Охота в Афганистане. Признание посла




Столица Афганистана Кабул находится на плато, высота которого над уровнем моря 1800 метров. Кислорода на такой высоте меньше, чем на обычной низкой равнине. Многие посольские работники время от времени приезжали по различным делам к нам на ГЭС Пули-Хумри, где я работал в 70-х годах, и накислородиться здесь на высоте всего 500 метров. Одни приезжали на рыбалку, другие на охоту.

Однажды приехал сам чрезвычайный и полномочный посол СССР в Афганистане Пузанов А.Г. Меня, как руководителя контракта на объекте, предупредили заранее. Особенно готовиться было нечего, у нас с контрактом был порядок. С афганцами тогда жили мирно, дружно, уважительно. На всякий случай приезжали нужные люди из посольства, кое-что поручили, посмотрели, проверили. Мы приготовились тоже. Я договорился со старейшиной одного кишлака, через работающего у нас хаджи, о рыбалке на озере, где было полно рыбы, и ее там никто не ловил. Кроме того, договорились об охоте на кабанов там, где мы не один раз их стреляли. Это место было в провинции Баглан.

Из Кабула приехала хорошая компания. Гости отдохнули, покупались в бассейне, пообедали и за обедом обсудили, чем и как будем заниматься назавтра. Я рассказал, что ловится в реке, на каналах, арыках и озерах. Подробно объяснил, где можно поохотиться на кабанов и как это мы делаем вместе с афганцами, поджигая камыши и выгоняя кабанов из своих берлог. Посол решил остановиться на том озере, где нам должен был помочь хаджи Махомад.

Наутро мы двумя машинами выехали в район озера. У посла были заграничные спиннинги, японские телескопические удочки, стульчики и т.п. Нас хорошо встретили в кишлаке, хаджи был рядом с нами. Порыбачили мы удачно. Сазаны как будто на показ, один краше другого, цеплялись и на закидушки со спиннинга, и на удочки, и на червя, и на хлеб. Все удалось, все были довольны: и мы, и афганцы.

Когда приехали домой, наварили ухи, нажарили рыбы, открыли бутылки, и пошло веселье. Настроение у всех было великолепным, особенно у посла. Он рассказал массу случаев на рыбалке и охоте в разных странах, где он работал. Вот одно из его повествований:

Я был послом в Болгарии. Тогда эта страна на 90% зависела от промышленности СССР. Мы были не только друзьями, но во многих случаях они ничего не делали без нашего ведома. Все области в Болгарии были побратимами с областями Союза. Все приезды делегаций в Болгарию обставлялись с помпой, с обильными угощениями, подарками. Выпивалось море <Плиски> и <Ракии>. Такие же встречи оказывались болгарским делегациям. Ну а нас, посольских работников, просто боготворили и любую просьбу выполняли с удовольствием. По моей просьбе часто ездили на речные и морские рыбалки, но это было просто и доступно.

Я попросил как-то их о том, чтобы поохотиться на оленей в горах Болгарии. И что вы думаете? Через неделю-другую мне сообщили, что охота будет. Я с военным атташе подобрал оружие. Тут были винтовки с оптическим прицелом, ружья гладкоствольные с жаканами, бинокли, маскхалаты, легкие высокие сапоги, маски от комаров и москитов и масса нужных мелочей. Я приготовился к утомительной ходьбе по лесу, по горам. Все оказалось гораздо проще. На машинах мы приехали в горное урочище, которое было заповедным местом. Там было хорошее охотничье угодье для болгарской элиты того времени с шикарными постройками, баней, с прекрасным видом на горный пейзаж. В день приезда мы отдохнули, хорошо пообедали и приготовились к завтрашней охоте.

Утром собравшись, с егерями отобрали нужное оружие, экипировку и приготовились к походу. Нам подали оседланных лошадок, а две лошади были завьючены тюками. Кавалькада с десяток всадников выехала в горы. Мы ехали часа два. Затем егеря направили часть всадников куда-то, а мы спешились. Все проходило тихо, спокойно, как в прифронтовой полосе. Через полчаса ровно мы с егерем и двумя помощниками вышли с временного бивуака и направились к месту охоты. Когда мы пришли туда, я не поверил своим глазам: на пригорке, в мелком лесочке, стоял столик и несколько низких креслиц. Это место было выбрано не случайно: с бугорка просматривался лес на склонах гор, дугой опоясывающих место засидки с трех сторон. Лес был редким, как будто его специально прочистили, а так оно и было. Мы передохнули, разложили оружие, припасы. На столике появились различные напитки, закуски, чарки и т.п. Было предложено <направить глаз>, <укрепить руку> и т.д.

Егерь посмотрел на часы и предупредил, чтобы через 15 минут мы были готовы. Он посоветовал осмотреть в оптику склоны слева направо, где-то посередине их высоты. Осматривая, мы с атташе заметили дорожку, по которой и должны были идти олени. После отведенного времени мы сели в удобные креслица, перед которыми были установлены подставки под стволы винтовок. Сидеть было хорошо. Креслица тихо, без звука, поворачивались туда-сюда. Маскхалаты и наша <мебель> были закамуфлированы. Вскоре, по какому-то ему одному известному признаку, егерь зашептал: <Гляди, звер>, - твердо, как болгарин, сказал он по-русски.

И точно: олени гуськом, как домашние коровы, шли по тропе. Нам ничего не оставалось, как выбрать себе цель - по рогачу и стрелять. Договорились на счет три. И вот я начал считать, раз, два и выстрелили. Эхо по долине раскатило наши выстрелы, а два оленя бились на земле...

Вот так охотилась наша элита! С кресла, за столиком с коньяком и фирменными закусками, с толпой зачинщиков и обслуживающего персонала. И все это за счет государства, налогоплательщиков и всего народа.



















Сергей ПОПОВ, Иван ПОПОВ производство разнообразной картонной и бумажной упаковки