизнесом от охоты и всеми правдами-неправдами рвется к этому кормилу, закон нужен как воздух: преуспевание прямо пропорционально полученным полномочиям.

Из выступлений А.И. Саурина четко прослеживается мысль о компромиссе между Охотдепартаментом и Росохотрыболовсоюзом. В связи с этим, как это ни печально, приходится признать: обработка, которой был подвергнут Алексей Иванович со стороны общественных организаций, дала свои результаты, и госчиновник от своего имени, как царствовавшие особы в прошлые времена, заявляет: <мы в какой-то степени неконструктивно подошли к решению проблемы в отношениях между общественными организациями и Департаментом>, <мы готовы пойти на то, чтобы общественным организациям российского значения делегировать выдачу (охотничьих - В.Б.) билетов>, абсолютно не задумываясь о нарушении конституционных прав других лиц, а установление в Ивановской области законного порядка представлено, как <непредсказуемые последствия>. Крутое начало!

Побойтесь Бога, уважаемый Алексей Иванович, о каком компромиссе может идти речь между охранниками правопорядка и его нарушителями? Как можно квалифицировать ситуацию, когда прокурор договаривается с преступником или сотрудник ГИБДД отворачивается, увидев нарушителя ПДД?

Вот Вам несколько конкретных фактов нарушений действующего законодательства Российской Федерации практически всеми общественными охотничьими организациями.

1. Статья 5 ФЗ <Об общественных объединениях> однозначно устанавливает, что под общественным объединением понимается



ДОБРОВОЛЬНОЕ, САМОУПРАВЛЯЕМОЕ, НЕКОММЕРЧЕСКОЕ формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов.

Фактически штатные работники охотобществ собирают с охотников (учредителей) в принудительном порядке (для получения права на охоту) членские и другие целевые взносы (доля вклада в складочный капитал) для ведения хозяйственной деятельности с целью получения личной прибыли.

Гражданский кодекс РФ (ч. I, ст. 66) однозначно признает подобные хозяйственные общества или товарищества КОММЕРЧЕСКИМИ организациями с разделенным на доли (взносы) учредителей (охотников) уставным (складочным) капиталом. Денежная оценка вклада участника (охотника) хозяйственного общества определена в размере его годового и целевого (за отработку в охотугодиях) взноса.

Под видом общественных организаций скрываются частные коммерческие формирования, в которых штатные работники занимаются личным бизнесом.

2. Статья 15 ФЗ <Об общественных объединениях> устанавливает, что деятельность общественных объединений основывается на принципах



ДОБРОВОЛЬНОСТИ.

Фактически, предоставив <членскому> охотничьему билету статус разрешения на право охоты, всех охотников в принудительном порядке, чтобы получить это право, заставляют вступать в охотобщества, при этом государственные охотбилеты сознательно не выдаются.

3. Статья 16 ФЗ <Об общественных объединениях>, основанная на ст. 13 п. 3 Конституции РФ, запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на создание вооруженных формирований.

Фактически общественные организации охотников содержат в своем составе штатную вооруженную структуру - егерскую службу. Подобные действия могут быть квалифицированы как организация незаконного (не предусмотренного федеральным законом) вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы).

4. Статья 27 ФЗ <Об общественных объединениях>, определяющая права общественного объединения, не предоставляет каких-либо прав их участникам на осуществление охранных действий или мероприятий или участие в них, а также на оказание платных услуг.

Фактически общественные организации охотников осуществляют охранные действия с использованием незаконных вооруженных формирований, которые под видом оказания услуг требуют у охотников так называемые путевки.

5. Статья 29 ФЗ <Об общественных объединениях> обязывает общественные объединения соблюдать законодательство Российской Федерации и нормы, предусмотренные уставами и иными учредительными документами, а также обязывает ежегодно публиковать отчет об использовании своего имущества (деньги - движимое имущество) или обеспечивать доступность ознакомления с указанным отчетом.

Фактически общественные организации охотников никаких финансовых отчетов не публикуют, а уставы и сведения о движении денежных средств не доступны для сведения охотников.

