"Аргентинские" лабрадоры на московских рингах




Впервые с лабрадорскими ретриверами этой далёкой латиноамериканской страны я познакомился почти год назад. Читая во втором номере <НОЖ Магнум> за 2001 год статью О. Малова <Аргентинский дневник русских охотников>, я обратил внимание на фотографию барона Кински. На ней запечатлен сам барон в моторной лодке и с ним два лабрадора - палевый и черный. И это все. На этом мое знакомство собственно с лабрадорскими (как, впрочем, и с собаками других пород из этой группы) ретриверами из экзотической Аргентины и ограничилось.

В том же 2001 году при обсуждении состава экспертных комиссий для работы в рингах на ежегодной 108-й Московской выставке охотничьих собак секция ретриверов ЦКС МООиР, исходя из опыта предыдущего года (для тех, кто не в курсе дела, сообщу, что на 107-й выставке <экспертизу> в ринге ретриверов проводил эксперт первой категории по породам спаниелей Г.Ф. Михайлов, который на первое место в ринге сук старшей возрастной группы с отличной оценкой за породность, конституцию и экстерьер поставил собаку, у которой не удалось осмотреть прикус - что само по себе является грубым нарушением правил проведения экспертизы, в соответствии с которыми такая собака должна быть оставлена вовсе без оценки, но, кроме всего прочего, та собака в кровь покусала ведущего и за ограждением ринга пыталась бросаться на зрителей), рекомендовала устроителям выставки воздержаться от привлечения Михайлова Г.Ф. в качестве эксперта в ринг ретриверов на 108-ю выставку. Однако стараниями другого великого спаниелиста - И.А. Ереминой обращение наше услышано не было. И результаты такого отношения к мнению секции не замедлили сказаться: члены секции не пожелали выставлять своих собак <под> дискредитировавшего себя <эксперта>. Как мы и предупреждали, самому Г.Ф. Михайлову все это было <глубоко фиолетово>. И убедиться в этом на собственном опыте пришлось тем экспонентам, которые своих ретриверов на 108-ю выставку все-таки привели.

Нарушений различной степени <тяжести> хватило и на этот раз. Но больше всего поражает наглое поведение на выставке <эксперта> Г.Ф. Михайлова. Ему совершенно не было дела до того, что организация, доверившая ему работу в ринге, РЕКОМЕНДОВАЛА при определении оценки за породность, конституцию и экстерьер лабрадоров пользоваться описанием породы, принятым в Английском Кеннель-клубе. И это можно было бы понять, если бы лицензицированный в РКФ эксперт по принципиальным соображениям не считал бы для себя возможным пользоваться какими-либо нормативными документами, кроме тех, что признаны FCI. Ну уж фигушки! У Г.Ф. Михайлова и своя голова на плечах имеется. И никто ему не указ! А на вопрос зрителей и экспонентов, изумленных результатом проведенной в ринге расстановки, вполне достаточно сообщить, что использовался им АМЕРИКАНСКИЙ СТАНДАРТ.

На 108-й выставке ассистентом при Г.Ф. Михайлове в ринге ретриверов <работал> эксперт третьей категории по породам ретриверов В.Н. Громыко.

