Между Чуной и Бирюсой




Сам я сибиряк. Пятнадцать лет живу в Москве, но о подмосковной охоте впервые услышал только недавно от знакомого охотоведа. Мне она как-то не приглянулась. Все поделено, путевки, лицензии на каждый день охоты, толпа народу. То ли дело в Сибири! Места всем хватает. Угодья передаются из поколения в поколение, от отца к сыну. Там, между реками Бирюсой и Чуной, я охочусь каждый год. И в эту осень меня уже ждали старинные приятели: дядя Женя, бывший геолог, осевший здесь сорок лет назад, и его сын Сашка. По первому снегу отправились мы вдвоем с Сашкой к зимовью с запасом продуктов. Отец его сильно захворал, потерял в весе килограммов тридцать и уже не смог составить нам компанию. Первым рейсом доставили крупу, керосин, сушеные овощи, заготовили дров, а когда двинулись в обратный путь, обнаружили, что в угодьях мы не одни. Появился серьезный конкурент. Здоровенные медвежьи лапы натоптали целые тропы вокруг избушки. Зверь долго лежал на пригорке головой в сторону жилья, возможно, даже облизываясь на его обитателей, аж снег под ним растаял и теперь заледенел. Быстро, с опаской покинули ставшую сразу неуютной тайгу и облегченно вздохнули, только выйдя на широкое поле перед нашей деревней.

Дома, узнав о случившемся, нас тщательно инструктировал дядя Женя: <Медведь этот пришлый, я здесь таких не встречал, видимо, не лег в берлогу и теперь будет за вами охотиться. Во второй раз пойдете к зимовью, много поклажи брать не надо, чтоб не устали. Если зверя застанете в избушке, не вздумайте выпустить наружу - бейте прямо там. Иначе, если выскочит, задавит обоих. Да собаку возьмите, она вас в случае чего выручит. Я бы сам пошел, но сил уже не осталось.>

Следующим днем, после полудня, мы уже подходили к избушке, осторожно, и с ружьями наизготовку. Старый охотник как в воду глядел. Еще метров за сто увидели, что дверь выдрана с петлями, поляна вся истоптана медвежьими следами, а из зимовья слышен шум и грохот переворачиваемой посуды. Спустили с поводка собаку. Рыжая Веста - (помесь лайки с волком) метнулась к двери и стала яростно лаять. Оттуда послышалось глухое ворчание, на мгновение показалась черная башка, рявкнула и вернулась продолжать погром. Собака отпрянула, потом залилась пуще прежнего.

Под прикрытием завязавшейся перебранки мы тихонько обошли избушку с тыла. За это время зверь несколько раз пугал собаку, но та не сдавалась. Хрипела, рычала, скалила зубы и, чуть чего, сразу отскакивала.

Тем временем я подсадил Сашку, тот влез на чердак и тихонько приоткрыл люк, ведущий в жилую часть избушки. Медведь, услышав скрип петель, попытался повернуть башку так, чтобы рассмотреть, кто вверху скребется. Времени не тратя даром, охотник нажал спуск. В горячке даже не целился, а так, с близкого расстояния, ударил по спине. Вторую пулю пустил в основание башки. Грабитель замер, лапы подкосились, и он растянулся посреди разоренной избушки.

Вокруг как будто сразу посветлело, исчезла жуткая опасность, и снова ласково и приветливо замахали лапами окружающие сосны.

















Юрий КРЕЧЕТОВ, по мотивам рассказа В.Ю.Козлова Водяные теплые полы Water Energy - ремонт офисов.