6. Статья 37 ФЗ <Об общественных объединениях> устанавливает, что ДОХОДЫ от предпринимательской деятельности общественных объединений НЕ МОГУТ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЯТЬСЯ между членами или участниками этих объединений и должны использоваться ТОЛЬКО для достижения уставных целей.

Фактически общественные организации охотников расходуют денежные средства на выплату зарплаты, премий, материальной помощи и другие нужды штатных работников, а также на другие не предусмотренные уставами мероприятия (банкеты, командировки, презентации и т.д.). Подобные действия могут быть квалифицированы как хищение, присвоение или растрата чужого имущества (деньги - движимое имущество), вверенного виновному, путем изъятия, обособления и обращения в свою пользу или установление над ними незаконного владения. Кстати, именно за присвоение денежных средств общественного фонда было предъявлено обвинение бывшему министру юстиции.

7. Статья 33 ФЗ <О животном мире> устанавливает, что объекты животного мира предоставляются в пользование юридическим лицам на основании долгосрочной лицензии.

Фактически общественные организации охотников, не имея долгосрочных лицензий, захватили власть в природопользовании с использованием незаконных вооруженных формирований, присвоили себе права распоряжаться объектами животного мира. Любой путь неконституционного прихода к власти и ее удержание является противоправным, непосредственный ущерб наносится интересам народа (охотникам) как главного источника власти.

8. Статья 40 Ф3 <О животном мире> не предоставляет пользователям животного мира никаких прав на оказание услуг, тем более платных.

Фактически общественные и коммерческие организации под видом оказания услуг за плату распространяют так называемые путевки, представляя их как разрешение на право охоты на полученной в пользование или захваченной территории. Способ действия носит информационный характер и строится на доверительных отношениях, сложившихся в предыдущие годы. Фальсифицируя сознание и волю охотников, злоупотребляя их доверием, пользователи завладевают денежными средствами.



ПОДЧИНЕННЫЕ ИЗБРАЛИ НАЧАЛЬНИКА

И последнее. Конституция РФ (ст. 3, п. 3), закон прямого действия, устанавливает: <Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы>. На прошедшем XI съезде Росохотрыболовсоюза председателем вновь избран А.А. Улитин. Обратите внимание, уважаемый Алексей Иванович, председатель избран не всенародным голосованием всех охотников, а узкой группой физических лиц, являющихся в основном штатными работниками системы РОРС. Подчиненные избрали своего начальника. Остальные охотники к этой процедуре никакого отношения не имеют: 90% всех охотников вообще не знают о прошедшем съезде, а те, кто слышал об этом, не смогут пояснить, какие вопросы или проблемы обсуждались на съезде. Созданная по образу и подобию коммунистической партии, система РОРС досталась нам в наследство от бывшего Советского Союза, и сегодня предпринимаются любые попытки для ее сохранения в первозданном виде. Нужен ли охотникам РОРС в старопартийном виде? Мой ответ: Нет! Рухнул Союз, а вместе с ним рухнула и система. И сказать об этом я могу только на страницах газеты, на трибуну съезда меня, как и любого другого охотника, не допустят.

Вы посмотрите, уважаемый Алексей Иванович, с каким упорством охотник из Калуги, уважаемый Дмитрий Петин, <грызет грани наук> - изучает нормативные документы, чтобы защитить свои права, честь и достоинство против посягательств различных чиновников и на страницах <Российской Охотничьей Газеты> информирует об этом всех охотников. А что сделали <радетели от охоты> Улитин и Ко, для того же Петина и других охотников?

Вот в этом и заключается принципиальная разница между штатными наемными работниками и остальными членами общественных охотничьих организаций: сегодня каждый существует и выживает сам по себе. Нужны ли такие организации? Не наемники и делегаты должны решать судьбы охотников! Каждый охотник должен иметь право голоса по любому вопросу!

Думаю, этого материала вполне достаточно, уважаемый Алексей Иванович, чтобы Вы задумались о правильности принимаемых Вами решений. Будем считать, что между нами состоялась беседа без вмешательства посторонних, но с широкой читательской аудиторией. Хочу особо подчеркнуть: мною изложено не мое личное мнение, а требования действующего законодательства Российской Федерации, над которым я не размышляю, а дословно цитирую.







Валентин БОДУНКОВ