Как русские анчоуса ловили




Большой морозильный супертраулер бросил якорь на рейде южно-американского порта <Кольяо>. Позади полгода напряженного промыслового рейса. Начался он промыслом минтая в холодном, забитом льдами Беринговом море. Ловили <голубоглазого> до последнего, пока не затерло льдами. Так и дрейфовали вместе с ледяным полем трое суток пока не подошел спасатель и вывел нас из ледового плена. Испытывать далее прочность корпуса желание отпало и рванули мы что было мощей из полыньи да в пекло, то бишь курсом на юг через тропики и экватор на южные <ревущие сороковые>. Мореплаватели, пройдя эти широты, книги пишут, а мы, понимаешь, там скумбрию ловили, ловили пока не отработали сто восемьдесят суток и пришло время идти в порт, на замену экипажа.

Гоняли косяки по просторам Тихого океана. Тактика лова, в отличие от других районов и видов промысла, где иногда требуются прицельные траления и время траления контролируется по секундомеру, чтобы не оставить на подводном пике трал со всем снаряжением, была проста. Курс - куда душа пожелает, благо простор вокруг великий, полный ход, пелагический трал раскрытием семьдесят метров, смотри на экран рыбопоисковой аппаратуры и жди, когда высветится долгожданный косяк рыбы.

И вот на экране появилась красная ленточка. Есть запись, косяк плотный. Курс, горизонт - пошел заход. Команда <Вира трал>, и через некоторое время разливается по палубе живым серебром тонн сорок отменной скумбрии. А скумбрия в том рейсе попадала действительно отменная, необычайно крупная, длиною чуть ли не метр, толстая, жирная и вкуса необыкновенного. Скорее, более походила она на маленьких тунцов, чем на скумбрию. Давалась эта рыбка ох как не легко: с того рейса мы одного молодого морячка в Союз совсем плохого привезли, с ума сошел, бедолага. Ну да ладно о грустном, давайте про анчоуса.

Так вот: тепло, легкий туман над водой, голубая гладь бухты, по рейду с берега доносятся латиноамериканские мелодии, от которых <хочется в поле и напиться>, по борту тяжелыми <Боингами> пролетают пеликаны, а в районе бака у самой поверхности шныряют серебристые рыбины. Анчоус! Уходя в рейс, помимо необходимых вещей всегда брал с собой рыболовные снасти. Скажу, что в этой страсти я, как правило, был не одинок. Представьте себе картину: легли в дрейф, заловились что называется <под жвак>, в трюмах около тысячи тонн свежемороженной рыбы, на палубе лежит два кутка тонн на сто в каждом, а на корме, стоит народ, пытаясь что-нибудь наловить удочкой. Рыбаки...

Вот и в этот раз, завидев этот <парад> перуанских анчоусов, непременно захотелось их изловить. Нехитрая снасть, состоящая из легкого грузила, двух поводков с крючками и неизменной наживкой для морской рыбы - кусочком сырого мяса. Опускаю снасть с борта под нос рыбе. Нет, не берет. И подыграю, и горизонт поменяю: нет, не берет, проходит мимо, не замечая насадки. Стоп. Мысль: именно - не замечая. И тогда, приходит идея: надо привлечь рыбу к насадке, надо, чтобы она обратила на нее внимание.

Не мудрствуя лукаво, отрываю кусочек фольги от пачки сигарет, цепляю на крючок рядом с насадкой, забрасываю и тут же чувствую уверенный удар. Есть, первый анчоус бьет хвостом по палубе. Дальше дело пошло. Последовав моему примеру, ребята, пытающиеся вместе со мной изловить эту рыбку, усовершенствовали свои снасти, и из воды периодически стали появляться серебристые рыбины - и на радость рыбакам, и на удивление местным пеликанам.

Этот случай с перуанскими анчоусами позволил мне сделать вывод, который не раз помогал и помогает в рыбалке на наших российских озерах и реках. А вывод прост. Прежде всего рыбу надо привлечь, заставить ее обратить внимание на насадку. Потому, по моему мнению, и практика не раз подтверждала это: при ловле спиннингом на джиговые приманки, виброхвост, твистер, рыба берет значительно лучше, если впереди приманки есть блестящий вращающийся лепесток, который своим блеском и создаваемой вибрацией привлекает внимание рыбы.

Так же и при других способах лова рыбы шансов на успех значительно больше, если найти способ прежде всего привлечь рыбу. К примеру, на зимней рыбалке это может быть постукивание мормышкой или блесной по дну, где образуются облачка мути или создаются вибрации, хорошо воспринимаемые боковой линией рыбы. В общем, изобретайте, экспериментируйте - рыбалка это дело творческое.

Тогда же, вволю нарыбачившись, отнесли улов на камбуз, где кок отменно его приготовил.

А затем была передача корабля прибывшему на замену экипажу, перелет в Союз, головокружение от счастья прихода, радости всему земному, полное восприятие каждого дерева, каждого нового человека, не поддающиеся описанию и разуму чувства от встречи с той, о которой думал и мечтал долгие шесть месяцев, и полный жизни отпуск. Да, море, его стоит любить даже за один приход.

Но любой праздник кончается. Через несколько месяцев все стало обыденным, надоела извечная сухопутная суета, охватила тоска по просторам, свежим ветрам, далеки странам, истраченным деньгам. И вновь был рейс, далекий и долгий...











Штурман флота Павел Шептухин дверь венге