Почему я люблю легкие ружья




Это вторая из двух статей, родившихся у меня при размышлениях о прочитанном в 42-м номере <РОГ> за прошлый год <Слове в защиту доярки> Виктора Гурова. Если в первой речь шла в основном об отношении к отечественным производителям охотничьего оружия, то здесь я позволю себе немного поспорить с Виктором Федоровичем Гуровым по поводу выбора в пользу того или иного типа ружья и манеры стрельбы.



Сразу оговорюсь: у меня нет категорического несогласия с указанным автором. Напротив, многие его утверждения основаны на реальном опыте и совершенно справедливы. Несогласие вызывает лишь категоричность, с которой он отвергает возможность иных вариантов, вытекающих тоже из опыта, но отличного от того, которым располагает он сам.

Это, прежде всего, относится к тому пассажу, в котором он говорит, что <лишние 300-500 г не в тягость физически крепкому и выносливому охотнику>. Получается, что физически некрепким и невыносливым, например людям невысокого роста и веса, пожилым, инвалидам или женщинам на охоте делать нечего. По-моему, это неоправданно жестоко и некрасиво. Ведь речь не о воинской службе, а о досуге. Нельзя свое собственное благополучное здоровье возводить в абсолют. Это, во-первых.

А во-вторых, представление о том, что легкие ружья нужны людям слабосильным по самой сути неверное. В молодости я боролся в полутяжелом весе (85 кг) и, перестав выступать в соревнованиях, не прекращал регулярных тренировок, посвящая физическим упражнениям не меньше часа ежедневно. И сейчас, разменяв шестой десяток, по-прежнему с большим запасом выполняю разрядные нормативы по целому ряду видов спорта, в частности по плаванию, лыжам и стрельбе. Имея такую физическую форму, я мог бы результативно охотиться с ружьем массой даже не 3,5, а все 6 кг и стрелял бы влет не хуже. Но вопрос не в том, смог бы или нет, а в том, удобно ли это и нужно ли?

Я согласен, что масса ружья не помеха при стрельбе уток на перелетах и вообще на любой охоте из скрадка, где важен дальний выстрел и, следовательно, мощный боеприпас. Более того, совершенно верно, что повышенная масса ружья делает вскидку и поводку более плавной и стабильной. Именно поэтому эмпирически была определена идеальная масса спортивных ружей в 3,4-3,5 для круглого стенда и спортинга и в 3,5-3,7 для траншейного. Тенденция к облегчению этих ружей, обозначившаяся было в конце 80-х годов вместе с облегчением спортивных боеприпасов, никуда не привела, потому что добиться стабильных результатов в спорте высших достижений с легким ружьем труднее, а смысла в его облегчении, в общем-то, и нет, так как повышенная масса ружья стендовику, который стоит с ним наизготовку всего 3 секунды, не помеха.

На охоте на перелетах у стрелка достаточно времени, чтобы изготовиться к стрельбе, так как он обычно занимает позицию с хорошим обзором и видит птицу заранее, так что такой проблемы, как замедление вскидки из-за тяжести и плохого баланса ружья, для него практически не существует.

ОРУЖИЕ ТЯЖЕЛОЕ И ЛЕГКОЕ: ЗА И ПРОТИВ

Но что даст повышенная масса МЦ-21 тому, кто охотится на перепела или вальдшнепа поздней осенью на Кавказе? Мощь заряда <полумагнум>, да и просто заряда 12-го калибра с 34 г дроби здесь не только бесполезна, но и вредна: при попадании в птицу с расстояния 15-2О метров, да еще из кучно бьющего чока, от нее останутся только испачканные кровью и фекальными массами крылья. Гораздо уместнее будет <двадцаточка> массой 2,4-2,6 кг. И разница здесь составит не 300-500 г, о которых пишет Виктор Федорович, а больше килограмма. Любой, кто пробовал охотиться в горах, знает, что лишний килограмм бесполезного железа здесь действительно серьезная обуза.

В средней полосе тоже есть целый ряд способов охоты, где передвигаться хотя и не так трудно, как в горах, но, тем не менее, к концу дня охотник бывает сильно утомлен вовсе не интенсивной стрельбой, а ходьбой по топкому болоту и изматывающим мягким мхам, преодолением лесных завалов и зарослей. А дичь может появиться всего на мгновение в любую секунду, поэтому ружье все время в руках. Французы, с особенной страстью относящиеся к охоте с легавой на вальдшнепа, вычислили, что стрелок с ружьем массой 25 кг успевает сделать вскидку чуть ли не вдвое быстрее, чем с ружьем массой 3,5 кг и что с ростом усталости эта разница заметно увеличивается. И если для производства эффективного выстрела по вальдшнепу в кустарнике у охотника меньше секунды, то что толку от более стабильной и плавной вскидки с тяжелым ружьем, если выстрелить из него в результате так и не успеваешь?

