Действительное и предполагаемое право на досмотр




Из поступающих в редакцию газеты сообщений, как со стороны должностных лиц природоохранительных органов, так и охотников, видно, что сложным в правоприменительной практике является вопрос о досмотре.



В письме в редакцию охотник Сергей Михайлович Федоренко из города Раменское Московской области пишет:

<21. 12. 2002 года днем, возвращаясь домой с базы <Фрязево>, с которой тесно связан, в частности, по обустройству загонов для животных, организации состязаний и испытаний собак, я остановился на 6 км второго бетонного кольца. Недалеко от этого места проводится порубка леса (не знаю, разрешенная или нет, но в любом случае хищническая). Я хотел взять несколько еловых веток с брошенного вершинника, поскольку территория порубки никем не расчищается и не убирается - Новый год все-таки. Подходя к своей машине, я заметил, что она заперта другой машиной. Не успел я сообразить, как выбраться, на меня набросились трое, приставив к бокам стволы длинноствольного оружия. Не представившись, они заставили открыть машину и обнаружили в багажнике пустой рюкзак и расхожий чехол от ружья. На этом основании они стали обвинять в браконьерской охоте, произведенной именно сегодня.

Я пытался объяснить, что чехол и рюкзак лежат в машине постоянно, что дома оружие хранится в сейфе, а чехол служит лишь для транспортировки. И что рюкзак мне нужен только на охоте. Все было бесполезно. Меня продержали под охраной в машине несколько часов, предварительно отобрав документы.

Я знаком с правами должностных лиц, в частности по производству досмотра вещей и транспортных средств подозреваемых в браконьерстве граждан и даже с правом применения оружия. Однако есть и Закон о защите чести и достоинства граждан, который не вправе нарушать никто. Разве не достаточно было, представившись и проверив документы и даже составив протокол, отпустить меня, а самим заниматься дальнейшим расследованием?

Разве обязательно было приставлять к телу безоружного, не оказывающего сопротивления человека оружие, которое, как известно, и само иногда стреляет? Я понял бы все это, захвати они человека на месте преступления с оружием в руках. А тут трое вооруженных на одного безоружного рядом с оживленной трассой. Как отличить их действия от обыкновенного налета <братков>? Кстати, окажись я не один, они явно могли спровоцировать сопротивление.

Мне очень странно, что и в милиции, куда я обратился с исковым заявлением по поводу явно противоправных действий, не нашли в них состава преступления. А может быть, здесь как раз и нет ничего удивительного? Ведь милиция, скорее всего, не имеет представления ни о чести, ни о достоинстве тех, кого призвана защищать. Единственная польза от обращения туда - это имена налетчиков, которые стали, наконец, мне известны из письма с отказом в возбуждении дела.

Вот они - герои <проверок на дорогах>: Шаповалов А.В. - районный охотовед; Дрозденко Е.Г., Дрозденко Р.Г. - внештатные сотрудники. Им остается пожелать еще больших успехов на большой дороге.

В этой связи очень прошу уважаемую редакцию дать юридический комментарий данному случаю, особенно в части досмотра и применения оружия. Повторяюсь, в моем положении может оказаться каждый.

С пожеланием успехов,

Сергей Федоренко>.



На письмо С.М. Федоренко отвечает почетный член Росохотрыболовсоюза, почетный работник Прокуратуры Российской Федерации старший советник юстиции Н. Астафьев.

В описываемой С.М. Федоренко ситуации действия охотоведа Шаповалова А.В., внештатных сотрудников Дрозденко Р.Г. и Дрозденко Е.Г. явно незаконны и они должны за них нести наказание.

Проанализируем и сверим с законом действия С.М. Федоренко и Шаповалова А.В. с внештатными сотрудниками.

Если даже С.М. Федоренко наломал с кем-то срубленной елки ветки, это не является с его стороны противоправным действием. То, что он в машине вез чехол для ружья, это тоже не противоправные действия.

