В угодьях: Охотничьи хозяйства должны быть государственными
- Александр Петрович, в чём вы видите особенность охотничьего хозяйства Подмосковья?

- Я считаю, Московскую область необходимо выделить в отдельный регион (субъект). Вплотную столкнувшись с этой проблемой, я понял, что Московская область - уникальна. Ни в одной другой области нет такого мощного антропогенного пресса на охотничьи угодья: очень сильно развита промышленность, сеть дорог, масса дачных участков. Ежегодно из-за этого сокращается ёмкость угодий, численность охотничьих животных. Поэтому применительно к Московской области необходимы иные подходы и финансовые вложения в охотничье хозяйство.

- Будете ли вы подключать науку? Зарубежный опыт показывает, что она является главным фактором грамотного ведения охотничьего хозяйства.

- Безусловно. В прежние годы наука оставалась в стороне от проблем охотничьего хозяйства Подмосковья. Долгое время ведущее научное охотоведческое учреждение в столице - ЦНИЛ Главохоты (теперь оно называется "Центрохотконтроль") оставалось вне нашего сотрудничества. Недавно я встречался с директором этого учреждения доктором биологических наук А. В. Проняевым, и мы решили, что у нас будет серьёзное сотрудничество. Со следующего года будет работать специальная научная программа по охотничьему хозяйству Московской области. Мы уже заложили в смету на 2002 год 700 тыс. рублей на науку.

- Несколько лет назад, помнится, в Подмосковье не хватало районных охотоведов: в некоторых районах они выполняли межрайонные функции, работая на два смежных района. А как сейчас?

- Сейчас у нас во всех районах созданы отделы госохотнадзора. Районный охотовед теперь называется начальником отдела, а в больших районах помимо него имеются охотовед и 2-3 егеря. К сожалению, в Шатурском и Каширском районах пока нет никого, даже охотоведа.

- Как вы относитесь к общественным охотинспекторам? Ведь при дефиците государственных егерей они - реальная помощь в борьбе с браконьерством.

- Общества уже давно не ведут нормальной работы по охране угодий. Фактически идёт круглогодичный отстрел копытных: нам регулярно поступают сигналы о находках останков лосей и кабанов. Общества закрывают на это глаза. Без согласования с нами завозятся и держатся в вольерах дикие копытные, причём содержатся они в ужасном состоянии. Это прямое нарушение закона "О животном мире". Такое происходит в Шатуре, Дмитрове, Подольске. До мая месяца в Талдомском охотхозяйстве, уже после закрытия весенней охоты, проводили выпуск под ружьё и отстрел фазанов для состоятельных охотников. Я не против сотрудничества госохотнадзора с общественными инспекторами, но только там, где они действительно работают в угодьях. А там, где разгул браконьерства, будем больше сотрудничать с работниками милиции.

- Сотрудничаете ли вы с МООиР по охране угодий?

- Политика МООиР сейчас направлена против такого сотрудничества. Приведу пример. Весной мы направили патрульную группу для инспектирования угодий в Белоомутское охотхозяйство. Наши ребята совершили ошибку: было время нереста, а они, не поставив в известность охотпользователей, плыли на лодке с подвесным мотором. Их остановили, составили протокол, они сразу же заплатили штраф. Потом быстро подоспел директор Белоомутского хозяйства и с ним 7 человек. Они обвинили наших сотрудников в браконьерстве. Все наши члены бригады были в форме с нагрудными жетонами. Они предъявили патрульную путёвку, заверенную гербовой печатью Охотуправления. Директор же путёвку изъял. Замечу, что в этом случае сотрудники, находясь при исполнении служебных обязанностей, могли применить физическую силу. Однако они этого не стали делать. Рейд пришлось закончить, и группа возвратилась в Москву. В тот же день они позвонили в Охотуправление и поставили нас в известность. Я сразу же позвонил директору Белоомутского хозяйства. Он мне заявил, что наши сотрудники браконьерничали. Но протокол на нарушение правил охоты составлен не был. К тому же был сезон охоты. Я обращался в МООиР с просьбой о наказании директора за неправомерные действия в отношении работников Госохотнадзора. В ответ мне прислали его докладную, где он указывал, что я ему якобы угрожал по телефону. И это не единственный пример. Начинаются мелкие стычки, которые до хорошего не доведут.

