Психология охоты




Занимаюсь охотой с шестого класса, вот уже больше 35 лет. Сколько еще буду охотиться - не знаю. Но точно - до последней возможности, пока смогу удержать ружье в руках. Почему? Не буду объяснять, что заставляет людей лазить по горам, замерзать на льдинах, тонуть в байдарках на речных порогах. Зачем умствовать? Это здорово, что человеку (но все-таки не всем) свойственна увлеченность, страстность, любовь к чему-то. Бескорыстная увлеченность. Что за выгода от стояния на вершине, от бекаса в ягдташе? Так было и так будет. Слава Богу, практицизм не всегда довлеет над человеком. Толика сумасшедшинки, романтики не сделает человека хуже. Но речь не пойдет об отвлеченных понятиях, эта статья сугубо практичная - как не вернуться с охоты пустым.

Охота без трофея - не охота. Никогда не будет полного счастья охотничьего, если не будет удачного выстрела и добычи. За десятки лет охоты вызрели понятия - удачная охота, удачный выстрел, хорошая и дорогая добыча. Так как ее получить, вожделенную награду, добытую большим трудом, длительным приготовлением, материальными затратами? Сперва коротко - думать надо. А подробнее...

Многие охотники со мной согласятся, что бывают охотничьи дни, когда все получается хорошо, как будто само собой и легко. Почему? Конечно, элемент удачи в охоте - огромный фактор. Охотничий бог явно отмечает некоторых немвродов. Причем опыт и старание избранников часто не соответствует удачливости и добычливости. Почему?

Давно и постоянно я замечал некоторые интересные особенности в охоте. Старался понять и как-то обосновать их. И пришел к твердому убеждению - потусторонние силы тут ни при чем. Удача складывается из мелочей, нюансов. Некоторым счастливчикам просто присуще суммирование выгодных в охоте мелочей, качеств, привычек. Мудрено, может и не совсем понятно изложил свое понимание удачи в охоте - могу проще, на примере. За одним приятелем-охотником я наблюдал просто невероятную везучесть на зайца. Сколько бы в коллективе ни вышло в поле охотников, где бы ни проходила охота на зайца, он гарантированно, часто один из всех, брал этого самого зайца. Причем начало или конец сезона, спокойный или настеганный зверь, не имело значения. Не я один, все знали про удачливость этого охотника. Идти с ним на охоту было удовольствием для всех. Судя по разговорам, никто и не задумывался особо - почему так? А зря. Все оказалось очень просто. Удачливость была следствием присущей этому охотнику походке. Да-да! Такая вроде бы мелочь.

Спокойная, мягкая, неспешная, заинтересованная (а гляну-ка сюда, а нет ли здесь чего), необычная, характерная походка и давала добычу почти всегда ее обладателю. Это маленькое открытие привело меня к большим рассуждениям. Удача объяснима и закономерна. Непонимание происходящей охоты, незамечание важных мелочей, охота на авось, без бережного собирания и применения охотничьего опыта - все это не дает возможного результата. Кто не видел такого охотника? Какой, скажите, будет заяц у болтуна, непоседы, выпивохи, торопыги? Кто не избегал таких компаньонов в охоте? Тут все ясно. А вот мои размышления о некоторых своих неудачах в поле, иногда и удачах.

Очень хорошо помню один замечательный осенний день. Замечательный для охоты, так как было тихо, пасмурно, местами туман. Печальный вроде бы день, но только не для охотника. Это особая красота поздней осени, задушевная. Но и к дичи есть шанс подойти вплотную. По такой погоде она таится, близко подпускает. Я планировал тщательно <прочесать> участки заброшенного (овраги его <съедали>) поля с участками бурьяна, кустарников. Настроение было очень хорошим для охоты: ровное, спокойное. Места знал, была реальная надежда на куропатку. Я мог бы подробно описывать красоту осенней, неспешной, раздумчивой охоты. Но надо ли? Такое настроение, грустно-приятное, не передашь. Вы его сами испытайте. Посмотрите на землю, засыпающую поздней осенью, вдохните ее аромат и подальше, как можно, от городов, дорог, сёл. Охотникам это все ведомо.

Обратил внимание: дождя нет, а ружье все мокрое - сильный конденсат, скользит в руках, как в ливень. Тут бы надеть тонкие кожаные перчатки - верное средство от скольжения, всегда так делал, а тут засуетился, поспешил, уж очень хотелось поскорее проверить интересное место. Куропаток я нашел, где и предполагал. Поднялась прекрасная стая, штук десять, полный выводок, и как красиво и удобно для выстрела они шли. По куропатке стрельба особенная - требуются выдержка и хладнокровие, большие упреждения, поскольку полет ее очень стремительный. Без навыка шансов немного. Но уверенность от большой практики у меня была, а вот внимательности и предусмотрительности не хватило. При резкой вскидке ружья оно как намыленная рыба заплясало в руках. Не то что выцелить, удержать его едва удалось. С ужасом видел, как куропатки шли своим курсом, а стрелял я чуть не в другую сторону. Охота позорно закончилась, едва начавшись. А ведь мелькнула мысль: нельзя торопиться, надо бы ружье обтереть. Такая вот мелочь, и такой пудель!

