Неудачная охота




За одиннадцать дней я высмотрел двух медведей. В субботу - первый день охоты - на меня вышел медведь, но <причуял>, обошел лабаз сзади и ушел. Последующие дни ничего не дали, медведь перестал ходить на овсы.

Первый лабаз мы построили на распорках, вокруг не было надежных, крепких деревьев. На третьи сутки поменяли овсяное поле. Переехали в урочище у заброшенной деревни. Летом в деревне живет лишь одна старуха, а на зиму ее забирают родственники к себе в большую деревню. Место малолюдное, тихое.

Построили два лабаза: для меня - под ружье, Сергею - под карабин. Оборудовав лабаз, я занял его. Прошло около двух часов. Слышу, как по овсам в мою сторону кто-то движется. Подсвинок или енот, подумал я. Но на <плешину> овсяного поля высунулась полосатая голова - барсук. Барсук идет прямо на меня. До лабаза не дошел метра четыре. Остановился. Начал кормиться. В течение пятнадцати минут находился в пределах выстрела - до сорока метров. Попробовав овса, барсук ушел в лес и за моим лабазом рылся в земле около получаса. Затем все стихло.

Медленно поворачиваю голову и метрах в пятидесяти вижу сидящего на кромке поля лугового луня. Лунь сидит в траве, вертит головой, меня не замечает. Посидел минут двадцать, поднялся, стал облетать овсы и пикировать на кормящихся полевок. Поохотившись, снова сел.

И вот наконец удача. В девятнадцать часов пятьдесят минут на овсы вышел медведь. Торопливой рысцой выкатил на поле и начал кормиться. С замиранием сердца я дождался, когда медведь подойдет к лабазу на верный выстрел, прицелился под основание шеи и сделал плавный спуск. Но выстрела не последовало. Что-то щелкнуло внутри ружья. Медведь вскинулся на дыбы, развернулся и галопом понесся через поле в лес. Медведь был от меня в 15-17 метрах. Как потом выяснилось, в ружье лопнула пружина.

Обидно и очень печально. Поменяв ружье, я переехал в угодья охотхозяйства ВНИИОЗ, в 25 километрах от Белой Холуницы.

В угодьях хозяйства вместе со старшим научным сотрудником института Владимиром Ивановичем Гревцевым, большим специалистом по бобрам, стали караулить медведя. Обошли все овсяные поля, построили лабазы на свежих потравах медведя.

Поля обходили утром, стараясь не набродить на вылазах медведя. Шли по овсяному полю в 15-20 метрах от края поля. Заметили интересную деталь: на трех полях, где посеяна пшеница, медвежьих потрав значительно больше. Медведь охотнее ходит на пшеницу, а не на овес. Вечером сели караулить медведя.

Я сел на первый лабаз у болотца, а Сергей и Владимир заняли дальние лабазы - у них карабины <Медведь>. Просидели на лабазах всю ночь - безрезультатно. Никто не видел и не слышал медведя.

Утром Сергей уехал домой, а мы с Владимиром Ивановичем попили чаю на базе (база - это отдельно стоящий дом у дороги возле леса), машину поставили на крытый двор. Дину я посадил в машину, оружие спрятали в избе и налегке, взяв лишь проволоку, топорик и корзину под грибы, отправились вновь обходить поля в поисках свежих мест кормежки медведя.

Перешли речку, вышли на луг, прошли перелесок и на поляне обнаружили свежайший след медведя. На влажной, росистой траве четко вырисовывались отпечатки медвежьих лап. Начали тропить. След ведет к пшеничному полю. Поднимаемся из низинки, до поля осталось метров пятнадцать. Оно уже нам все видно, и вдруг из пшеницы поднимается медведь и начинает осматриваться по сторонам. Не смотрит лишь себе в пяту, а там мы.

Ветерок тянул от поля в нашу сторону. Мы моментально присели и слышим: медведь снова стал кормиться. Что делать? Оружия, как на грех, с нами нет. База далеко, 30-35 минут хода туда и обратно. Медведь спокойно кормится, нам это хорошо слышно. Сейчас десять часов утра. Стало быть, он утром вышел на поле, а мы его караулили ночью. Вот и угадай, когда он выходит кормиться.

Решаем уползти по траве назад. Я остаюсь и наблюдаю за действиями медведя, а Гревцев бежит в избу за оружием.

Отойдя от поля на безопасное расстояние, я забрался на раскидистый куст ольхи, но в бинокль не вижу медведя. Минут через тридцать прибежал Владимир Иванович, и мы снова осторожно двинулись на поле. Подошли к тому месту, но медведя, к великому нашему сожалению, там уже не было.

Начали внимательно рассматривать пшеницу и обнаружили след медведя. Он на рысях ушел в лес правее перелеска; видимо, когда мы ползли назад, он нас причуял и убежал.

Очень обидно. Вышли на зверя, а оружия с нами нет. Промеряли расстояние. Девятнадцать шагов! Вот это неудача!

Следующую ночь сидели на своих лабазах. На меня вышли кабаны, целое стадо. Но я не стал стрелять. В хозяйстве ВНИИОЗ не было лицензии на отстрел кабана. Кабаны кормились вокруг меня в овсах около часа, затем ушли через поле в лес.

На следующий вечер начали хулиганить местные браконьеры. Открыли стрельбу у загона для скота. Мы - туда. Никого нет. Стреляли с целью отпугнуть медведя от нашего поля.

Стрельба повторилась и на следующий вечер. Понятно. Нас решили <выжить>.

Мы разобрали все лабазы, а поутру стали косить комбайнами овес. Овсы поспевают постепенно, и везде их начинают косить. Нужно искать новое место.











Владимир Стрюков По выгодной цене соединительные коробки только в нашей компании.