ЧЕМ ЖЕ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ <СОВРЕМЕННОСТЬ>


ПЕРЕДЕЛОЧНОГО ОРУЖИЯ?



Этот вопрос постоянно возникал у меня при чтении в <РОГ> 10/2003 статьи Игоря Деденкова, владельца <Сайги-20С>, который высказался по статье Николая Аксенова <Долог ли век у <переделочного> оружия> в <Магнуме> 11/2002. Вкратце сводится его выступление к обиде за свое ружье, в котором он видит <не переделку..., а наконец-то современное охотничье оружие, сделанное по современным технологиям>.

Конечно, <Сайга> - это совсем не переделка начала XX века, когда в винтовках <Бердана> разворачивали ствол под 28-й или 20-й калибр. <Сайгу> не переделывают, а изготавливают такой, какая она есть. Но с точки зрения охотника она все равно переделочная. И дело здесь даже не в деталях, характерных для боевого оружия, которые ее не украшают и к которым, кроме указанной Игорем пистолетной рукоятки, надо отнести и выступающий за габариты ружья отъемный коробчатый магазин большой емкости, и заимствованный от АК-47 предохранитель, и откидной приклад.

Но внешний вид <Сайги> не главный критерий ее <переделочности>, а ее следствие. Суть глубже. Создавая новую модель, конструктор сначала определяет ее предназначение, условия эксплуатации и вытекающие из этого конкретные требования. Исходя из них, он создает базовую модель и выпускает производство.

В истории <Сайги> все было наоборот: конструктор исходил из уже имеющегося прототипа, созданного для решения совершенно иных, нежели охота, задач, из уже налаженного производства, запаса материалов и комплектующих, обученного персонала и т.д. Забота о соответствии изделия реальным запросам потребителя осталась на последнем месте. И хотя <Сайга> отвечает самому главному критерию пригодности к использованию - она способна поражать цель, обеспечивая безопасность стрелка, - полученное изделие под определение <охотничье оружие> подходит плохо.

О <СОВРЕМЕННОСТИ> АВТОМАТИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ

Когда говорят, что какой-то механизм современнее другого, имеется в виду, что он совершеннее. И.Деденков утверждает, увы, голословно, что полуавтомат современнее двустволки. Боюсь, что вдохновляется он примером эволюции армейского оружия: однозарядное - магазинное - полуавтоматическое - автоматическое. Но он упускает, что перед армейским оружием стоят совсем иные задачи, нежели перед охотничьим: если охотнику надо поразить дичь одним точным выстрелом, заставив ее упасть там, где ее настигла пуля или заряд дроби, то подразделение солдат ведет заградительный или подавляющий огонь, плотность и продолжительность которого зачастую важнее точности каждого отдельного выстрела. Естественно, что военное оружие эволюционировало в сторону повышения скорострельности и многозарядности. Но на большинстве охот эти качества либо бесполезны, либо желательны лишь в ограниченных пределах. Попытки возместить недостаточную меткость стрельбы или низкий останавливающий эффект боеприпаса, поливая зверя градом пуль, безнравственны. Когда вместо того, чтобы положить на месте 250-килограммового секача на полном ходу 9-мм пулей, его встречают <плотным огнем> из полуавтоматического карабина калибра 7,62x39, и часто обрекают его на бесполезную для стрелявшего и мучительную гибель в каком-нибудь болоте. Умение произвести всего один, но быстрый и точный выстрел по месту обязательно для охотника, и никакая автоматика его не заменит.

Поэтому в тех странах, где направление эволюции охотничьего оружия определяет заказчик, а не производитель, она идет не по пути увеличения многозарядности и скорострельности, а в сторону отработки максимально быстрого прицеливания и точного одиночного выстрела оптимальным для решения конкретной задачи боеприпасом. И Игорь заблуждается, когда советует немцам пересмотреть свои законы и разрешить полуавтоматические охотничьи винтовки: они в Европе вовсе не запрещены - ограничена лишь емкость магазина. Но если вы явитесь по приглашению на облаву на оленя с такой винтовкой, во второй раз не только на охоту, но и в дом вас уже не пригласят, потому что там тоже знакомы с любителями компенсировать неумение метко стрелять <плотностью огня>. Да и в США, где автоматическое оружие распространено шире, основным оружием охотника на оленя была и остается магазинная винтовка. И в африканское сафари на пятерку самых опасных на земле зверей охотник берет с собой магазинную винтовку соответствующего калибра или, если позволяет кошелек, двуствольный штуцер.

Главное - это возможность выбора.

Недостаточный выбор оружия и боеприпасов - основное содержание критики по поводу переделочного оружия. Мы живем в стране, где главными объектами охоты с нарезным оружием служат крепкие на рану звери массой далеко за 200 кг. Наиболее популярны у нас подвижные способы охоты, при которых зверь чувствует преследование. Казалось бы, самыми распространенными нарезными калибрами должны быть 9x53, 9,3x74R, 9,3x62, 9,3x64 или .375НН, но в магазине вы увидите почти исключительно оружие калибров 7,62 мм, рассчитанное на зверя до 100, максимум 150 кг. Убить из него можно и слона, но мы ведь говорим не о возможностях, а об оптимальном выборе. Так происходит потому, что все мощности наших оружейных и патронных заводов ориентированы на армейский калибр 7,62 и производитель считает, что отечественному охотнику деваться некуда: купит то, что ему предлагают.