Известно, что правила проведения полевых испытаний и состязаний запрещают членам экспертных комиссий проводить экспертизу не только принадлежащих им собак, но и их потомков первой генерации. Правила проведения выставок содержат менее жесткие ограничения и запрещают экспертам и их ассистентам проводить экспертизу принадлежащих им собак. Поэтому в том, что Г.Ф. Михайлов и В.Н. Громыко проводили экспертизу <прямых детей> (выражение Г.Ф. Михайлова) собак последнего, как и в том, что все эти собаки прошли очень высоко, никакого нарушения Правил нет. Ну что поделаешь, если собаки и в самом деле исключительно выдающиеся. Но! Но как же быть с собственной-то исключительностью?! Народная мудрость гласит: <Голь на выдумки хитра>. И наши герои нашли очень простое, но оригинальное решение: они стали присуждать награды собакам, которые их не заслужили. Справедливости ради скажем, что не всем. Не всем, а только <нужным>. Лучше всех на роль <нужных> в данном случае подходили потомки второй генерации от громыкинских собак. Я специально здесь не привожу ни кличек собак, ни фамилий их владельцев. К чему прославлять на всю страну людей, вся <вина> которых состоит в том, что им из всего многообразия щенков московских лабрадоров достались потомки громыкинских собак? На их месте любой мог оказаться. При соответствующем экстерьере и отсутствии полевых дипломов владельцы этих собак, даже в самых радужных своих мечтах, не могли надеяться на получение каких-либо выставочных наград своими питомцами в средней возрастной группе. Да так оно и было бы под любым другим экспертом. Но <эксперты> Г.Ф. Михайлов и В.Н. Громыко, тем не менее, безосновательно присуждают им Большие серебряные жетоны и делают соответствующие записи в родословных документах.

Дьявольский замысел <сладкой парочки> был гениально прост. С одной стороны, Громыко и Михайлов, прекрасно знали, что собаки членов секции МООиР на выставке экспонироваться не будут, значит, не будет и неудовлетворенных экспонентов и их претензий. С другой стороны, появлялась прекрасная возможность <удерживать на крючке> <нужных молодых> владельцев, продемонстрировав им таким образом свою значимость и доброе расположение. Кроме того, в будущем, если собаки этих владельцев получат полевые дипломы (естественно, при непосредственном участии <авторитетов>, а соответствующие планы, как показала жизнь, у них уже имелись) и перед ними встанет вопрос о замене <Справки о происхождении> на <Свидетельство на охотничью собаку>, то при активном содействии наших <авторитетов> процесс и по обмену документов, и по записи собак в ВПКО, пройдет как по маслу, так как никто, скорее всего, просто и внимания не обратит на такую <малость>, что иногда <случается>, если одновременно подают документы на нескольких собак. Если же молодые владельцы по какой-либо причине выйдут из-под контроля, то у них будут возможны различного рода осложнения. И правильность такого иезуитского расчета в самом скором времени блестяще подтвердилась: владельцы двух таких собак заработали на полевых испытаниях ретриверов МООиР свои первые дипломы и при обмене документов им по согласованию с Кудрявцевой Н.Г. не были проставлены полученные под экспертом Михайловым, выставочные награды. Но даже и на этом наши <авторитеты> пытаются выиграть - они во всём обвиняют недоброжелателей и их козни.

Естественно, что наша секция проинформировала обо всем вышеописанном и Президиум ЦКС, и Правление МООиР и все заинтересованные организации.

Интересно отметить, что и ЦКС, и МООиР отреагировали на этот раз на наше обращение и поставили вопрос о поведении экспертов Г.Ф. Михайлова и В.Н. Громыко на рассмотрение. То, что Г.Ф. Михайлов и В.Н. Громыко делают вид, что им до этого нет никакого дела, и не являются пока на рассмотрение, ничего в принципе не меняет. Вопрос только во времени.

Забавно и вместе с тем очень показательно то, что нет никакой реакции на нашу информацию ни со стороны Квалификационной комиссии РФОС и ее председателя Мишановой Н.Б., ни со стороны РОРС и его президента Улитина А.А. или хотя бы вице-президента Яркина А.И., тоже, кстати говоря, спаниелиста и бывшего председателя соответствующей комиссии Президиума РФОС.

Когда после выставки я сообщил на заседании Президиума ЦКС МООиР о <художествах> Громыко и Михайлова, меня упрекнули, что все претензии надо было заявлять на выставке до ее закрытия. И это мне непонятно. Поэтому спрашиваю через газету: <Уважаемые коллеги, какие претензии? Кому? За что? От кого? От постороннего прохожего, который своих собак не выставляет и вообще на выставке-то оказался случайно?> Если уж нам и предъявлять кому-то претензии, то только самим себе. За то, что своевременно всей секцией не настояли на своем мнении и допустили все это безобразие. Но, хоть нас и пожурили, зато вопрос к рассмотрению приняли. И то хорошо.

