ЛЕШКА

Я сижу в салоне автобуса и смотрю на мелькающие за окном северные деревеньки и поля, предвкушая встречу с родными и близкими сердцу местами, о которых так часто думал, сидя в душной квартире, толкаясь в метро и автобусах. Еще не знаю, что ждет меня там, но в одном я уверен: - так же, как и я, спешит туда еще один человек, который прирос своей душой к этим местам и благодаря которому я очутился здесь...

Случилось это весной, когда природа пробуждалась от зимнего сна, а вместе с ней просыпалась дремавшая в глубине души страсть, не дающая спокойно уснуть по ночам, заставляющая считать дни до открытия сезона и с тоской смотреть на пролетающие птичьи стаи. У друзей опять нашлись неотложные дела, и я уже собирался поехать один, когда один из старых приятелей принял мое приглашение съездить в новые места. А место для нас действительно было новое. Был там только один из моих товарищей, который не сумел в последний момент поехать. А поскольку изменять свои планы не хотелось, то мы, заручившись его объяснениями и нарисованным планом, собрав огромные рюкзаки, отправились на север Вологодской области.

Едем в автобусе Вологда-Кириллов и с ужасом наблюдаем огромные сугробы снега в лесу, замерзшие озера и водохранилища и понимаем, что все те километры, которые рекомендовалось сплавляться на лодке, нам придется мерить ногами.

А вместе с нами и другими пассажирами, едет в автобусе бородатый мужичок с небольшим рюкзаком и зачехленным ружьем. Подъехав к конечной станции, мы решили спросить его о местонахождении охотобщества.

Не знаю, что впечатлило его больше - огромные рюкзаки или наше путешествие в неизвестность, но, познакомившись и разговорившись, он пригласил нас поехать в свой деревенский дом. И это показалось нам привлекательнее брезентовой палатки и холодного сугроба. Так я впервые оказался в местах, к которым испытываю такую любовь и нежность, где познакомился с Алексеем, или просто Лешкой, который олицетворяет для меня эти края и без которого чувствуешь себя здесь одиноко и тоскливо...

Сколько мы вместе пережили, сколько охотничьих зорь встретили - разве все подсчитаешь? Но Лешка всегда остается Лешкой. На своем латаном - перелатаном <Запорожце>, умудряющимся еще и ездить. В валенках, которые готов носить в любую погоду. С Ижем с самодельным прикладом, сделанным после того, как сосед решил использовать ружье в качестве дубины для добивания глухаря. С банькой и колодцем-журавлем, сделанными своими руками. С блинчиками-олашками, которые никто не делает так вкусно, как он. Да, он еще и художник! А какие картины пишет - просто любуешься, когда видишь на них знакомые леса и перелески...

И все мелочи и нелепости, из которых состоит его жизнь, - это Лешка. Отбери хотя бы одну из них, и уже будет другой человек. А друзья любят его таким, какой он есть - открытым и отзывчивым, добродушным и терпеливым. Очень переживающим свои охотничьи неудачи, но всегда сваливающим их на мелочи: <Вот, вчера с полем не выпили, поэтому и мазал> или <Кепку не ту надел - вот в чем дело>... Но кто из нас, охотников, не суеверен?!

А какой он довольный и счастливый, если охота удачна! Так и светится, и сияет добродушием.

Перед отъездом я позвонил ему домой с вопросами о погоде, грибах и ягодах и услышал в ответ: <Да, морошки много и черники, мы с Валеркой уже по два ведра груздей насолили...>

... А за окном автобуса все тот же северный пейзаж, урчит неугомонный мотор и несет меня навстречу с родным моему сердцу человеком - с Лешкой.



КЕПКА

Туман в то утро был такой плотный, липкий и холодный, что одежда быстро намокла и озноб стал пробирать до костей. Так и не дождавшись, когда это <молоко> рассеется, мы собрались у жаркого костра, который разложили на берегу, и, немного согревшись, пошли к деревне. Пока шли и в доме пили чай, все согрелись, а ласковое солнышко и ветер разогнали туман. Было решено той же компанией пройти по уже известным местам, где держались тетерева.

Первый заход был удачен, и мы, взяв четырех молодых птиц и разгоряченные таким началом, решили пройти дальше и осмотреть <сырое место> на поле, которое не выкашивали трактора, и где в высокой траве часто затаивались тетеревиные выводки. Выстроившись цепью и пустив вперед спаниеля, мы стали продвигаться вдоль леса. Когда почти прошли некось, собака что-то причуяла. Но ее поиск был какой-то странный и неуверенный: повторяя движения птицы, она нерешительно оглядывалась. Я сообразил, что тут натоптала коростель, и, может быть, не одна. Мы стояли и молча наблюдали за собакой, которая разбиралась в утренних набродах птицы. И тут я увидел, что Алексей что-то разглядывает в траве, а потом вдруг, как молодой резвый козленочек, начал прыгать и притоптывать. Затем, бросив ружье, схватил кепку и прыгнул в траву. С трудом сдерживая смех, от только что увиденного представления, мы подошли к нему... Нашему взгляду предстал молодой, еще не совсем оперившийся, большеголовый коростеленок., который робко озирался по сторонам, сидя в Лешкиной кепке, а потом, придя в себя, начал громко верещать. Мы отнесли птицу поближе к лесу и отпустили в густую траву у канавы.

