Шагреневая кожа или кто поможет военно-охотничьему обществу






Армия в настоящее время, мягко говоря, <испытывает определенные трудности>. Это коснулось и охотничьих хозяйств Военно-охотничьего общества, на протяжении многих десятилетий обустраивающихся за счет членских взносов охотников. Некоторые хозяйства оказались лакомым куском для <новых хозяев> страны: за прошедшие 7-8 лет они отобрали у военных охотников пятую часть лучших угодий.

Процесс набирает силу и доходит до откровенного грабежа и растащиловки. Так, лучшее охотхозяство <Дубакинское> в Тверской области, незаконно изъятое у его владельцев и переданное ЗАО <ЛУКОЙЛ Нефтехим>, по представлению прокуратуры и решению арбитражного суда чуть было не вернулось к законным владельцам. Но ... был назначен новый конкурс.

5 апреля сего года представителями Военно-охотничьего общества был вручен необходимый пакет документов председателю конкурсной комиссии А.А. Полякову. Он просмотрел список предъявленных документов, расписался в получении и сказал, что все в порядке и нужно ждать результатов.

Конкурс был назначен на 16 апреля, и основным критерием в выборе победителя Поляков объявил количество денег, которое сможет вложить претендент в развитие хозяйства. При этом сотни миллионов рублей, вложенные Военно-охотничьим обществом в создание и поддержание процветающего сегодня охотхозяйства, приоритетное право на его дальнейшее ведение согласно законодательству, были, по сути, проигнорированы. По слухам, каждый член конкурсной комиссии был предупрежден о персональной ответственности за результаты голосования.

Конкурсные предложения каждый участник подавал в запечатанном и опечатанном конверте. В день проведения конкурса конверт вернули представителям Военно-охотничьего общества невскрытым. На словах объяснили: в ваших документах не хватает акта государственной экологической экспертизы. Но почему об этом не сказали при приеме документов за 11 дней до конкурса? Вместе с тем нигде в законе не прописано, что отсутствие этого документа является основанием для отказа в выдаче долгосрочной лицензии на право пользования животным миром в виде охоты, и, следовательно, отказ Военно-охотничьему обществу в участии в конкурсе незаконен. Все это дело юристов и прокуратуры, к ним мы уже обращались и будем обращаться и в дальнейшем. Кстати, на то время, пока <Дубакинское> охотхозяйство было закреплено за военными, соответствующее заключение от ВНИИ природы имеется, имеется оно и в распоряжении конкурсной комиссии. А государственная экологическая экспертиза - термин настолько расплывчатый, что при желании его можно трактовать совершенно свободно в ту или другую сторону. В <Положении> указывается следующее: <заключение государственной экологической экспертизы о возможности пользования животным миром в заявленном виде>. Все претенденты заявили: охота и ведение охотничьего хозяйства. Поскольку охота в охотхозяйстве велась, и будет вестись то заключение экспертизы может быть только одно: <допускается или разрешается>. Ни о чем другом речь не идет. И отказывать претенденту на основании отсутствия этого документа просто абсурдно.

Отрапортовав <наверх>: все, военных поймали, конкурсная комиссия выполнила поставленную задачу. Ведь кому охота за отстаивание принципов справедливости расстаться с насиженным рабочим местом ...

Но не будем даже заострять внимание на нарушених процедурных вопросов подготовки и проведения конкурса. Проблема гораздо глубже. Пытались помочь Военно-охотничьему обществу и Генштаб, и Минсельхоз; охотобществу <Динамо> - Счетная палата, но воз, как говорится, и ныне там. Остались две инстанции: президент Страны и президент <ЛУКОЙЛа>. Если и они не помогут восстановить справедливость, то тогда кто?







Бойцов М.С., Скачков С.В., Стрельников Г.Е., ЗАО "Деликатный Переезд" срочный квартирный переезд приобрести у нас.