Таким образом, в действиях С.М. Федоренко признаков какого-либо правонарушения нет.

Рассмотрим действия Шаповалова А.В. и его общественников.

По своему положению они являются должностными лицами. Они задержали С.М. Федоренко с применением оружия и лишили его свободы на несколько часов. По закону им дано такое право? Нет, конечно. Значит, они превысили свои должностные полномочия с применением оружия.

Теперь смотрим в Уголовный кодекс Российской Федерации.

Из части 3 статьи 286 видно, что совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если они совершены с применением оружия или специальных средств, наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Я не утверждаю, что Шаповалов А.В. и общественники совершили преступление, но в данном случае есть основания для проведения проверки с целью разрешения вопроса; есть ли основания для возбуждения уголовного дела?

Кто должен проводить эту проверку? Конечно, не милиция. В соответствии со ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дела о преступлениях, предусмотренных ст. 286 УК Российской Федерации, подследственны следователям органов прокуратуры. Милиция не должна была принимать окончательного решения по заявлению С.М. Федоренко, а передать заявление для решения в органы прокуратуры.

В связи с тем, что милиция приняла решение об отказе в возбуждении уголовного дела, С.М. Федоренко, который не согласен с этим решением, имеет право обжаловать его районному прокурору.

Теперь о праве охотоведа на досмотр транспорта.

Дано ли ему такое право? Дано. В статье 27.9 п.2 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации записано: <Досмотр транспортного средства осуществляется лицами, указанными в статьях 27.2, 27.3 настоящего Кодекса в присутствии двух понятых>.

Из содержания ст. 27.2 п.6 видно, что должностным лицам органов, на которые возложены контроль за соблюдением законодательства об охране животного мира, дано право производить досмотр транспортных средств. В ст. 27.9 п.5 указано, что о досмотре транспортного средства составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном задержании.

В п. 6 этой же статьи написано, что в протоколе о досмотре транспорта указываются должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, и другие сведения.

Из письма С.М. Федоренко можно сделать вывод, что протокол о досмотре транспорта не был составлен. О фамилиях охотоведа и общественников, досмотревших его машину, он узнал из ответа милиции на его заявление.

Были ли у охотоведа и общественников основания производить досмотр транспорта? Ответ напрашивается очевидный. Не было таких оснований.

Если проанализировать структуру Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, можно обратить внимание, что досмотр транспортных средств предусмотрен в главе 27 <Применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях>.

Что это значит? Это значит, что досмотр производится не с целью выявления административных правонарушений, а с целью подтверждения доказательствами уже выявленных правонарушений.

С.М. Федоренко никаких правонарушений не совершал, а его машину досмотрели.

В этих обстоятельствах в действиях охотоведа А.В. Шаповалова и общественников, если они выступали как должностные лица, имеются признаки самоуправства.

В ст. 19.1 Кодекса об административных правонарушениях записано: <Самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному Федеральным законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществления своего действительного или предполагаемого права, не причинившее существенного вреда гражданам или юридическим лицам,- влечет предупреждение или наложение штрафа на граждан в размере от одного до трех минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц - от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда>.

Протокол о совершении самоуправства составляют должностные лица органов внутренних дел.

Возбудить дело об административном правонарушении - самоуправстве - вправе и прокурор.

Рассматривает эти дела судья. Поэтому составленный протокол по самоуправству должен быть направлен в суд.

Таковы требования Закона, регулирующие отношения, возникшие между автором письма в редакцию и должностными лицами охотнадзора. Следует подчеркнуть, что должностные лица охотнадзора проявили излишнее служебное рвение не по отношению к охотнику, а просто, в данном случае, к рядовому гражданину.

Изложенные обстоятельства вызывают грустные мысли о том, что, к сожалению, нормы права не стали обязательными для должностных лиц органов охотнадзора. По-прежнему они действуют по народной мудрости: <Я начальник - ты дурак>.













Н. Астафьев.