Тверская весна






Весеннюю охоту 2002 года наша охотничья команда провела в Тверской области. Весна в этом году выдалась весьма необычная. Таяние снежного покрова, начавшееся в конце февраля, продолжалось вплоть до первых чисел апреля, причем происходило это явление весьма своеобразно. Ясные солнечные дни сменялись холодными ясными и подчас морозными ночами. Осадки в виде дождя или снега практически полностью отсутствовали. В результате снег скорее не таял, а испарялся под действием солнечных лучей и ветра, так что к началу апреля земля полностью не оттаяла, и это существенно повлияло на поведение основных объектов весенней охоты в средней полосе России. Охотились мы практически на все виды пернатой дичи, разрешенной к добыче, однако, как и у всех охотников, у нас были свое приоритеты. Поэтому перечень видов, на которые мы охотились, я приведу в соответствии с их популярностью среди нас.



ГУСЬ

Охота в Тверской области в отдельных районах открылась очень рано - 13 апреля. В том числе и в ряде северных районов области. Один из них и был выбран нами для поездки на гусиную охоту непосредственно на открытие. Все крупные водоемы в районе к этому времени еще были подо льдом и только река, протекающая в обширной низменной пойме, разлилась довольно широко, хотя и меньше, чем бывало раньше. Именно на ее разливах и скопились гусиные стаи, прилетевшие к этому времени с юга, причем район их скопления был весьма ограничен. Это привело к огромному наплыву охотников в данное место, так как охотиться на гусей практически больше было негде. Все поля, прилегающие к разливу, были усеяны машинами, стрелками и... гусиными профилями, расставленными задолго до начала охоты. В нашем охотничьем лагере собралось более 20 охотников. Наша команда составляла 5 человек, еще из Москвы приехало 7 стрелков, остальные были местные охотники. Все они хотели охотиться именно на полях. Для нас стало очевидным, что охота на поле при таком скоплении стрелков ни к чему, кроме как к пальбе в небо, не приведет, и поэтому, мы на рассвете решили вплотную подобраться к отдыхающим на разливе гусям с тем, чтобы стрелять их во время набора высоты в тот момент, когда они пойдут на жировку. Зная, что на полях их встретит плотный заградительный огонь, который заставит их повернуть обратно к месту ночевки, мы надеялись использовать плавающие на воде чучела и манки, тем более что среди нас был один охотник, который мастерски умел манить гусей. План этот оказался вполне реальным, так как вблизи места ночевки гусей на разливе находился остров, поросший деревьями и кустами у самого уреза воды, в которых можно было хорошо замаскироваться. Добраться до острова нам было не трудно, так как у нас были две резиновые лодки, причем одна с мотором.

Все произошло именно так, как мы и предвидели. Добыв 5 гусей, мы охоту закончили, так как для праздничного стола этого было вполне достаточно (открытие - это всегда праздник). После того, как мы прибыли в лагерь, двое из нас прошлись по берегу разлива с собаками в поисках подранков - и удачно: им удалось добрать еще одного гуся. Наши друзья вернулись только днем, когда мы праздничный стол уже приготовили. Взяли они только одного гуся, и в этом нет ничего удивительного. Правда, потом им в этот день удалось взять еще одного при весьма забавных обстоятельствах, но это уже отдельный рассказ. Вечером охоты не было - птица была полностью разогнана.



ВАЛЬДШНЕП

Охота на вальдшнепа на весенней тяге любима нами не менее, чем гусиная охота, и поэтому, отправляясь в лес, мы прежде всего рассчитывали именно на эту охоту. Однако с вальдшнепом у нас вышло не особенно удачно. Как я уже говорил, в силу особенностей нынешней весны, земля в лесу к открытию охоты полностью не оттаяла, и поэтому прилет вальдшнепов оказался сильно растянут во времени, несмотря на то, что к нашему приезду активность лягушек в лесных лужах достигла своей наивысшей точки. В первый день, 15 апреля, тяга была очень слабая. Каждый охотник в среднем видел не более двух вальдшнепов за зорю. Во вторник 16 апреля тяга была уже лучше - в среднем 4-5 птиц в пределах видимости, считая и тех, по которым можно было стрелять. В результате за эти две зари мы добыли на всю команду 7 вальдшнепов. В среду 17 апреля в день отъезда трое охотников ушли охотиться на тетеревиных токах, и все наблюдали примерно с половины четвертого утра до половины пятого на редкость интенсивный утренний пролет вальдшнепа. Именно пролет, так как вальдшнепы летели практически один за другим с интервалом менее минуты. После того как большинство уехало, двое наших оставшихся товарищей очень надеялись на вечернюю тягу. Но она опять оказалась очень слабой!

В южном районе, в котором охота началась 25 апреля, динамика развития тяги вальдшнепа была такой же, как и в северном. Земля в лесу была сухой, холодной и довольно-таки твердой. Первые три дня тянуло не более 2-3 птиц за зорю. Причем не только вечером, но и утром. И только в последние два дня тяга более или менее наладилась - в зоне видимости пролетали 10-12 птиц. Охотились на тяге трое: один из наших товарищей и два местных охотника. Всего они добыли 7 вальдшнепов.



ТЕТЕРЕВ

Еще во время охоты на гусей в северном районе, начиная с воскресенья 14 апреля, мы наблюдали разрозненное токование одиночных косачей на полях, свободных от стрелков по гусям, на которых, конечно же, не охотились. Уже будучи в лесу, мы наблюдали небольшой тетеревиный ток на поле среда леса - до 10 токующих петухов. Но пели они достаточно далеко друг от друга, поэтому организовать на них охоту оказалось очень не просто. Тем не менее два наших охотника сделали на этом поле укрытие и провели в нем одну зарю, пытаясь с помощью подчуфыкивания подманить косачей на верный выстрел. Но, к сожалению, неудачно. Я же соорудил шалаш в том месте, где в прошлом году нашел тетеревиный ток численностью в 6 косачей. Но в шалаше просидел безрезультатно. Судя по всему, этот небольшой ток был разбит еще в прошлом году местными охотниками. Тем не менее одного косача, который случайно налетел на одного нас, нам все-таки удалось добыть.



ГЛУХАРЬ

В северном районе, недалеко от нашего лесного лагеря, находился глухариный ток, на котором мы раньше успешно охотились. В этом году на нем собрались четыре мошника, которые, однако, не пели. Сказался фактор беспокойства - ведь каждый вечер в округе шла стрельба на вальдшнепиной тяге. В южном районе значительные усилия были направлены на поиск нового глухариного тока. Они увенчались успехом - новый ток был найден. На нем было зафиксировано 5 поющих петухов. Ток был уже затухающим, глухарки на него вылетали всего один раз, глухари во время песни не распускали хвост. Не исключено, что в самый разгар тока на нем было гораздо больше поющих петухов.

За все время весенней охоты 2002 года нами было добыто: 13 гусей, 1 селезень, 15 вальдшнепов, 1 тетерев и 1 глухарь, то есть все традиционные виды пернатой дичи, на которые проводится весенняя охота в России.







А.В. Стефанович Римские каникулы