За гусями в Воркуту






Здравствуйте, уважаемые сотрудники редакции <Российской охотничьей газеты>! Хочу поделиться своими впечатлениями от весенней охоты нынешнего сезона. Сейчас я живу в Минске, но в своё время мне пришлось пять лет служить на Севере, где я впервые и попал на весеннюю гусиную охоту. В Белоруссии нынче хорошо поохотиться на гуся теоретически можно, разрешённые сроки весеннего сезона примерно с 10 марта по 10 мая (конечно в определённые дни недели). Но практически простому гражданину осуществить сие весьма сложно. И если даже удаётся узнать, где гуси остановились на пролёте, то нет никакой гарантии, что тотчас там же не появятся толпы <охотников>, готовых палить во все пролетающие табуны гусей хоть на расстоянии 100, а хоть и 500 метров. Вот и приходится мне который уже год <вместе с гусями> отправляться весной на Север, в Воркуту. В этом городе живет мой двоюродный брат, также страстный охотник и рыбак.

В 2002 году открытие весенней охоты на гусей в Воркутинском районе планировалось на 25 мая, но погода, как обычно, внесла свои коррективы, и сроки открытия перенесла на 18 мая. И все же Север есть Север, погода может меняться здесь по пять раз на дню. Так было и в этом сезоне.

Выехали мы из Воркуты 17 мая, ближе к вечеру. Гусей в этом сезоне в тундре видели уже в первых числах мая, но так называемого <валового пролета> еще не было. За 18-е мая удалось добыть всего несколько штук на всю команду из 5-ти человек.

19-го мая ночью и ранним утром шёл снег, где-то часам к шести утра погода немного улучшилась, и гуси стали полётывать. Пару слов о способе охоты. Проводится она из скрадков либо вырытых в снежном сугробе, либо подготовленных в кустарнике, обязательно с профилями. Использование манков возможно, но, например, мой брат обходится своеобразным манком-свистулькой, изготовленным из пары металлических гильз 28 и 32 калибров. Основное назначение и манка, и <свистульки> - лишь привлечь внимание пролетающих гусей к профилям, самое главное здесь не переусердствовать. В тундре гуси менее осторожны и более любопытны, и, как мне кажется, налетают на профиля иногда даже ради какого-то своего, непонятного мне, интереса. Заметили они профиля или нет, определить достаточно просто по их гоготанью, которое я достаточно хорошо уже понимаю.

Хотя снег продолжал идти и дул северо-восточный ветер, нам утром удалось взять 8 гуменников, тем самым почти выполнив дневную норму (в Воркутинском районе она составляет 2 гуся на человека в день). Ближе к обеду погода опять ухудшилась, снег переходил то в дождь, то вновь начинал валить хлопьями. Так продолжалось до полудня 20-го мая. Мы практически не вылазили из вездехода, не хотелось зря мокнуть. Неожиданно я заметил, как шестерка гусей молча подсела к профилям у скрадка на той стороне. Мы быстро собрались, но всё же гуси нас опередили. К этому времени ветер стих, снег прекратился, и началось нечто невообразимое. Гуси начали лететь, причём лететь со всех сторон. Табуны, пары, одиночки налетали с разных направлений и на разной высоте. Я за десяток сезонов весенних охот, проведенных на Кольском полуострове и в Воркуте, такого не видел. К своему скрадку, расположенному на этой стороне реки, у дальнего бугра на берегу пойменного озера, я уже не успевал и, дабы не портить охоту другим, решил остаться у вездехода. Все же, хоть это и <вал>, но бредущая по тундре фигура будет пугать гусей. Сделав несколько снимков фотоаппаратом, я решил переключиться на съемку видеокамерой, как вдруг все это закончилось так же неожиданно, как и началось. Это было тем более неожиданно, так как резко потеплело, небо прояснилось, задул южный ветер, и яркое солнце залило заснеженную тундру.

Отправившись в скрадок, я просидел там до позднего вечера, но безрезультатно. Гусей не было. 21-го мая продолжал дуть <южак>, было солнечно, и гуси клиньями, <на кислороде>, как здесь говорят, летели с севера на юг. Мне удалось <высидеть> пару одиночек, которые, в отличие от больших стай, среагировали на манок и вышли на профиля.

Я выбрался из скрадка, собираясь забрать добытых гусей и отправиться к вездеходу. Уже вышел на снег озера, туда, где стоят профиля, как внезапно заметил приближающуюся с запада тройку гусей. Манок в нагрудном кармане белого маскировочного халата, полезу за ним - гуси заметят. Я просто подсвистнул пару раз губами, и гуси заметили профиля. Сейчас главное не шевелиться и замереть в той же позе, в которой заметил гусей. Гуси прошли, <погогокивая>, метрах в 50-ти от меня, явно выказывая желание подсесть к профилям, зашли за тот бугор, где находится мой скрадок, и начали разворот против ветра. На секунду они скрылись из глаз, и я успел схватить с плеча ружье и присесть. Через пару мгновений они появились над бугром, я сопровождал их полет лишь движением глаз. <Неужели они не замечают меня, торчащего среди профилей?> - мелькнула мысль. Отсчитав до пяти с того момента, как я уже не мог не поворачивая головы видеть гусей, я встал и первым же выстрелом свалил гуся, летевшего третьим, который уже даже <шасси> выпустил для посадки. Вот ещё одно подтверждение того, чему меня всегда учили на гусиных охотах - главное, не шевелись и не суетись, если гуси заметили профиля, то обязательно над ними пройдут. Я отсчитал количество шагов до того места, где упал гусь - 28, т.е. не более 20 метров, и при этом он явно собирался садиться.

У вездехода уже шло совещание, все были слегка обескуражены - ветер южный, а гуси с севера уходят на юг. Значит, с севера скоро пригонит какую-то пакостную погоду.

Наши худшие предположения сбылись полностью: 22-23-го мая была настоящая пурга, сильно похолодало. И лишь 24-го мая погода улучшилась. 24 и 25 мая наша команда весьма успешно поохотилась, правда я добыл лишь одного гуся, а вот мой брат, как это обычно бывает в каждом сезоне, отметился <королевским дуплетом> по паре гуменников. Я в эти дни больше фотографировал, снимал на видео, в общем, наслаждался отдыхом в тундре. Возвращение в Воркуту назначили на 26 мая, так как на реке начался ледоход, и, следовательно, возвращение в город могло быть очень сложным из-за разливающихся ручьёв и рек. Так оно в последствии и оказалось. На преодоление немногим более семи десятков километров мы затратили почти 12 часов.

Со сроками охоты, я думаю, не прогадали, хотя если бы ее открыли и 25-го мая, не многое бы и изменилось. Ведь даже в день моего отъезда в Минск, 29-го мая, в Воркуте дул северный ветер, было холодно, и шел снег. Как говорится, <Север - есть Север>.

Высылаю Вам фотографию своего брата, на которой я запечатлел его с гусями, трофеями того самого дуплета.

С.Л. Касперович