События тем временем развивались по нарастающей. Окрыленная собственной лихостью и полной безнаказанностью, <сладкая парочка> стремительно перешла к еще более активным действиям. Но для этого им потребовалось усилить свои ряды. Из тактики (это такая наука - составляющая часть военного искусства) известно, что если пехотный или мотострелковый полк не в силах выполнить боевую задачу своими силами, ему может быть придан батальон танков. Для усиления. В качестве такого <батальона> было решено привлечь еще одного спаниелиста - эксперта-теоретика (это он сам себя так называет) О.И. Янушкевича (см. <РОГ> N© 51 за 2001год), который и с ретриверами-то был знаком до этого только по литературе. И вот, когда все было уже на мази, теперь уже <лихая тройка> организовывает и проводит 21 июля 2001 года ни много ни мало, а внутрипородные состязания ретриверов по поиску и выставлению под выстрел вольной дичи. Я так говорю потому, что на мой вопрос О.И. Янушкевичу на декабрьском заседании ЦКС о том, что за организация проводила указанные состязания, он в приступе <селективной амнезии> ответил, что знал, но вот как-то забыл.

При этом ему поразительным образом удалось удержать в памяти и сохранить разные менее существенные подробности рассматриваемых состязаний. Так, он совершенно точно помнит клички собак (для тех, кто не знаком с вопросом, я поясню, что такие клички как Кеннебаго Фишдакс Рейдер, Рус Юклас Отто Питч или Шанель Стайл от Бергамота - для московских лабрадоров вполне нормальное явление), номера их регистрации и возраст, фамилии владельцев и расценку в баллах по каждой собаке, особенности погодных условий и топографии местности, на которой проходили состязания. Короче, многое ему запомнить все-таки удалось. Но теоретики - они ведь почти как нормальные люди, только немного рассеянные. Так и наш теоретик совершенно удивительным образом начисто забыл происхождение выставлявшихся собак. Опять не будем грешить против справедливости и укажем, что не всех. Не всех, а только тех, которые являются потомками первой генерации от живых и здравствующих на момент состязаний собак одного из членов экспертной комиссии - <эксперта> Громыко В.Н.! И то хорошо. А то, что таких собак набирается добрая половина от всех выставлявшихся, - это, с точки зрения <теории>, не страшно. Точно так же <эксперт> Янушкевич считает нестрашным и то, что имеет место ПРЯМОЕ ГРУБОЕ НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ проведения полевых состязаний.

И, знаете, само по себе все это действительно не страшно. Страшно другое. Страшно то, что и Янушкевич, и Громыко, и Михайлов - эксперты. Страшно то, что у них есть подобные теории. Страшно то, что они применяют эти теории на практике. Страшно то, что при всем содеянном они считают свою совесть совершенно чистой. Страшно то, что в РФОС до этого, похоже, никому и дела нет. А ведь Янушкевич, кроме всего прочего, член Комиссии Президиума РФОС по спаниелям и ретриверам. Страшно то, что таким теоретикам и практикам все сходит с рук.

Страшно потому, что они, шалея от безнаказанности, начинают творить все большие гнусности.

И вот тому пример. 27 января 2002 года на Международной выставке <Добрый Мир> экспертизу охотничьих ретриверов опять проводила наша <лихая тройка>. Чудачества начались уже в самом первом ринге кобелей младшей возрастной группы. Сначала теоретик Янушкевич не смог осмотреть прикус у одной из собак. Потом потерпел фиаско Громыко. Пришлось браться за дело самому Михайлову. На ринге в течение более чем получаса творилось такое, чего я даже описывать не буду - желающие могут справиться у очевидцев. Я не знаю, удалось ли в результате Михайлову осмотреть прикус у кобеля или нет, но его фраза <Ладно, хватит. Давайте продолжать> произнесенная, когда он вышел из клинча, допускает различные толкования.