Вообще-то спор на эту тему вряд ли имеет однозначный ответ. Кому-то все равно больше нравится тяжелое мощное оружие. Да ради бога. Но не стоит подавать это под тем соусом что это результат <научных вычислений>. Могу еще добавить, что практика охот давно уже отработала соответствующие варианты оружия: в тех странах, где популярны ходовые охоты и оружейное ремесло развито, для них производятся легкие ружья с короткими стволами, дающими широкую равномерную осыпь. Полвека назад это были легкие ружья 20-го и 16-го калибров, а сегодня это преимущественно ружья 12-го калибра массой 2,5-2,9 кг.

Виктор нас предостерегает: мол, мы забываем о том, что если пострелять из такого ружья на утином перелете или на стенде полновесными зарядами 12-го калибра, то на плече будет синяк, а в худшем случае будет еще что-то более страшное. При этом он допускает сразу две ошибки. Первая заключается в том, что эти ружья следует сравнивать не с тяжелыми ружьями 12-го, а с легкими ружьями 20-го и 16-го калибров, так как конкурируют они по своему предназначению именно с ними. А при стрельбе зарядами от 24 до 32 г дроби у ружей 12-го калибра, одинаковых по весу и длине ствола с ружьями 20-го и 16-го калибров, отдача слабее. Это происходит потому, что ощущение отдачи складывается из нескольких факторов. Первый - это давление газов в обратную по отношению к движению снаряда сторону, которое на первой фазе, то есть при достижении давления форсирования в обоих ружьях можно считать одинаковым при одинаковой массе снаряда. Но уже при движении снаряда по стволу давление в 12-го калибре будет снижаться быстрее, так как и сопротивление более низкого столбика дроби меньше и освобождаемый снарядом объем в более широком стволе растет быстрее, что опять-таки снижает силу давления газов назад. Наконец, такая важная составляющая наших ощущений при выстреле, как подброс ствола вверх-назад, происходящий от реактивного истекания газов из ствола после вылета снаряда, тем сильнее, чем выше дульное давление. А оно в 12-м калибре опять-таки ниже, чем в 16-ом и 20-ом.

Вторая ошибка типична для большинства российских охотников, слишком доверчиво внимающих отечественным производителям, которые внушают им предубеждение против легких ружей, которые делать им попросту лень. А охотники слушают и, не сделав в своей жизни ни одного выстрела из такого ружья, с авторитетным видом повторяют, что, мол, несерьезное это оружие. Другие вообще боятся их. Виктор Гуров даже путает нас чем-то ужасным.

МОЙ ОПЫТ ЭКСПЛУАТАЦИИ

По личному опыту скажу: ничего страшного не будет. Я пользуюсь облегченным бокфлинтом Marocchi 12-го калибра массой 2,85 кг уже почти 12 лет, успел сделать из него около 8 тысяч выстрелов, в том числе две трети на стенде. На охоте по водоплавающим использую навеску дроби 32-34 г, при охоте с легавой летом 30 г, а в некоторых случаях (по сидячему глухарю или селезню весной) <магнум> с навеской 52 г (ружье испытано при 1220 кгс/см и имеет патронники 76 мм), и мы оба целы и невредимы и синяков я еще ни разу не набивал. Замечу, правда, что вовсе не утверждаю, что такое ружье лучший из возможных вариантов для стрельбы тяжелыми зарядами, но не потому, что оно делает больно стрелку, а потому, что оно при таких выстрелах слишком нестабильно для производства быстрого повторного выстрела.

Неприятные ощущения отдачи при выстреле зачастую совершенно напрасно связывают исключительно с массой ружья, забывая, что в ее восприятии стрелком участвует еще целый ряд важных факторов, таких, как форма канала ствола, величина погиба и отвода ложи, ее форма и даже качество древесины. Встречаются <злые> ружья, обладающие очень неприятной, травмирующей отдачей. Мой друг приобрел в 1981 году перед самой поездкой в охотничью экспедицию ИЖ-58 12-го калибра массой 3,3 кг. Уже через три дня пальцы на правой руке у него были разбиты в кровь, на правой скуле и на плече сиял огромный синяк. Парень стал бояться стрелять. Смена боеприпасов положение не изменила: ружье одинаково <дралось> и с купленными им патронами <Азот> и <Байкал>, и с моими самодельными с 32 г дроби и 2 г <Сокола>. Не спасли и фирменные <Губертусы>, привезенные третьим участником экспедиции. Все эти боеприпасы благополучно работали в моем ружье ТОЗ-34, которое весило на 200 г легче... Я и сейчас точно так же снаряжаю патроны, но уже для Marocchi, который весит аж на полкило меньше, чем тот ИЖ-58, но неприятных ощущений не испытываю.