Очень отложилась в памяти великая досада от потери возможной дорогой добычи - охотники меня поймут. С возрастом укоренилась привычка анализировать прошедшие охоты, особенно неудачи. Сложились большие рассуждения о том, как не придти с охоты <попом>, и родилось понятие <психология охоты>.

Вот пример. С особым волнением всегда собираюсь на зайца. Самая азартная, по-моему, охота. Если все учесть, по обстоятельствам - начало сезона, конец, численность зайца, давление на него таких же, как я, неугомонных, - выбрать место, то обязательно будет результат. Несколько лет назад собрался я в хорошо обдуманное угодье. Была железная уверенность - найду его. Освоенное за сезон новое ружье (мощное, прикладистое) укрепило эту самую уверенность. Вечером, ложась спать, мысленно прошел весь путь к полю. Знал и помнил его до последней ямки.

Первым автобусом затемно выбрался за город. Торжественно перекурил перед началом действа, собрал ружье. Уверенно и с надеждой двинулся в путь. Предстояло где дорогой, где полем с убранной кукурузой пройти 6-7 км, а там - а там прямо видел, как перевертывается русак от верного выстрела. Видно уже было хорошо. И только я вышел на кукурузную стерню, прямо от меня в двадцати метрах поднялся и ровно потянул небольшой, видно прибылой, русачок. Я потом целый час сидел и думал: что же произошло? И не я вроде стрелял, и не я вроде промазал, как-то даже и непонятно. Вот тебе и психология охоты. Я настолько увлекся видением предстоящей охоты, что, когда она началась и появился заяц, я абсолютно не был готов к выстрелу. Не представлял, что вот так просто, в паре сотен метров от автобусной остановки, могу взять зайца. А ведь сколько раз так и было. Старый охотничий закон: с первой минуты и до последней секунды, если ты на охоте, жди дичь. Прошу братьев-охотников - собирайте эти рассуждения про ту или иную охоту в особую копилку охотничьей мудрости, и не будет такого горя, что свалилось на меня в тот вроде тщательно продуманный и такой глупый выход.

Или вот сколько я претерпел от горячей любви к охотничьему оружию. Что же движет охотником все-таки при приобретении второго, третьего ружья? Каждая охота, каждая дичь требует своего специализированного охотничьего ружья. То, что хорошо для бекаса, непригодно для гуся - все согласятся. Вот и жертвует очень многим страстный охотник, реализуя свою надежду на более подходящее для той или иной дичи, по его мнению, ружье.

Но очень важна привычка к ружью. Мне один спортсмен-стендовик рассказывал, что тренер заставлял его много носить, вскидывать, чуть ли не спать с ружьем. Я в это верю. При привычном, используемом десятилетиями ружье процент промахов гораздо меньше. Рассчитываешь на более подходящее дульное устройство в новинке или еще что, а новинка-то непривычна. Вместо победоносных трофеев сплошные промахи. Это тоже психология охоты: подбирать свой набор ружей нужно умно. Кто хочет иметь несколько ружей для коллекции, престижа, тот может не согласиться со мной. Для серьезной охоты серьезному охотнику надо подбирать ружья одной архитектоники: вес, баланс, длина и отвод приклада, посадистость и т.п. должны быть схожими. Я это осознал и за много лет переформировал свой арсенал в строго однотипный, но широкий по боевым показателям (широта осыпи, вес снаряда), все стало на свои места: глупые промахи стали редкими.

Идеально иметь так называемые пары ружей с разными дульными устройствами, но одинаковые во всем другом (разница в весе - 10 г). Но это свехдорогое удовольствие. Просто дорогое удовольствие - хорошая двустволка с дополнительной парой стволов. При случайном наборе ружей будут неслучайные промахи, лучше тогда одно иметь, но стоящее. Эта техническая часть статьи, я убежден, имеет прямое отношение к психологии охотника, эдакий тонкий набор всего и вся, а в итоге красивый выстрел, непустой ягдташ.

Продолжу на примере из собственного опыта, к чему ведет отсутствие должной выдержки в охотничьем деле, этого главнейшего компонента в добротном наборе черт дельного охотника. И опять я шел за зайцем, мерилом профпригодности. Именно этот <товарищ> не прощает малейшую ошибку, глупость, недочет, отсуствия выдержки. Вот-вот - выдержка, пробный камень умелости охотника. Когда заяц поднялся далеко, фактически на расстоянии чисто случайного взятия, мне надо было воздержаться от выстрела: начало сезона, к чему пороть горячку. Мало того, второй выстрел, чистый салют, произвел, точно зная, что бесполезно. Странное дело, стрельба на авось. Страшное наказание последовало незамедлительно. Я стою с пустым ружьем, а в метре от ноги (потом лежку теплую щупал) поднялся громадный русачина. Как он притаился незамеченным, одному Богу вестимо. Он еще и вокруг меня в насмешку сматывался. Чуть не кинул в него ружьем - хоть так, что ли, доставить ему неприятность. А можно было бы и взять, будь второй патрон глупо не истрачен секундой раньше. Такие дела, такая вот психология глупого, невыдержанного, надеющегося на авось охотника.

