От межи до Унжи






Дно реки неожиданно поднимается вверх. "Костя, мотор!" Запоздалое предупреждение - почти сразу движок бьет винтом по дну, захлебывается и глохнет. Шивера за шиверой. Где-то проходим, отталкиваясь от дна веслами, но часто приходится вылезать и волоком протаскивать резинку. Скребущий звук камней по днищу не радует...

Также сразу дно реки проваливается и, чуть не черпая болотниками воду, вспрыгиваем на борт лодки. Костя опускает винт, дергает стартерный шнур, и тяговитая пятижильная "Хонда" снова заводит свою негромкую успокаивающую песню. Сзади на буксире "Нырок". В нем среди кучи багажа сидит Игорь и периодически веслом отгребает в сторону от затопленной коряги. Вторая его обязанность - курить и глазеть по сторонам. С этим он пока справляется.

Лес сплошной стеной придвинулся к самой воде и в получившемся зеленом тоннеле петляем вместе с руслом реки уже пятый час. Солнце начало цепляться за верхушки деревьев, а вскоре и совсем перестало показываться.

Сзади Игорь оживленно размахивает руками руками, показывая на очередную, удачную, с его точки зрения, стоянку, но мы делаем вид, что не слышим из-за мотора - до намеченной точки еще плыть да плыть. Игорь в отчаянии "да ну вас!" машет рукой и, нахохлившись, достает сигаретку. Незаметно сумерки сгустились и мир стал черно-белым: темный силуэт леса по обоим берегам, светлое небо и его светлое отражение в засыпающей реке.

Где мы, далеко еще до намеченной точки? В который раз сравниваем картинку пройденного маршрута на дисплее навигатора и реку, изображенную на карте. Мистика какая-то, но это две разные речки. Неужели на туристических картах даже реки засекречены?

Для ночевки выбрали первую же приличную песчаную косу. Пока Костя устанавливал палатку, на берегу разгорелся яркий костер, и вскоре котелок над огнем забурлил и покрылся клубами пара. Как заботливая хозяйка, Игорь расстелил газетку на песке, соорудил скатерть-самобранку из домашних харчей и разлил горячий кофе.

Молча сидим вокруг костра, языки пламени, кажется, вобрали в себя последние отблески заката и теперь нас окружает непроглядная темнота, лишь светит сам себе огонь, выбрасывая вверх гаснущие искры, и его неверный танцующий свет притягивает как магнитом наши взгляды.

Когда расползлись по спальникам, в палатке уже не осталось ни одного комара - тлеющая спираль "Фумитокса" сделала свое дело. До самого утра можно отдохнуть от кусачей мелюзги. Плотно застегнутые молнии никого не пропустят.

Соорудив поудобнее подушку, лег и наконец-то дал расслабиться усталому телу. Совсем рядом с палаткой, изо всех сил, вдохновенно раскатывался трелями соловей. Также, от всей души, периодически сотрясал своим храпом палатку кто-то из ребят. Что значит чистый воздух - дома бы так не сумел. Воздушный фильтр сразу забьется.

Подкравшийся сон накрыл своим безвременьем и все исчезло. Первый трудный день окончен...

Первый раз о реке Унже услышал случайно. Леса, наполненные грибами и ягодами. На созревающую бруснику и клюкву собирается вся Костромская губерния. Необъятные просторы воды с многочисленными островами способны покорить своей красотой любого. А уж рыбы здесь разной - и не счесть.

Устоять против этого трудно, и к началу лета уже наметили маршрут. Сперва на приток Унжи - реку Межу. По слухам, на многочисленных перекатах много голавля и хариуса. Затем средняя часть Унжи - от Мантурова до Макарьева. Здесь над чистым песчаным дном плавают многочисленные стаи бронзовых лещей, расступаясь перед вечно спешащими судаками. И напоследок, сплавляемся в устье Унжи, где среди островов, вооружась спиннингами, будем биться со щуками-гигантами. По карте-схеме это получается "всего лишь" от пос. Георгиевское (квадр. 28) до дер. Соловатово (квадр. 51).

- Эй, ребята, вставайте! Вы просили разбудить в шесть утра на рыбалку.

- Что-то темно еще, который час?

