С Мехрукой на охоте




Репутация рассказчика-баснослова закрепилась за Сашей гораздо раньше, чем кто-то дал ему прозвище <Мехрука>.

Бывалый охотник и поставщик дроби кустарного изготовления, Саша <Мехрука> никогда не упускал удобного случая навешать лапшу на уши подвернувшегося <новичка>. По всему вероятию, собирательный и типический образ известного персонажа не менее известного холста <Охотники на привале> был навеян живописцу пращуром Сашиного генеалогического древа.

Чего стоит, к примеру, такой экспромт нашего героя в приятельском кругу: <Году приблизительно в 85-м охотились мы с кумом Мишкой в горах за табаксовхозом. Ближе к обеду собаки подняли зверя и угнали его в сторону перевала так далеко, что скоро ушли со слуха. Было самое время подкрепиться. Удобно расположившись возле большого пня на краю лесосеки, неспешно закусили и стали было уже собираться, как послышался гон со стороны Грушевой щели. Гон быстро приближался, и было похоже, собаки валили прямо на нас... Мы точно к земле приросли. Спустя короткое время от ошеломительного взрыва заложило уши: в шестидесяти шагах от нас, по направлению гона, земля вздыбилась над деревьями, увлекая за собой ветки и сухие листья...

<А это еще что такое?> - немо вопрошали наши лица с непроизвольно втянутыми в плечи головами. Догадка пришла сама собой после осмотра места взрыва. Кабан килограммов эдак на сто напоролся на немецкую мину-растяжку: задняя часть туши была полностью разворочена, ливер и требуха свисали с веток кустов кизила... М-н-да, ага>.

Этим самым своим <м-н-да> и акцентом на <ага> он словно печатью запечатывал, заверяя в заключение достоверность того, о чем только что поведал. При этом рассказчик слюнявил кончик мизинца и, орудуя им, сосредоточенно <ремонтировал> якобы прохудившуюся сигарету.

Это была наработанная временем тонкая мастерская уловка, отвлекающий маневр, предназначенный для убаюкивания едва зарождавшегося сомнения в умах слушающих. Почему-то именно германское происхождение мины, по Сашиному умыслу и разумению, призвано было окончательно развеять даже слабую тень подозрения.

- Ё-моё, - выдохнул, проглатывая ком, застрявший в горле от волнения, молодой охотник Валерий. - Так ведь, неровен час, можно было и самому нарваться, - с ужасом представил принимавший все на веру простодушный Валера, поеживаясь от мурашек, пробежавших по спине. Проступившие розовые пятна на его лице выдавали сильное внутреннее переживание и напряжение. Как раз на Валеркины уши в первую очередь и был рассчитан Сашин экспромт.

Приятели точили лясы, и кто-то с тоской посетовал на то, что угодья хиреют, что не стало утки совсем, что скоро в конце концов вообще охотиться не на кого будет. Выдержав тактическую паузу Мехрука, возразил:

- Ну, не скажите. На 7-е мы ездили на Гадючий лиман и очень даже неплохо поохотились: взяли четыре крыжня и одного гуся, несмотря на то что погода была, прямо скажем, не ахти. Вечером обрезали мясо с крыжней и аккурат столкали его в гусиные кишки, ага; колбаски сварганили - я тебе дам! Хорошо посидели и, должен заметить, недурно отдохнули...

Неуверенная, робкая улыбка недоверия на Валеркином лице быстро сменилась заинтересованными, подробными расспросами насчет кулинарного рецепта по части колбасного приготовления. Было видно, что кулинарный интерес (к заметному Сашиному удовольствию) пробудился не у одного Валерки. Саша, завоевывая уши слушателя, щедро делился <тонкостями> и <подробностями>.

Разговоры затянулись. Мнения, споры и суждения были самые разные, но в одном сходились все: зайцев с каждым годом становится все меньше и меньше.

- А я с вами опять не согласен, - лукаво прищурился Сашка, доставая очередную сигарету. - Кто из вас был под Могукорово? Так вот - там их... Даже недавно эпидемия какая-то пошла - стали на скот нападать: одной корове ноги по колено обглодали до самых костей, словно молодую яблоню, м-н-да, ага...

- Ну ты, Санек, даешь! А-х-ха-ха-ха, - сорвался было на смех Валера. Могло показаться, что это был явный перебор со стороны Мехруки. Однако не был бы Саша самим собою, если бы не удержал ситуацию под контролем: пристальным, неморгающим и цепким взглядом он <давил> на Валеру непререкаемым авторитетом. В самый ответственный момент лицо Саши застывало в мимической маске. В его <рентгеновском> взгляде было что-то от небезызвестного мага и чародея графа Калиостро.

- Ага, - причмокивая, поставил решающую точку Саша.

Видя, как <ломается> Валера под гипнотизирующим взглядом Мехруки, приятели едва находили в себе силы сдерживать подпиравший смех. Было известно, что уже года три как Валерка облюбовал старые могукоровские сады и прилегающие мозаичные поля. Стали даже удивляться странному поведению приятеля в наступившем сезоне: под предлогом и без него Валерка всячески избегал угодий, которым не изменял в последние годы...

Опустившиеся сумерки разлучали приятелей с гостеприимным хозяином-балагуром. Уже у самых ворот, прощаясь, Валера осведомился у Саши:

- Так как там насчет бекасинника к следующему сезону?

- Да на кой он тебе нужен? - ответил вопросом на вопрос Саша. - Еще не хватало на перепелку свинец переводить.

- Не понял, - повернулся от калитки Валера, приходя в полное замешательство.

- Я лично стреляю перепелок крупным песком, - озадачил, прикуривая сигарету, Саша. - Он даже еще лучше: не так разбивает птицу, а падают от него перепела, как мухи от дихлофоса. Правда, я в последнее время на перепела мало хожу, ага, - поставил, как всегда, <гарантийное клеймо> своему слову Мехрука.

Незаметно, день за днем, сменялись томительные месяцы межсезонья. Долгожданный жаркий август возвращал все на круги своя. Только-только начали улегаться первые страсти нового сезона.

- Посмотри, что этот умник насоветовал, - негодовал, демонстрируя ствол своего МЦ-21-12, доверчивый (святая простота!) Валера!

После стрельбы песком состояние канала ствола, мягко говоря, оставляло желать лучшего...













Владимир ИЖКО Предлагаем в аренду автовышки Мехрука www.avtopluscenter.ru.