Однажды сел перекурить в лесопосадку, а до того уж лет десять я жевал бутерброд с ружьем на коленях, учитывая вышеизложенное. Хватило бы и секунды сменить бутерброд на ружье... И сидел не просто так, а тихо, как партизан в засаде. В этом поле был небольшой родник. В прошлом сезоне я замечал, что к нему летают на водопой ближе к полудню горлицы, голуби. И в этот сезон, отдыхая в тени лесопосадки (солнце палило немилосердно), с интересом поглядывал на летнее, белое небо. Чуть не за километр заметил три крохотные точки. Насторожился. Показались горлицы. Их стреляю не часто, очень миловидная птаха. Но тут за полдня, очень жаркого, утомительного, даже не видел ничего, не то чтобы добыть кого. А собирался ночевать. На костре пара горлиц - это уже кое-что. Ну, думаю, будет дело. Точки прямо ко мне двигаются. Но что-то уж очень крупные горлицы. Ба, да это вяхири! Но почему-то очень аристократично выглядят. Все сделал классически - точный аккуратный дуплет. Две птицы на земле. Что дорого - чисто взяты, без неприятного добивания. Когда подошел - вот подарок - это витютни! Не какие-то вяхири. Размер, окрас, гордый, благородный облик - куда вяхирю до витютня. Краше куропатки, без сомнения, витютень. Редкая, дорогая добыча. А какой деликатес вечером смастерил на костре, не передать. Вот что значит полная включенность в охоту! Это психология истового охотника. А то, смотришь, с утра еще некоторые побродят кое-как охотнички, зато уж у закусок, сами понимаете с чем, усердия хоть отбавляй, не оторвешь.

Истовость. Самоотверженность. Фанатизм. Преданность. Это очень нужный набор качеств психики охотника. Посудите сами. В пустой выход (ну нет дичи, хоть тресни) трудно до вечера, до последней секунды охоты не потерять надежду и желание на удачный выстрел. Сколько я перевидал вроде и неплохих охотников, но уж очень нетерпеливых и быстро <гаснущих>. Это спортсмены, не очень мной почитаемый <вид> охотников. Что-то стрельнуть, сразу бы и побольше, а где ж истинная красота мира вокруг, красота самой охоты? Надо уметь дождаться удачи, трофея.

В один выход на зайца я был с приятелем. Неплохой человек, любопытствующий охотник, увлеченный - этого у него не отнимешь. Но охота не задалась, была трудной, погода неприятная, зайца и не видели. Тут, смотрю, заскучал сотоварищ. Явно тяготится охотой. Как же можно тяготиться охотой? Хорошо простились, он к автобусу, а я решил все-таки довести маршрут до конца и закончить охоту, как и положено, к ночи. Я себя не нахваливаю, у меня это закон - всякая охота хороша, каждую секунду ее цени. И была победа, да еще какая! За десятилетия охоты у меня было только два королевских дуплета по зайцам. Не дуплетная это дичь. Подъем сразу двух зайцев - это невероятная, редчайшая редкость. Именно в тот выход, к вечеру, и случился второй дуплет. Думаю, третьего уже и не дождусь. Вот такая психология охоты. Она и трудная, она и сложная, она и особенная. Не дал воли <расстроенным чувствам> охотник и был вознагражден охотничьим богом.

Расскажу еще об одной важнейшей черте психики охотника - собранности, хладнокровии, расчетливости, если хотите. Это желательно и у романтика охоты.

Хорошие компании в охоте - редкость. Ценить надо, беречь. Каждый выход в радость. Тут каждый каждому и помощник, и опора. Нам, четырем приятелям стародавним, с одной, добротной манерой охоты, в тот выход хорошо охотились, везло. Сначала один красиво взял зайца, затем второй, и моя очередь подошла. В траве поднялся русачок, первым выстрелом я сплоховал, но вторым взял желанного, и достаточно правильно. Чисто бит, хоть и вторым выстрелом. Расслабился. Иду к зайцу, сетку достаю, паковать красавца собираюсь. Эх, молодость, молодость! Перезаряжаться надо сразу, а не сетку доставать. Когда взял за лапы зайца и любовался им, мимо меня прошел второй русак. Да какой красавец! Снисходительно шел, с издевкой на меня, простака, поглядывая. Знал, злодей, что ружье разряжено. Так и отбыл он благополучно в даль светлую радостно. Деревьев поблизости не было, прекратить мои страдания было не на чем. А самое неприятное, что четвертый охотник так и остался без добычи, а ведь сама шла в руки. Мелкий, глупый недочет - и бесславный итог той охоты.

Так что такое психология охоты и психика охотника? Я думаю - это суммирование у охотника многих и разных качеств, которые его делают настоящим, толковым, дельным охотником, а его охоты всегда красивы, правильны и порядочны.

















С. ИОРДАНОВ