И тут каждый начал выдвигать свою теорию по охоте с кепкой:

- Леха, тебе вообще не надо брать на охоту ружье.

- Почему?

- Да просто подбирай кепки разных размеров: на коростеля, на тетерева, на глухаря...

- Самое главное - это научиться метко и далеко их бросать, а то ведь не всякая птица близко подпустит.

- Да зачем? Надо придумать для каждой птицы свой танец, как для коростеля, а пока она будет соображать, что это такое с мужиком происходит, ее и накрывать! Так что если придут времена, когда охотиться с ружьем будет не по карману простому охотнику, мы перейдем на кепки, лишь бы не отнесли их к браконьерским орудиям лова.



СО СПАНИЕЛЕМ

ЗА МОШНИКОМ

Глухой тетерев по его величине, малочисленности, осторожности и трудности добывания беспрекословно может назваться первою лесною дичью - думаю, что не найдется на свете охотника, который не согласился бы с С.Т.Аксаковым.

Для меня эта сказочная птица очень долго оставалась желанной, но недоступной добычей. Нет, дело совсем не в том, что мне не удавалось поохотиться на нее, наоборот, она была как заколдованная. Я упрямо ходил на болото в поисках глухариных выводков, и собака добросовестно находила их, но либо глухари поднимались за стеной мелкого сосняка, либо мои выстрелы не достигали желанного результата. <Можно подумать, что глухарь летает в бронежилете>, - сказал кто-то из моих друзей.

Мы вышли рано утром, когда только началась рассеиваться ночная тьма - такое время называют предрассветными сумерками. Наш путь лежал на заветное болото, где надо было очутиться раньше вездесущих ягодников.

Мы шли с нашими неизменными спутниками - моим русским спаниелем и Лешкиной веселой собачкой, породу которой трудно было определить, но сразу было видно, что без лайки тут не обошлось.

Перебравшись через реку и сильно вымокнув от росы в прибрежных зарослях, наконец, добрались до болота. Собаки убежали вперед, а мы шли следом за ними, тихо беседуя. Вдруг впереди взлетели два глухаря, оглашая утренний лес треском ломаемых сучков и хлопаньем крыльев. Но мы их даже не увидели - таким плотным был лес, да и слишком далеко они сидели.

Лешкина собачка несколько раз взлаяла под взлетевшем глухарем, который сел на дерево где-то в лесу, и Алексей уже хотел скрадывать, как вдруг птица сорвалась и улетела в глубь болота.

Мы прошли дальше и, остановившись на развилке, решили разойтись в разные стороны, чтобы дать возможность поработать собакам, не мешая друг другу, и увеличить район поиска выводков.

Сосновый лес в той части болота, которую мы обследовали, был довольно густой. И если огромные сосны поднимались вверх на 10-15 метров, то весь подрост был закрыт более тоненькими сосенками, которые стояли так часто, что на расстоянии десяти шагов увидеть что-то можно было только в редкие прогалы. Собака искала рядом, то углубляясь в лес, то выбегая на тропу, пока вдруг не нашла наброды глухариного выводка. Пес остановился, как будто натолкнулся на невидимую преграду, его хвостик начал описывать совершенно немыслимые фигуры. Он, посмотрев на меня совершенно безумным взглядом, в ту же минуту сорвался в галопе в глубь леса, высоко подпрыгивая среди моховых кочек. Я кинулся за ним, уворачиваясь от веток и стараясь не потерять из виду собаку. Но в тот момент, когда она скрылась за <стеной> леса, взлетел первый глухарь. Я замер в надежде, что птицы налетят на меня, но они пролетали стороной, или летели совсем в другую сторону. И когда грохот крыльев и ломаемых сучьев стих, я, проклиная все на свете, прошел те несколько шагов, которые отделяли меня от взлетевших глухарей. Разгоряченная собака все еще бегала по набродам, оставленным выводком, а когда останавливалась, я опять посылал ее в поиск, надеясь, что какой-нибудь молоденький глухарик затаился и пес поднимет его на крыло. Уже отчаявшись, я начал разглядывать поляну, где кормились глухари, как вдруг (это всегда и бывает вдруг) краем глаза я увидел глухаря, который, вытянув вверх шею, прижался к стволу молодой невысокой сосенки и черным глазом-бусинкой наблюдал за мной и собакой. Трудно передать, что я пережил в эти секунды. Стараясь не поднимать головы и исподлобья наблюдая за затаившейся птицей, я дрожащими руками прижал приклад ружья к плечу и начал медленно разгибаться, поднимая его и прицеливаясь. Палец плавно нажал на курок...

Я подозвал собаку и дал ей найти молодого мошника и основательно познакомиться с ним, сел на рюкзак, чтобы унять волнение и дрожь, а перед глазами стояла картина - глухарь, вытянувшийся вдоль сосны и наблюдающий за нами...

















Алексей БЕЛЯКОВ Новогодние эксклюзивные подарки. Новогодние подарки сладкие.