Совы помогли




Середина ноября. Температура воздуха плюсовая. Снег лежит местами. Зима наступит только в конце месяца, да и то продержится не более 2-х недель (такая у нас в Волгоградской области была погода в охотничьем сезоне 2000 - 2001 г.).

Я в отпуске. Отдыхать это время года желающих в нашем коллективе, кроме меня, нет. Остается узнать срок открытия охоты, написать заявление - и я свободен как птица. Это чужой отпуск тянется до неприличия долго, а свой почему-то пролетает - не успеешь оглянуться. Так вот, разве можно усидеть дома, когда патронташ набит, ружье смазано, путевка в кармане, а рюкзак собран?

Уже после обеда вспомнил слова жены: <Не ходи, пожалей ноги>. Наверное она права: около 15 километров осталось за спиной, а зайца не поднял.... Но ничего, как говорят, надежда умирает последней. Время еще есть.

Чем-то мне понравился бурьян возле лесополосы, наверное, сработало подсознательно чутье охотника. Захожу в него. А вот и косой. Ну хитрец, выскочил из-за спины, ведь пропустил меня и только затем поднялся. Летит как угорелый.

Первым стреляю метров с 10, хотя сам и понимаю, что очень близко, но тянуть нельзя, мешают трава и кусты. Конечно, мимо. Мысленно даже успел себя <похвалить> за такой <удачный> выстрел. Выбираю момент для второго, мазать больше нельзя. Все, вот момент, стреляю через траву в небольшое <окно> - вижу, попал. Подранок. Зацепил я его дробью в переднюю лапу. Но косой и на трех выбегает на поле, тянущееся вдоль лесопосадки, садится метрах в 100 от меня. Вот и сидим, я в кустах, а он в поле. Глядим в сторону друг друга, только я его вижу. а он меня нет.

Ну и что делать дальше? на таком открытом месте на выстрел к нему не подойдешь.

Выкуренная сигарета, благо ветер на меня, не помогает, идей никаких, только одно в голове: подранка оставлять нельзя.

Надо идти в <атаку>, не сидеть же так до темноты. Выбираюсь из своего укрытия и иду в сторону сидящего зайца, конечно не прямо на него, а значительно левее. Посмотрим, что будет делать русачок.

Заяц меня прекрасно видит и не спеша, видимо все-таки досталось ему дробью не только по лапе, уходит в ту же посадку, откуда выбежал. Иду за ним. В лесополосе снег еще лежит, так что след подранка нашел сразу же, хотя набитых троп достаточно. Вот капля крови, да и лапа немного волочится по снегу.

Ветки акации рвут бушлат, срывают шапку, обязательно почему-то целятся в глаза. Ничего, потерпим.

Ага, вот след выходит из посадки, вдоль нее к оврагу.

Надо передохнуть. Весь отдых - это вытереть пот да поправить рюкзак. Все, вперед, скоро стемнеет, светового времени осталось очень мало.

Медленно иду рядом со следом зайца. Жизнь уже научила. В прошлом году, не успел оглянуться, как затоптал двойку и не смог найти скидку. Так и упустил подранка.

Посадка сейчас кончится, неглубокий овраг с пологими склонами, а затем опять лесополоса. Эти места я знаю как свои пять пальцев. Уже не один десяток раз прошел их.

А что это на склоне оврага? Да это не что-то - это заяц. Сидит и крутит головой. Стрелять нельзя - далеко. Попытаюсь добраться к нему, прячась за редкие кустики. Но ветер, хоть и не сильный, но прямо на него. Остается метров 70. Но нет, то ли услышал, то ли почувствовал косой и на моих глазах в овраг, на противоположный склон и в лесополосу.

Опять все с самого начала. Захожу в посадку, в начале она редкая. Вот и след. Крови уже нет, видимо затер снегом, но рана дает о себе знать, и идет заяц поэтому медленно.

Что-то срывается с дерева. Да это же сова, да не одна, вот еще и еще. Сколько же их здесь? Кружат над деревьями. Не дали мы им с моим противником отдохнуть перед длинной осенней ночью. Но сейчас мне не до сов. Иду по следу. Так, вот и заяц их увидел и уходит из посадки опять в сторону оврага. Боится оставаться с этими хищниками по соседству на ночь.

Выбираюсь из лесополосы и иду к оврагу. А вот и заяц. Опять сидит на склоне, опять крутит головой.

Как я на четвереньках, а где и ползком, от кустика к кустику, подбирался к русачку, рассказывать не буду. То, что одежду придется стирать, это само собой разумеется, лишь бы в автобус пустили. И так уже кондуктор несколько раз подходила ко мне и говорила, чтобы я не садился в кресло пассажира. Видите ли, могу испачкать. Прошла бы ты столько, сколько я по полям, по пашням, легла бы пластом в проходе автобуса и не шевелилась. Ну да ладно, это к делу не относится. Это уже издержки и их можно перетерпеть. Домой я доеду и стоя, хоть на ступенях возле двери.

Так вот и подбираюсь к склону оврага. Ветер теперь на меня, и это вселяет надежду на удачу. Аккуратно приподнимаюсь, чтобы осмотреться, может не подшумел. А вот и он. Сидит шагов за 30, спиной ко мне. Все-таки удача мне улыбнулась. Теперь уж не уйдешь.

Приклад в плечо - выстрел. Встаю с колен, только вот зайца что-то не видно. Что это еще за новости, куда он мог деться? Почти бегу к тому месту, где он сидел. Вот в чем дело. Косой сидел на краю лисьей норы, и после выстрела, уже мертвым, упал в нее и скатывается вглубь. Быстро на живот и рукой успеваю схватить его за задние лапы.

Все, я тебя победил! Хотя, если бы не совы и не выгнали они тебя для меня так удобно, мог я сегодня остаться и без дичи.

В автобус меня пустили, даже подарил кондуктору заячий хвостик, но вот в кресло сесть она мне так и не разрешила.













Е. Лысенко