Весенний синдром




Создается впечатление, что, помимо атипичной пневмонии, в Россию пожаловала какая-то иная хворь. Причем хворь эта загнездилась в самом центре нашей столицы, а именно на Охотном ряду, поразив бюджетных законодателей нашей Думы.



Такие опасения возникают после знакомства с проектом налогового законодательства по платежам за пользование объектами животного мира, т.е. за охоту, подготовленного ко второму чтению.

Видимо, вспомнив слова <Мы пойдем другим путем>, законодатели отвергли мнение специалистов охотничьего хозяйства и мировой опыт в этом вопросе и решили проторить свою тропу в сфере взимания платежей за использованием охотничьих ресурсов.

Практически во всех странах эти платежи взимаются за право добычи животных, и это правильно, т.к. далеко не каждый охотник возвращается с охоты с добычей. Он может промахнуться или только ранить зверя или птицу, а то и вовсе не найти их. Однако наши законодатели приравняли охотничьих зверей и птиц к товарам на прилавках магазина: заплатил - получи. Теперь погибший в лесу и не найденный подранок не волнует администрацию охотничьего хозяйства, так как по замыслу авторов этого законопроекта суммы сборов по нереализованным правам подлежат зачету в счет предстоящих платежей либо возврату. Однако возвращаться эти деньги охотнику не будут, а останутся в хозяйстве. В результате нерадивое хозяйство, не сумев организовать охоту и не отстреляв положенное к добыче количество животных, получит заплаченные в бюджет деньги обратно в свой карман. Может быть, это премия за бесхозяйственность? Подобная ситуация вряд ли объяснима как с позиции наполнения бюджета так и с позиций биологии животных и прав человека.

Оказалось, что наши законотворцы не только не приемлют зарубежное законодательство, но и свое родное не жалуют вниманием. По закону о животном мире платежи должны взиматься только за лицензионные виды животных, перечень которых должен устанавливаться специально уполномоченными органами по объектам животного мира. Однако в проекте уже определили за какие виды охотничьих животных будет взиматься плата. По каким критериям составлялся этот перечень, можно только догадываться.

Наряду с дикими копытными животными, медведями и соболями, т.е. видами, играющими важную роль в экономике охотничьего хозяйства, в этот перечень попали харза, енот-полоскун, европейская норка, степной и камышовый коты, добыча которых по всей матушке России исчисляется от сотни до единичных экземпляров. В то же время более двадцати видов пушных зверей, являющихся массовым объектами пушного промысла и любительской охоты, полностью выпали из поля зрения законодателей. Обвинить авторов законопроекта в невнимательности нельзя, ведь они докопались до камышовых котов и харзы, о которых не каждый российский охотник слышал. Видимо, есть у них свои причины.

Не забыли они и европейскую норку. Определили за нее плату 30 рублей за хвост, а вот что делать охотнику, если он поставил капкан на американскую норку (бесплатную), а поймал европейскую (платную), а они по одной речке бегают, не определили, а зря. Раз они не определили, то определит другой закон. Поймал не ту - значит нарушил и причинил ущерб, а раз нарушил, значит плати штраф, плати иск, а самый маленький штраф нынче за такие нарушения - 500 рублей, а еще иск 1000 рублей за штуку. Вот тебе и норка.

Не забыли и пернатую дичь. Наряду с глухарями, фазаном и тетеревом вспомнили водяного пастушка, малого погоныша, погоныша-крошку, камышницу, проявив таким образом свои глубокие познания в орнитологии. Однако забыли традиционную дичь - уток, гусей, куликов, общим числом более 75 видов из 96 обитающих в российских угодьях охотничьих птиц. В результате такого мудрого решения только сумма налогообложения уменьшается на 80%, а из поступивших в бюджет 20% половину придется возвратить хозяйствам, не обеспечившим отстрел дичи.

Не успокоившись на достигнутом, авторы законопроекта заодно отобрали право выдачи лицензий у специальных охотничьих органов и передали его областным администрациям, решив, видимо, что чиновники администраций лучше охотоведов знают, где и сколько живет лосей и прочей дичи.

И последнее. Чтобы жизнь никому не казалась медом, обязали всех охотпользователей в течение 10 дней после получения лицензий задекларировать их в налоговой инспекции, а в течение 10 дней после окончания срока их действия вновь наведаться в этот орган с соответствующей информацией.

Вот такой получился документ, и если он готовился не к 1 апреля, то скорее всего будет <хотели как лучше, а получилось как всегда>. Видимо, не зря говорят, что любое благое дело можно довести до абсурда.



Ставки сборов



Наименование объекта сбора Ставка сбора

(в рублях)



Овцебык, гибрид зубра с бизоном или домашним скотом 15000

Медведь (за исключением камчатских популяций и медведя белогрудого) 3000

Медведь бурый (камчатские популяции), медведь белогрудый 6000

Благородный олень, лось 1500

Пятнистый олень, лань, снежный баран, сибирский горный козел,

серна, тур, муфлон 600

Косуля, кабан, кабарга, рысь, росомаха 450

Дикий северный олень, сайгак 300

Соболь, выдра 120

Барсук, куница, сурок, бобр 60

Харза 100

Енот-полоскун 30

Степной кот, камышовый кот 100

Европейская норка 30

Глухарь, глухарь каменный 100

Улар кавказский 100

Саджа 30

Фазан, тетерев, водяной пастушок, малый погоныш,

погоныш-крошка, погоныш, большой погоныш, камышница 20















Александр ТИХОНОВ, охотовед Летние шины авто диски автомобильная резина шины диски колесные зимние шины.