А предлагают то, что плохо подходит не только по калибру, но и по другим важным параметрам. Например, по массе. Любой полуавтоматический <охотничий> карабин скромного по мощности калибра весит под 4 кг. Тогда как современный магазинный карабин куда более мощного калибра 9,3x62 весит в пределах 3-3,4 кг.

Легкое оружие удобнее и носить, когда вам надо лезть к берлоге по пояс в снегу, и прицеливаться из него по быстро бегущему зверю. Отдача в легком карабине чувствительней, но это еще не тот калибр, который ломает ключицы, а выстрел вам надо сделать всего один, максимум 2-3.

Тяжесть <охотничьих> карабинов под скромный калибр 7,62 мм опять-таки объясняется военным происхождением прототипов.

Армейское оружие предназначено для ведения длительного и интенсивного огня с расходом сотен патронов. Стреляет солдат лежа, когда отдача воспринимается значительно болезненней. Оружие должно иметь и запас прочности, и повышенную массу, чтобы стрелок мог выдержать такую стрельбу.

О ДРОБОВИКАХ

Но вернемся к гладкоствольной <Сайге-20С>. Разберем пример тех самых охот, для которых Игорь ее приобрел: охота в лесу на зайца и на боровую дичь, а также на болотную и полевую. На всех этих охотах передвигаться и стрелять приходится в трудных условиях. Дистанции небольшие, дичь быстро появляется и также скоро исчезает, поэтому стрелять надо навскидку и сделать удается в лучшем случае всего один, максимум два выстрела. Ясно, что ружье должно быть максимально облегченным и компактным. Любопытно, что Игорь, отвергающий оружейные <каноны>, сделал как раз чисто канонический выбор в пользу <лесного> 20-го калибра. Вот только толком не разобрался, что, собственно, привлекательного в этом калибре. А хорошо в нем то, что, жертвуя мощью заряда, получаешь выигрыш в массе ружья. Но Игорь приобрел ружье массой почти 4 килограмма, которое удобоносимым никак не назовешь, если сравнивать с двуствольной <двадцаточкой>, масса которой колеблется в пределах 2,4 - 2,7 кг.

Что касается правильного баланса <Сайги>, то это не признак <современности>, а обязательное требование к любому охотничьему ружью. Стволы 60-66 см на классической <двадцатке> тоже обычное дело, а по габаритам она всегда короче на десяток сантиметров любого полуавтомата с таким же стволом, которому этот запас длины необходим для возвратно-поступательного движения затвора и выбрасывания стреляной гильзы.

Более того, можно было бы и не жертвовать мощью заряда - она всегда может пригодиться - и сделать выбор в пользу облегченной двустволки 12-го калибра массой 2,5-2,8 кг с патронниками 76 мм и стволами 61-68 см, которая, ничуть не уступая ни по балансу, ни по компактности <Сайге>, даст выигрыш по массе больше килограмма, обеспечивая при этом стрельбу боеприпасами с зарядом дроби от 24 до 52 г дроби. Так где же здесь преимущество <современной> <Сайги-20С> над якобы архаичной двустволкой?

В многозарядности? Но на указанных оппонентом охотах она не нужна - дай бог успеть с одним выстрелом по перевиденной на секунду птице или зайцу. Сколь бы ни была надежна автоматика, более простой механизм двустволки надежнее. Причем у нее их два, так что даже если один откажет, охотник все равно не останется безоружным. Мне однажды пришлось охотиться так целый месяц в тайге за 1000 км от ближайшей оружейной мастерской. И еще, на охоте в лесу никогда точно не знаешь, какую дичь тебе придется стрелять через минуту, а двустволка позволяет иметь наготове два разных патрона. Мне приходилось много охотиться в Архангельской области, где самым желанным трофеем был глухарь, но попадался он не часто. А вот рябчиков приходилось вспугивать по нескольку раз в день. Упускать из-за неподходящего боеприпаса не хотелось ни того, ни другого. Стрелял навскидку, и мелкая дробь всегда была в первом стволе, крупная - во втором. И получалось неплохо. Именно так я добыл несколько сотен рябчиков и с полсотни глухарей. Вскидывая ружье, нужно было только нажать нужный спусковой крючок.

Полуавтомат такой стрельбы не обеспечит. А стрельба подряд всей дичи одним, обычно крупным номером дроби безнравственна, так как плодит подранков. Так что Игорь Деденков поспешил записывать двустволку в <классику конца XIХ-начала XX века>, 0на и сейчас на многих охотах не только не уступает, а и превосходит любую самозарядку.

