Друг охотника




Вот уж кто враг дичи и друг охотника, так это сойка. Чуть что обнаружит и тут же своим характерным <покрякиванием> даст знать: заяц притаился, лось стоит или кабан. Опытный охотник по голосу сойки сразу же распознает обстановку в лесу. Подала негромкий голос разок-другой - все в порядке. Шум подняла, а тем более с компанией - жди сюрприза, что-то есть, и место надо проверить.



Сойка! Красивая птица. Чуть меньше сороки, с такой же округлой формой крыла. Она постоянно в движении, летает, скорее даже порхает по лесу, как бабочка. Молочно-шоколадного цвета окрас пера тела. Вряд ли где такое придется увидеть. Белое подклювье. Какой-то природный художник своей тонкой кистью нарисовал ей причудливые черные усики. Пестрый хохолок... Он распущен, когда птица возбуждена, и прижат, если боится. Но главное не это. Глаза! Они нежно-голубые. А еще ярче сверкает фрагмент небольших, таких же голубых, с контрастным поперечно-черным рисунком перышек на крыле, крылышке, как уточнят орнитологи. Именно они-то и являются дорогим подарком, талисманом, предметом украшения для людей, из-за которого стреляют сойку.

Разновидностей соек в мире довольно много, населяют они практически все континенты, однако в систематическом плане довольно разнятся по ряду существенных морфологических признаков. У одних клюв подлиннее, к примеру, у саксаульной, либо монгольской пустынной сойки, у других хвост <подрос> почти до сорочьего. Но тут уже, чтобы увидеть их, надо ехать в Малайзию или Австралию.

Что касается обыкновенного нашего вида, Gurrulus glandarius, то существует три четкие вариации. Южная, с ярко выраженным темным хохолком и хвостовым оперением. Среднеевропейская. Тут тона помягче, больше белого цвета на лобовой части. А ближе к Уралу у птиц голова либо <белеет>, либо приобретает кирпичный окрас. Отсюда и название - рыжеголовая сойка.

Скажем еще пару слов об удивительных и уникальных способностях этой птицы. В птичьем мире, а уж в России точно нет лучшего пародиста и имитатора, чем сойка. Любитель природы с упоением слушает пение малиновки или дрозда. Желая взглянуть на солиста, подойдет ближе к тому месту, откуда доносится песня, и вдруг обнаруживает, что там сидит сойка. Глухой лес. Жалобное мяуканье. Кто-то оставил кошку, или она заблудилась. Надо помочь. Но кошка вдруг исчезла, а из кустов с <кряканьем> выпорхнула птица с хохолком. Черт бы побрал этот ток и глухаря! Не везет! Каждое утро, ни свет ни заря! В лес как на работу! Раздосадованный, усталый охотник возвращается ни с чем. Солнце уже взошло. И вдруг! О, Боже! Защелкал! Заскиркал, родимый! Вот он шанс! Сейчас <подпрыгнем>, как надо. Где-то здесь! И вдруг оттуда... Вы уже все поняли - опять сойка!

А вот уже другая ситуация. Растительный мир. Он во многом обязан сойке распространением такого красивого, крепкого, прекрасного и могучего дерева, как дуб. Птица любит желуди, растаскивает их по лесу, делает запасы, про которые в большинстве своем забывает. Научные исследования ученых ботаников подтверждают, что сойка, а тем более где их много, в значительной степени содействует распространению этого уникального вида дерева.

Но пора вернуться к охоте. Сойка - представитель семейства врановых. Это значит, что она совсем не глупая птица, а наделенная определенной смекалкой, разумом и коварством. Весной желуди ей не нужны - требуется чисто белковая пища. Поэтому ни одна птица, свив гнездо и сделав кладку, не может чувствовать себя в безопасности. И что хуже всего - достается рябчику и глухарю. Сойки, как правило, в это время работают в паре: самец - самка. Вот уж где верна пословица: <Муж и жена - одна сатана>. Одна старется дернуть за хвост сидящую на гнезде копалуху, другая провокационно порхает рядом. После назойливых попыток наседка не выдерживает и срывается с гнезда. Цель достигнута. На ранней стадии немалая опасность грозит и птенцам.

Возникает естественный вопрос: как отнестись к сойке, и сколь велико ее давление на охотничье-промысловые виды? Там, где птиц оказалось много, разумеется, численность их надо ограничить. Об этом каждый егерь знает, скажет и попросит вас по возможности оказать помощь. Ну а если пара обосновалась на площади полутора-двух квадратных километров, - это не страшно.

Но сойка все же <под прицелом>. <Коммерческие перышки> не дают многим покоя. А кто-то решит просто так, <для практики>, либо сорвать зло после неудачной охоты или классического обмана, убить эту птицу. Остановитесь! Опустите ружье! Попасть в лесную <бабочку> не сложно - это вам не бекас и не чирок. Своим присутствием она уже дарит нам много радости. Без нее лес был бы пустым. И последнее, о чем хотелось бы сказать. По традиции мы затрагиваем эту тему: содержание птиц в неволе.

Веселая, красивая, живая, вечно порхающая, она радует вас своим присутствием. Вошли в дом - <крякнула>: <Добро пожаловать!> Тут же сядет на плечо, на голову - ждет подарка, вкусненького. Ей подходит все: орехи, желуди, ягоды, хлеб, комбинации рыбных и мясных кормов, но, конечно, все в сочетании. Дали орешек - можете полюбоваться своеобразным <шоу>. Сойка есть его сразу не будет. Взяв его в клюв, она будет долго порхать с ним, присаживаясь то на одно, то на другое место, пока <что-то> ей не подскажет, что можно начать трапезу. А сыта - спрячет, и тогда вам искать.

Но есть <но>! Никакого содержания в малой клетке! Комната либо просторный вольер. Птице нужна свобода движения. Соседей быть не должно: слабых заклюет, от сильных будет шарахаться, затаиваться, и интереса уже не представит. Постоянных обитателей дома знает. Хозяина, если занимается с ней, выделяет, а так - кто угостит, тот и хорош. Но на волю прогуляться, как ворона либо ворону, выпускать нельзя: улетит и не вернется.

А вот то, о чем еще надо обязательно упомянуть, - с сойкой особенно интересно заниматься в музыкальном плане. Голос человека ей воспроизвести трудновато - это не ворон. Но насвистеть мелодию - запросто! Причем запомнить она их может довольно много, фрагментарных, разумеется. Что надо сделать? Во-первых, птица должна быть спокойна, сыта - и никаких посторонних раздражителей. От вас потребуется, разумеется, без фальши в одной тональности насвистывать четкий отрывок понравившегося музыкального произведения в течение пяти - десяти минут. Потом сойку нужно оставить в покое. <Урок> можно повторить через пару часов, потом на следующий день, и результат не заставит себя ждать. Все можно проделать и с магнитофоном, и это даже облегчит вашу задачу. И, опять <но>! Это должен быть сильный инструмент, четко, ясно, коротко воспроизводящий фрагмент мелодии. Концерт <на заказ> для посетителей вашего дома может не получаться - сойка пока знакомится с ними и все воспринимает с осторожностью. Но спустя час-два можно рассчитывать <на вокал>, особенно если ее угостили и негромко включили магнитофон с ненавязчивой музыкой.

















Михаил ПАНЦЕЛЮЗИН