Аляска маламут




По аналогии с уже известной публикацией <Артур и Черри> (<РОГ> N©34, 2002) этот рассказ можно бы было озаглавить <Артур и маламут>. По сути, он должен был предварять первую публикацию, поскольку события хронологически предшествовали ей. Они произошли еще тогда, когда Артур был на распутье, решая, на какой породе собак ему остановить свой выбор. Тогда-то судьба и преподнесла ему неожиданный сюрприз. Широко известному в восьмидесятые годы прошлого столетия российскому журналисту-международнику Льву Новикову по какому-то случаю на Аляске подарили щенка собаки редкой породы маламут.

Вот какие сведения об этой породе приводят кинологи супруги А.Т. и С.Д. Войлочниковы в своей книге <Охотничьи лайки> (1982): <Маламут. Эта порода издавна создана коренными жителями Аляски и, как полагают, свое название получила в честь одного из индейских племен. Современный тип породы сложился в результате длительного разведения ее заводскими методами. Маламут очень похож на хаски формами и окрасом, в том числе и характерной маской на лицевой части головы. Различить эти две породы не просто. (Хаски - сибирская лайка, вывезенная американцами из бассейна Колымы в конце XIX века.) Хаски предназначена в основном для быстрой езды. Маламут же не обладает, как хаски, быстрым бегом, но зато способен тащить тяжело груженные нарты на далекие расстояния. В отличие от хаски маламут несколько крупнее и тяжелее: идеальный рост в холке кобелей 63 см, сук 58 см. У него более растянутый формат и более широкая голова с сухой, грубоватой мордой. Глаза обычно карие. Конечности костистые, мощные. Хвост маламут носит закрученным в кольцо и прижатым к бедру, но не к спине. В упряжке на ходу хвост бывает опущенным. Маламут менее популярен в Америке, чем хаски>.

Щенка маламута Лев Новиков привез, в Москву. Повзрослевшая собака стала его семье в тягость. Сам журналист ездить по Москве на собачьей упряжке не собирался, поэтому он решил безвозмездно передать пса <в хорошие руки>. Его знакомый московский журналист Василий Песков взялся помочь. Зная, что во ВНИИОЗе есть питомник лаек, он уже через своего знакомого М.П.Павлова предложил пристроить пса в Кирове. Однако ездовая лайка питомник охотничьих собак не заинтересовала, и тогда Павлов стал предлагать ее своим знакомым. Поступало такое предложение и мне. Но у меня в то время уже был дратхаар, а в транспортном плане менять 45 лошадиных сил моего <Москвича> на одну собачью не имело смысла. Так что я от предложения отказался. Не соблазняла перспектива обладания ездовой лайкой и других.

Наконец очередь дошла до Артура, и он <клюнул на наживку>. Полагаю, что на этот непродуманный поступок могли повлиять три обстоятельства. Во-первых, Артур работал под руководством М.П.Павлова, и ему просто было неудобно отказать начальству; во-вторых, нельзя исключать и красноречие Михаила Павловича, способного убедить не искушенного в кинологических делах Артура в необходимости приобретения собаки именно такой породы; в-третьих, нужно учитывать, что до переезда в Киров Артур работал в Магадане в Тихоокеанском научно-исследовательском институте и в силу специфики профессии приобщился к экзотическим названиям, посетив многие заморские страны.

С его приездом в нашу жизнь вошел таинственный, загадочный, экзотический мир героев Грина, а в лексиконе появились неведомые нам доселе слова, завораживающе звучащие на фоне привычных вятскому слуху слов: Бокалда, Гнилуха, Чепца... Название породы <Аляска маламут> было из того, когда-то близкого Артуру мира. Может быть, я и ошибаюсь со своими версиями, побудившими Артура приобрести собаку, но тем не менее вскоре он стал владельцем маламута - единственного представителя этой породы в Кирове, а быть может, и во всей России!

<Презентация> собаки со стороны Льва Новикова была обставлена по высшему разряду. Были привезены различные деликатесы, включая полукопченые и копченые колбасы, которыми, как, видимо, полагал владелец, Артур будет кормить пса хотя бы первое время. Я был участником той <презентации> и видел, как смутился Артур, сбивчиво объясняя Новикову, что его финансовые возможности не позволят кормить собаку привычной для нее пищей. <Ничего, - заметил теперь уже бывший владелец, - я думаю, она и мясо есть будет>. Этот диалог дал повод мне в дальнейшем подтрунивать над Артуром, интересуясь судьбой копченой колбасы и фактическим рационом пса.

Выдюжил Артур где-то с полгода, после чего выкинул белый флаг и дал сигнал SOS. Сигналы бедствия были услышаны, и пес вновь вернулся к своему прежнему владельцу на привычный колбасный рацион. Впрочем, ненадолго. Вскоре он вновь сменил место прописки, осев в какой-то из прибалтийских республик.

Дальнейшая судьба маламута не известна. А Артур по прошествии почти десятка лет завел русского охотничьего спаниеля Черри, с которым и завершил свой охотничий и вообще земной путь. В мае 2003 года этому печальному событию минет ровно десять лет.















Борис Михайловский ткани портьера опт