- Сейчас посмотрю. Где мои часы? Ага - вот, нашел. Та-ак. Сейчас три двадцать пять.

- Игорек, ты чего - с ума сошел?!

- Виноват. Давайте спать дальше.

Если бы были силы выбраться из спальника, точно бы укусил.

- Всех разбудило яркое солнце. Как же хорошо спалось. Наверное, с таким легким чувством только дети просыпаются. Теперь сладко потянуться, чтобы все косточки хрустнули, и прочь из палатки. Сразу навалилась куча комаров, а мы от них в воду.

У-ух! Вода сомкнулась над головой и мир вокруг стал темно-зеленым. И звуки здесь другие - гулкие и шуршащие. Надо наверх - к воздуху и свету.

После купания - вкусный завтрак и сборы на рыбалку. Сегодня первая разведка. Однако уже через час стало ясно, что здешняя рыба запросто так на тройники вешаться не будет. Микровоблеры и вертушки-"нулевки" успеха не принесли. Средние блесенки на 5-10 граммов тоже не подошли - любая попытка заглубить блесну при проводке кончается зацепом. Очень много топляка и выручает только крепкая плетенка, позволяющая разгибать тройники и выдирать блесны. Небольшие, 4-6 см, плавающие воблеры как раз подошли. Забросы дальше 25 метров не нужны - речка маленькая. Если приманка вдруг стукается лопаткой об деревяшку, ослабляешь натяжение лески, давая возможность воблеру всплыть, и аккуратно продолжаешь проводку. А главное - их начали атаковать мелкие щучки.

К обеду в котелке с ухой варилось несколько щурят по 300-500 граммов, елец и густерки. Только что пойманная рыба, пакетик "Приправы для ухи" и свежий воздух - сделали похлебку необыкновенно вкусной.

К вечеру мы сплавились вниз еще километров на 20, по пути облавливая самые интересные места. Пойманную рыбу пустили в засолку. Нельзя же питаться одной ухой.

Пока утром завтракали, из-за излучины показалась двухместная резинка. Двое мужиков вправо-влево тяжелыми "шторлингами" бомбардировали каждый закуток в поисках голодной щуки. Заметив наш бивак, подгребли к берегу и с кряхтеньем вылезли на берег.

- Здорово, мужики! Уже пять часов плывем. Все затекло, ноги не держат.

- Привет! Как ваши дела? Ого! Неплохо (на дне лодки лежали четыре щуки от килограмма до двух).

- Да это разве рыбалка? Слезы одни.

Постепенно ребята "расходились", пришли в себя и разговор стал оживленнее.

- Мы аж с Москвы приехали. По слухам, здесь было очень много рыбы.

- Да, раньше было. А теперь - где ей взяться-то? Тут уроды какие-то электроудочкой рыбу бьют, вот река и пустеет.

- Но они, наверное, местные. Что, разве с ними нельзя разобраться?

- Ну да - менты местные. Что ты им скажешь?

- Да-а. Здесь - как и везде: браконьерством занимаются не от голода, а от безнаказанности.

Разговор перешел на хариуса. Ребята подтвердили, что можно его, да и голавлика неплохо половить. Но это еще выше по течению - почти у границы Вологодской области. И проехать к тем речушечкам можно только с местным проводником по лесовозным дорогам.

Потом мужики засобирались, попрощались и поплыли дальше, работая спиннингами.

Вот так - кто-то берет от природы то, чем она может сейчас поделиться, а кто-то норовит выгрести все подряд, не думая ни о ком и ни о чем. Одна лишь алчность.

Однако вернемся к нашим баранам. Потратив три дня пути, мы составили примерное представление о Меже и решили перебрасываться от деревни Барановицы на машине дальше. Среднюю часть маршрута, скорей всего, придется пропустить. Это только по карте - две страницы. И с большим количеством изгибов русла. Участок от Мантурово и вниз может быть интересен байдарочникам. Открытая чистая река с большим количеством песчаных пляжей. Продукты можно купить в попутных деревнях. Накупаешься и загоришь в маршруте до черноты. А вот как с рыбалкой здесь мы, наверное, так и не узнаем, потому что сразу переместимся в устье Унжи.







Владимир Сагадиев