Пару лет назад мне пришлось помочь пристрелять <Зимсон> 16-го калибра массой почти 3 кг, купленный в комиссионке знакомым, который жаловался на неприятную отдачу. Одновременно я пристреливал и свое ружье тоже 16-го калибра. Попробовав <Зимсон>, я ощутил <злую> отдачу, которая живо напомнила мне тот злополучный ИЖ-58. И опять смена боеприпасов характера отдачи не изменила. Эти же боеприпасы не создавали абсолютно никаких неприятных ощущений в моем ТОЗ-25, хотя он весил почти на 300 г меньше и стволы имел на 7 см короче <Зимсона>.

Так что не стоит все сваливать на массу ружья.

И еще в одном месте Виктор Гуров абсолютизирует свой личный опыт, когда утверждает, что такое преимущество двустволки, как возможность иметь на выбор два патрона с разными номерами дроби - фикция. Он пишет: <Как правило, при неожиданном появлении дичи забываешь, на какой крючок следует нажимать и в спешке палец давит по привычке на первый спуск>. Думаю, что корректнее с его стороны было бы написать все это от первого лица: <Я забываю, куда нажимать и в спешке давлю на первый спуск>.

При всем уважении к мастеру спорта должен заметить, что такие рефлексы нуждаются в отработке. Само собой это умение не появится, но чудес здесь никаких нет. Я думаю, что в силу особенностей его личного охотничьего опыта Виктору Федоровичу умение было просто не очень нужно.

Я начинал свою охотничью карьеру с охоты на боровую птицу в лесах Архангельской области и Карелии. Самым желанным трофеем был, конечно, глухарь, но попадался он далеко не ежедневно. А вот рябчики подворачивались во время странствий по лесу от одного глухариного урочища к другому по нескольку раз в день и были основой продовольственного обеспечения всей компании. Охотились мы с лайками, так что о подманивании птиц пищиком не могло быть и речи. Стреляли влет на подъеме. Рябчик влет - наверное, самая трудная мишень, сложнее даже вальдшнепа на высыпках. Выстрел может быть только мгновенным и соответственно инстинктивным. Поэтому у всей нашей компании было заведено: мелкая дробь всегда в первом стволе (нижнем или правом), крупная - во втором на случай внезапного подъема глухаря, что тоже было нередкость. Чуть-чуть практики плюс аутогенная тренировка быстро сделали свое дело: абсолютное большинство из нескольких сотен рябчиков и добрая половина из нескольких десятков добытых мной глухарей были взяты на подъеме влет именно таким инстинктивным выстрелом навскидку, и я не могу упомнить, чтобы когда-нибудь ошибался со спусковым крючком, хотя возможно в самом начале, когда я еще и стрелял слабо, заминки случались. Столь же успешно стреляли и мои друзья.

Обращаю внимание тех, кто захочет отработать этот прием: никогда не меняйте раз и навсегда выбранный порядок. И предостеречь: это нетрудно отработать в ружье с двумя спусковыми крючками, но в ружье с одним спусковым крючком даже самая простая и удобная система перевода очередности выстрелов, скорее всего, станет непреодолимым препятствием.

ВЫВОДЫ

Завершая написанное, еще раз хочу подчеркнуть: я не выступаю против тяжелых ружей и даже признаюсь, что для охоты на хорошем перелете я сам тоже держу тяжелый полуавтомат МР-153. Более того, случается, что я с ним выхожу и на луг с легавой. Но я делаю это просто потому, что у меня такое настроение и мне хочется пострелять именно из этого ружья. Я никогда ни на минуту не сомневался, что объективно оно создано совсем не для этого.

Всему свое место, и если кто-то имеет достаточно четкое представление, какими способами он собирается охотиться, оружие, особенно свое первое ружье, следует подбирать наилучшим образом приспособленное именно для этих способов охоты.

















С.Ф. Колмаков, Коломенское СОО