Впрочем, я не против самозарядных ружей. В некоторых, хотя редких, ситуациях они дают преимущества перед двустволкой. Например, во время интенсивной тяги на утиных перелетах, когда в течение 10-15 минут птицы налетают стайка за стайкой и двустволку не успеваешь перезарядить. Полуавтомат с подствольным трубчатым магазином здесь выручает. Причем не только своей многозарядностью, но и тем, что его можно дозаряжать и он при этом остается в полной боевой готовности в отличие от двустволки... и от <Сайги> с ее отъемным коробчатым магазином, который дозарядить нельзя, а надо заменить полностью, а это не быстрее, чем перезарядить двустволку с эжектором.

Некоторые охотники не согласны расстаться с самозарядкой и на ходовой охоте. Утверждение Игоря, что он не встречал охотника с полуавтоматом с подствольным магазином, у которого тот бы работал как надо после приобретения в магазине, на его совести.

Если упрек ТОЗу за неряшливо собираемые МЦ-21 и ТОЗ-87 справедлив, то в адрес модели МР-153 или <Бекас-АвтоМ> - это напраслина: они безотказно работают с любыми патронами. Об импортных самозарядках я и не говорю. Причем МР-153 или <Бекас-АвтоМ> со стволами 60 см сбалансированы не хуже <Сайги> и так же компактны, но весят меньше даже при калибре 12-магнум! А если вы сделаете выбор в пользу импортного полуавтомата, то он вообще с коротким стволом будет легче 3 кг, а если это будет калибр 20-магнум, то масса ружья опустится до 2,6 кг. Так где же преимущество <современной> <Сайги>?

ОБ ЭРГОНОМИКЕ

Игорь хвалит компоновку с верхним расположением газовой трубки. А я вижу в ней существенный недостаток: на ней нельзя установить сплошную прицельную планку, а это непревзойденное прицельное приспособление для стрельбы влет по быстролетящим целям. Если бы удалось придумать что-нибудь эффективнее, не сомневайтесь, работающие в условиях жесткой конкуренции коллективы конструкторов на ЦКИБе, у <Беретты>, <Перацци> или <Меркеля> не упустили бы шанс. Ставка в их конкурентной борьбе очень высока. Но мастера международного класса продолжают стрелять из ружей с планками.

Секрет этого немудреного устройства прост: при прицеливании через целик с мушкой человеческий глаз не способен сфокусироваться одновременно и на целике, и на мушке, и на мишени. Он делает это поочередно, и для его перенастройки на фокус необходимо время, а мишень или птица не ждут. Планку же с мушкой видеть целиком в фокусе нет необходимости: здесь важна лишь линия прицеливания, которую зрение схватывает и без настройки на фокус, и даже не закрывая левый глаз, при условии, что планка имеет достаточную длину, то есть минимум 60 см. Систематически бывая на стрелковом стенде, где можно видеть сотни стрелков с самым разнообразным оружием, я еще ни разу не встречал владельца <Сайги>, стреляющего хотя бы на скромном любительском уровне 3-го разряда. Неужели все классные стрелки тупые консерваторы?

Не приспособлен для стрельбы навскидку и предохранитель. Охотник выключает его, только вскидывая ружье, почти одновременно с нажатием на спусковой крючок и тоже без промедления ставит оружие обратно на предохранитель, отнимая его от плеча. На двустволке или классическом полуавтомате это делается, не меняя положения руки. Предохранитель расположен обычно сверху под большим пальцем или в скобе спускового крючка под указательным. Но в <Сайге> перевести предохранитель на <огонь>, не меняя положения правой руки, нельзя. Так в чем же ее <современность>?

ОБ ЭСТЕТИКЕ

И <ВОЕННОМ ДИЗАЙНЕ>

Охота - не война. Охоты без эстетики быть не может. Мы ею занимаемся не для заготовок мяса, а чтобы получить заряд положительных эмоций, которые создаются, прежде всего, красотой пейзажа, работой собаки, внезапным взлетом птицы и трудным, но успешным выстрелом. Оружие должно соответствовать обстановке и быть предметом, которым можно любоваться. Охотничье оружие всегда отличалось от боевого всем своим обликом. И если оборвавший полет птицы выстрел сделан не из изящного ружья с плавными обводами и тщательно обработанными поверхностями, а из кургузого ружья со штампованной крышкой и торчащим магазином, то красоты охоты заметно поубавится.

Неэстетичность военного оружия объясняется тем, что к нему предъявляются только два требования: оно должно быть эффективным и максимально дешевым. Причем, когда эти два условия вступают в противоречие друг с другом, побеждает чаще второе. Об эстетике речи нет вообще, потому что платить за нее налогоплательщик не хочет. Поэтому словосочетание <военный дизайн> бессмыслица - художники над военным оружием не работают.

ВЫВОД

Итак, Игорь Деденков не понял главного в критике переделочного оружия: беда не в том, что наши оружейники его производят, а в том, что они производят его вместо того, чтобы конструировать оружие, концептуально предназначенное для решения именно охотничьих задач.

Экспериментам, конечно, быть. Но сначала желательно удовлетворить основной спрос. А потом создавать двуствольное четырехзарядное, стреляющее залпами ружье, масса которого якобы может быть меньше 2,5 кг. Но сначала дайте хотя бы архаичную классическую двустволку такой массы.

















С.Ф.КОЛМАКОВ, Коломенское СОО Экспедиторская компания: доставка груза в Омск. Вы будете довольны.