На уток... в предзимье




Предзимье... Уже пронеслись над землей первые снегопады, накрывшие еще не опавший лист на заснувших деревьях. Не растаявший местами снег пригнул своей тяжестью к земле нескошенную траву. Мелкие озера покрылись тонким слоем льда, на крупных уже образовались ледяные закрайки, и только реки - и больше, и малые - продолжают величаво катить свои очистившиеся воды среди замерзших берегов. Давно закончился осенний пролет водоплавающей птицы на юг, давно уже в угодьях нет вальдшнепа, и из охот по перу осталась только охота на тетеревов с чучелами.

Но это только на первый взгляд. Несмотря на то что водоемы кажутся опустевшими, охота на уток еще не закончилась! И все потому, что местная утка, в основном кряква, держится в угодьях до тех пор, пока не останется не замерзшей воды, то есть до полного ледостава на крупных водоемах, реках и ручьях.

Непосредственно перед ледоставом оставшаяся утка начинает активно табуниться перед отлетом на юг. Вот тут-то и оказывается возможной охота на утином отлете. Там, где местной утки остается много, эта охота производится на крупных водоемах непосредственно перед их замерзанием с применением чучел и подсадных уток и является одной из наиболее захватывающих утиных охот. Но... к сожалению, в средней полосе России такая охота, как правило, невозможна из-за того, что к концу сезона птица оказывается в значительной степени выбитой и разогнанной по труднодоступным для охотников небольшим лесным озерам, прудам, ручьям и речкам. Как только пруды и озерки замерзнут, оставшиеся утки выбираются небольшими стайками на ручьи и речки. Так они и уходят на юг, поэтому ждать в это время активных перелетов не приходится, и единственный возможный в это время способ охоты - это охота с подхода.

Начало ноября. До закрытия охоты на уток остается несколько дней, и я решился попытать счастья. Охотился я в пойме большой реки, усеянной мелкими озерками, которые к этому времени давно уже замерзли, и только небольшая речка, протекающая в пойме и впадающая в большую реку, и питающие ее ручьи еще оставались свободными ото льда, хотя на пойменной речке вследствие ее слабого течения уже появились забереги.

Из охотничьего домика я вышел, когда уже рассвело, и сразу же двинулся обследовать ближайший ручей, до которого было не более полутора километров.

Берега этого ручья, впадающего в пойменную речку, сильно заросли ивняком, выпавший дня два назад небольшой снег слегка подтаял накануне из-за оттепели и к утру покрылся тонкой ледяной коркой, что в значительной степени затрудняло продвижение без лишнего шума. Продвигаясь вверх по ручью, часто останавливался, чтобы выбрать место, куда поставить ногу, дабы избежать предательского треска в самый неподходящий момент, продолжая вместе с тем внимательно всматриваться в поблескивающую сквозь кусты воду.

Наконец впереди показался просвет. Я подошел к небольшой заводи, за которой журчал перекат. Удобное место. На близкий взлет птицы рассчитывать не приходится, поэтому ружье я взял с сильными чоками. Патроны - семерка, но высокого качества. Сдвинув предохранитель, осторожно делаю очередной шаг вперед. И сразу же за перекатом с шумом из-под берега взлетают две кряквы. Но они за кустами. Тут уж никакие чоки не помогут, и я опускаю ружье. Дальше русло ручья становится совсем узким, поэтому лучше попытать счастья на речке.

Спустившись по ручью до самого устья, я осторожно выглянул из кустов, просматривая русло речки вверх и вниз по течению. И тут удача. Метрах в двухстах ниже по течению, на самой середине русла замечаю черные точки. Утки! Целая стайка! Теперь нужно попытаться их скрасть. Отхожу от берега речки метров на 100 и устремляюсь вниз по течению. Преодолев нужное расстояние, начинаю подход к воде. Впереди полоса бурьяна, что очень кстати. До воды всего несколько метров. Продвигаюсь вперед почти ползком. Вижу уток. Они на расстоянии выстрела. Вскакиваю во весь рост. Но они не взлетают! Стреляю по одной. Второй выстрел не успеваю сделать, так как остальные мгновенно скрываются за поворотом речки, который я не заметил. Стреляная утка бьется на воде, и мне приходится добить ее. Слабое течение прибило птицу к краю льда у моего берега. Срубив топориком небольшое деревце, я пробил им проход во льду и благополучно вытащил ее из воды. Это оказалась широконоска. Почин был сделан.

Теперь мой путь лежал к большой реке, точнее к длинному узкому заливу, <кишкой> вдающемуся в берег. Залив этот замерзал вместе с рекой, так как на ней навигация продолжалась до самых морозов, и поэтому служил для уток удобным местом дневки. Хотя вокруг залива росли кусты, в некоторых местах можно было подойти прямо к воде. Выбрав одно из таких мест, я начал осторожно подходить к нему, продвигаясь вдоль берега залива. Как только густые кусты кончились, я резко выскочил к воде с ружьем наизготовку. Из вмерзшей в лед осоки на противоположном берегу с треском поднимается кряква. Выстрел навскидку, и утка замертво шлепается на землю. Подобрать ее особого труда не составило, хотя для этого пришлось обойти залив. Пройдя еще некоторое время вдоль берега реки, я понял, что охота здесь - занятие бесперспективное. Река широкая, течение быстрое, если и собьешь утку, её все равно не возьмешь.

Поэтому я решил еще раз сходить на тот самый ручей, с которого начал охоту. Поднятые на ручье утки ушли нестрелянными, значит, они обязательно должны вернуться обратно. Погода к этому времени разгулялась. Ветер разогнал мрачные, свинцово-серые тучи, и над горизонтом холодным сиянием засветилось низкое ноябрьское солнце. Обследовав ручей и убедившись, что уток на нем нет, я перешел его вброд и пошел вниз по течению к речке. И как только я вновь приблизился к той самой заводи, как неожиданно увидел, что прямо на меня летят две кряквы! Прямо в штык. Первый выстрел - и селезень с размаху врезается в снег в метре от меня, второй и... утка, зачастив крыльями, оставляет меня с разряженным ружьем. Подбираю свой трофей. Облепившие его крупные снежинки переливаются всеми цветами радуги в лучах потеплевшего солнца.

Зеленоголовый красавец - прекрасный подарок к окончанию сезона охоты по перу!













Алексей Стефанович in-touch