: ОСЕННЕЕ ДЫХАНИЕ ВЕСНЫ






Буйство весеннего половодья, радостное пение птиц, вернувшихся на родину из дальних стран, изумрудная зелень молодой травы и первые цветы - сегодня вспоминаются уже как что-то давно минувшее. Осень.



Печальное курлыканье журавлей и прощальный гогот в небе гусиных стай, отлетающих на юг, охватывают душу легкой грустью о чем-то безвозвратно ушедшем. И тем острее воспринимаются различные напоминания о прошедшей весне, которыми природа нет-нет да вознаградит любознательного человека.

Бывая на осенних охотах, приходилось видеть интересные явления в жизни растений и птиц, которым, на первый взгляд, невозможно дать разумные объяснения. Попытаюсь о некоторых из них рассказать и высказать свое мнение.

В октябре 2000 г., охотясь на зайцев в Тверской области, наткнулся в лесу на полянку, где цвела земляника. Проходя службу на Украине, в некоторые годы осенью не раз наблюдал цветение яблонь и других фруктовых деревьев, а также кустов красной смородины и жимолости. Правда, все эти явления наблюдались в теплые дни затянувшегося бабьего лета. Продолжительная теплая осень побуждает растения и деревья <вспоминать> о весне.

Не менее интересно наблюдать весенние поведенческие <заскоки> и среди птичьего племени. Мне, как охотнику, они ближе, нередко заставляли задуматься и вызывали желание постичь причину такого поведения птиц. Припоминаю, как в детские годы мы, мальчишки, в сентябре после занятий в школе довольно часто шарили по гнездам-норам ласточек-береговушек, которые были нарыты сотнями в глинистом и обрывистом берегу речки Большой Кинель. Среди жителей нашей станицы жило предание о том, будто бы зажиточные казаки перед раскулачиванием попрятали в птичьих гнездах семейные реликвии и драгоценности. Вот мы и надеялись что-нибудь отыскать.

В одну из таких вылазок из расщелины берегового обрыва спугнул сову. Я посчитал, что она там пряталась от яркого дневного света. Но, сунув руку в расщелину, нащупал гнездо, а в нем яички. Нашему удивлению не было границ. Свою находку мы принесли учительнице зоологии, недавно прибывшей к нам после окончания педагогического техникума в п. Чкалове (ныне Оренбург), и рассказали, где их нашли. Ее ответ был таков: <Этого не может быть>. Она нам не поверила. Да и как она, городской житель, могла нам поверить, если мы над ней иногда подшучивали. Однажды в ящик ее стола подложили живую ящерицу с двумя хвостами за то, что не верила нашим <россказням>, якобы ящерица может отдать хвост, а затем вернуться за ним и прирастить его к новому хвосту.

Найденные яйца оказались свежими, и мы их зажарили вместе с куриными. О своей находке я рассказал дома. Никто из взрослых, конечно, не поверил. Поверила только моя богобоязненная бабушка Ульяна. Она, приговаривая, что это недобрый знак, окропила мою <непутевую> голову святой водою и прошептала над нею молитву. Моя находка не выходила у меня из головы. И как я ни пытался, а найти объяснение этому феномену так и не смог.

Однажды мать послала меня в сарай выбрать из кубарей куриные яйца. В моей голове молнией вспыхнул вопрос <вселенского> значения: <Почему куры несутся с марта месяца и почти до самого Нового года, а домашние утки и гуси этого не делают?> Задал этот вопрос матери. В ответ услышал: <Лучше бы об уроках думал, а не забивал себе голову дурацкими вопросами>. Вопросы, вопросы. Одни вопросы.

В позднюю теплую осень нередко можно услышать нечто подобное весеннему токованию тетеревов. Токование может проходить на земле или на деревьях. В этот период самцы ведут себя более <сдержанно>, чем весной. За всю долгую охотничью жизнь токование тетеревов осенью на земле довелось увидеть в далекие отроческие годы в Оренбургской области. Как-то раз, бродя в поисках русаков, на озимях в километре от леса я обнаружил такой ток. Надувшись, распустив хвосты и оттопырив крылья, ну как весной, тетерева бормоча бегали по полю. Они не ввязывались в драки между собой, а только бульками по-голубиному. Увиденное настолько меня поразило, что я загорелся желанием добыть такого красавца. За ночь устроил себе окоп. Выбранную землю далеко относил и разбрасывал по полю. Высадил два чучела, смастеренных из старых черных валенок, и стал ждать прилета тетеревов.

Взошло солнце, а тетеревов все нет. Нетерпение мое нарастало. Я начал себя корить, что не понаблюдал за тетеревами день, другой, а сразу взялся за подготовку охоты. Подумывал, было, уже отправиться домой, когда увидел пару подлетающих тетеревов. Птицы начали кормиться. Подлетели еще несколько чернышей. Некоторые потом забормотали, забулькали. Выстрел, и косачей как ветром сдуло. Подобрав петуха и рассматривая свой трофей, я обнаружил у него довольно заметные красные брови.