Мы часто используем пословицу: <Кто старое помянет - тому глаз долой!>. Но бывают ситуации, когда старое приходится вспоминать, и для этого существует вторая часть пословицы: <Кто старое забудет - тому оба глаза долой!> И мы имеем дело как раз с таким случаем. В свое время эксперту Михайлову уже указывали на необходимость исключительно внимательно подходить к осмотру прикуса у собак на выставках, и за неправильное определение прикуса (только у одной собаки и только на одной выставке) его даже лишали категории. Но, видимо, уроки прошлого стали подзабываться.

Все как-то не получается у Михайлова с определением прикуса у собак. Я уже писал об инциденте на 107-й выставке в 2000 году. Осенью того же года на военной выставке Михайлов вместе с И.А. Ереминой пытались дисквалифицировать прекрасного молодого и очень перспективного шоколадного кобеля породы лабрадор Алькор Рос Линдона (вл. Бухтияров Д.Г.) из-за <неправильного> прикуса. Потребовалось вмешательство главного эксперта выставки Камерницкого А.В. и независимого эксперта Гибет Л.А. для восстановления справедливости. И вот опять недоразумения с прикусом. Можно, конечно, сказать, что Обухов опять сгущает краски и все не так страшно. Но как тогда объяснить тот факт, что на той же выставке <Добрый Мир> под экспертом Михайловым в ринге сук средней возрастной группы получила за экстерьер оценку <Отлично> сука с неполной зубной формулой, и это даже не нашло отражения в описании собаки?

Безусловно, новым словом в методике проведения экспертизы собак на выставках можно считать изобретение наших теоретико-практиков - проведение обмеров собак после объявления оценки. Лично меня больше всего впечатлило измерение косой длины тела у сидящей собаки с помощью портновского сантиметра.

Особенно радует то, что при всем этом <лихая тройка> находит время и силы продолжать и свои теоретические изыскания. Может быть, кому-то по душе придется и такое их начинание, как проводить описание собак не в общепринятом порядке, начиная с последней в ринге, а наоборот, и глубокое теоретическое обоснование - <А, все равно!>. Кому-то может понравиться отправлять экспонентов из ринга после описания без каких бы то ни было записей в родословной и делать соответствующую запись только после того, как экспонент этого потребует. Я через газету объявляю, что накрою стол тому из экспертов, кто доходчиво объяснит мне, при какой комбинации полевых дипломов собака, имеющая один диплом второй степени и два третьей, может получить за рабочие качества при бонитировке 43 (сорок три) балла. Отдельно <проставлюсь>, если мне объяснят, почему одной собаке за диплом по конкретному виду испытаний начисляют 35 (тридцать пять) баллов, а другой собаке за точно такой же диплом начисляют произвольное количество баллов, только на порядок меньше. Не правда ли, в это даже трудно поверить, что не только все вышеописанное, но еще и многое другое <лихая тройка> умудрилась замутить на выставке в ринге породы, где собак всех возрастных и половых групп вместе взятых выставлялось целых 8 (восемь) номеров!

Меня искренне радует то, что все больше людей, в том числе и экспертов-кинологов, уделяют все больше внимания ретриверам. Очень приятно и то, что среди них много настоящих, знающих специалистов. Мы в нашей секции исключительно высоко ценим их дельные советы, практическую помощь и дружескую поддержку. Всех, кто нам симпатизирует, конечно, перечислить нельзя, но хотелось бы сказать слова глубокой благодарности В.В. Беделю, Л.А. Гибет, О.Л. Малову, Е.З. Родионову и многим другим.

На Сабанеевской выставке в прошлом году впервые в России были показаны три курчавых ретривера - новой для нашей страны породы. Нам удалось наладить контакт с владельцами этих собак, и есть надежда, что мы их увидим на полевых испытаниях и на охотничьих выставках. Так что разговор о ретриверах ещё не закончен. До новых встреч!

















О. Обухов, председатель секции любителей ретриверов МООиР Мягкая офисная мебель и растения для офиса