В последующие годы в Ленинградских, Архангельских и Тверских лесах на охоте осенью неоднократно замечал токующих тетеревов. Они рассаживались на деревьях и заводили подзабытую весеннюю песню. На таких <посиделках> тетерок рядом с петухами не замечал. По всей вероятности, они в этом действе никакого участия не принимали. Я подметил такую особенность: тетерева токовали не каждую осень. Вот и в минувшую осень конец сентября и первая декада октября были очень теплыми и сухими. Видимо, тетерева что-то <перепутали> и активно токовали.

В начале 60-х годов я и мой однополчанин Алексей собирались недельку лейтенантского отпуска посвятить охоте. Служили мы под Выборгом в городке, затерявшемся в лесах. Охота начиналась почти от КПП. В отпуск нас отправили с 1 октября. Погода была прекрасная: тепло, сухо. Поохотились и порыбачили мы на славу. Поклажа получилась увесистая. И хотя до полка надо было пройти километров пятнадцать, путь с такой ношей оказался нелегким. Часто приходилось отдыхать.

Обходя моховое болото по одной из многочисленных полигонных дорог, присели отдохнуть на опушке смешанного леса. Утро было тихое, солнечное. Мы сначала ничего не поняли. До нас доносились еле слышимые звуки весенней песни глухаря. Озираясь по сторонам, мы наконец увидели глухаря в позе весеннего токования. Он раскрыл веером хвост и важно расхаживал по толстенному суку высохшей осины. До него было не далее 40 шагов. Мы схватились за ружья, но, глянув друг на друга, отложили их и остались сидеть неподвижно. Брать на плечи еще 3-4 кг никому из нас не хотелось, и мы, затаив дыхание, стали наблюдать за глухарем. Звуки его незатейливой песни были тихими. Если первое колено - <тэканье> - еще можно было уловить, то второе - <точение> настолько было невнятным, что под него весной было бы невозможно подойти к глухарю. Что сбило глухаря с ритма жизни, заведенного еще со времен мамонтов? Неужели он весной не допел свою песню?

В 2002 г. стал свидетелем более чем странного поведения серой вороны. Под окнами нашего дома на березе из года в год вороны устраивали себе гнездо. И с высоты восьмого этажа было интересно наблюдать, как эти умные птицы заботились о своем потомстве. Шум и карканье ворон привлекли мое внимание. Любопытства ради я выглянул в окно: ворона таскала веточки в гнездо. И если какая-нибудь соплеменница подсаживалась на дерево, то хозяйка гнезда с бранью ее прогоняла. Ворона в течение нескольких дней занималась ремонтом гнезда, словно она собиралась занестись. Птица, видать, подзабыла, что на дворе уже наступил октябрь.

В прошлом году после утренней зорьки отдыхал на лавочке у дома моей хозяйки.

И вдруг надо мною полилась чарующая песня скворца. Он сидел на ветке, прибитой к скворечнику, слегка подергивая крылышками, вздыбив перышки на горле, и распевал. А птицы уже сбились в стаи и готовились к отлету. Эту особенность скворцов возвращаться к скворечнику и распевать, как весной, я подметил еще в детстве. Взрослые такое поведение птицы мне объясняли тем, что скворец перед дальней дорогой на юг прилетает проститься с родным домом. А так ли это на самом деле, мне было неведомо.

Все эти напоминания о весне наблюдаются в основном на охоте. Можно без преувеличения сказать: охота - окно в природу. Не всякий охотник обратит осенью внимание на пение пеночки. А вот осеннее токование тетеревов вряд ли оставит кого-либо из охотников равнодушным. Он непременно прислушается к их дивному хору и промолвит: <Как выводят, шельмецы!>

В трудах ученых описания осеннего токования тетеревиных я не встречал. Может быть, они мне просто не попадались. Или это вовсе никакое не токование, а так себе? Л.П. Сабанеев как бы мимоходом о нем высказался: <В теплые ясные сентябрьские и октябрьские вечера молодые, окончательно вылинявшие косачи нередко бормочут, как уже было упомянуто, этим и ограничивается сходство этого бормотания с весенним токованием: здесь, как у всех молодых певчих птиц, мы встречаемся только как бы с пробой голоса>.

Но я осмелюсь утверждать, что такое осеннее токование наблюдал и в утренние часы. На мой взгляд, в осеннем токовании принимают участие не только молодые косачи. Мне несколько раз удавалось отстреливать такого певуна, и он оказывался на 100-150 г большей массы, чем молчун. А что если осеннее токование тетеревов не что иное, как сигнал к сбору в большую стаю? Ведь как-то птицы находят друг друга? Давно подмечено, тетеревам, сбившимся в многочисленные стаи, легче пережить суровую и долгую зиму. А распевающего осенью скворца можно увидеть только старого. Это легко определяется по оперению. В общем, не все так однозначно, и вопросы остаются.

Орнитологи такое поведение птиц объясняют гормональным возбуждением, спровоцированным суммой положительных температур нескольких теплых осенних дней. А так ли все это, охотники и любители дикой природы могут убедиться и сами. Для этого необходимо набраться терпения и понаблюдать за жизнью птиц, и им откроется много удивительного и интересного.

Виктор ГУРОВ







0 компания Клинкер Тайм: дорожная плитка цена - звоните по тел (495) 664-20-41