- В прошлом году я брал интервью у А. М. Михайлова, и он говорил, что между МООиР и Московским облохотуправлением - полный контакт и взаимопонимание.

- Я надеюсь, что так и будет в дальнейшем. Раньше подобные конфликтные ситуации тоже были, но А. И. Гостев спускал это на тормозах, сглаживал конфликты и как бы признавал главенство МООиР. Теперь этого не будет. Последние проверки деятельности МООиР показали, что дальше уже ехать некуда. Взять, к примеру, правильность заполнения лицензий по отстрелу копытных. В минувшем сезоне на 800 лицензий пришлось более 900 нарушений, влекущих за собой соответствующие протоколы. На одну лицензию приходилось по несколько нарушений.

- Что это за нарушения?

- Возвращались чистые, незаполненные лицензии, не указывалось охотхозяйство, организация, которая выдавала разрешение, закрывают лицензии подчас не ответственные за отстрел, а посторонние люди. В Подольске вообще отличились: закрыли лицензию на подранка кабана-подсвинка, указав его пол ( я сам долгое время изучал кабанов, но не знаю, как это можно достоверно на расстоянии определить).

- Есть ли претензии к охотпользователям по проведению зимнего маршрутного учёта?

- С 25 января по 10 марта 2001г. в Московской области был проведён ЗМУ. Я проверил листы учётов, брак по МООиРу составил 53%. Отдельные хозяйства вообще представили 100%-й брак, многие завысили численность в несколько раз. Например, по представленным данным, в одном только Можайском охотхозяйстве (это треть района) оказалось более 700 лосей. Уваровское охотхозяйство почти всё "ушло в корзину". По Москворецкому хозяйству принято лишь 2 маршрута. Вообще МООиР почему-то считает, что они безоговорочно являются первоочередниками на получение долгосрочных лицензий на пользование угодьями. А у меня в папке около 10 статей, которые они нарушают и на основании чего мы можем им дать отказ.

- Какова ситуация с копытными? А. М. Михайлов в интервью нашей газете год назад говорил, что численность кабана растёт, лося - стабилизировалась.

- К сожалению, сейчас это не так. По последним данным, у нас произошло падение численности всех видов копытных. И здесь многое - на совести охотпользователей. Все мы помним, какая тяжёлая и многоснежная была минувшая зима, особенно её вторая половина. Глубокоснежье, бескормица. Я проводил совещание в МООиР по вопросам учётов и просил охотпользователей на буранах проложить тропы хотя бы к подкормочным площадкам, прежде всего для косули. К сожалению, этого не было сделано, в итоге численность косули упала на 30%. Серьёзно пострадал и кабан. В Серпуховском районе несколько поросят было найдено на подкормочных площадках, погибших от голода. Просто не были выложены корма, кормушки оказались пустыми. По заключению ветврача, звери погибли от истощения. Напрашивается вопрос: куда же идут деньги охотников? Недавно поступило сообщение, что МООиР будет создавать при своём Правлении клуб элитных охотников. У них уже есть один такой клуб для дипломатов. Теперь будет ещё один - это опять же удар по рядовым охотникам. Я хочу спросить у членов общества, часто ли им удаётся попасть на охоту на копытных в Московской области? Думаю, что для простого охотника это невозможно.

- Будет ли в этом году в Подмосковье открыта охота на лося?

- Да, мы её запланировали. Добыть можно будет 90 голов ( это 2,5% от общей численности лося в Московской области). Но многое будет зависеть от экспертизы Министерства природных ресурсов.

- А по другим копытным?

- Планируется отстрел порядка 800 голов кабана (20% численности) и 50 голов косули (2,9% ). Вместе со службой Госохотучёта мы решили, что открывать охоту на копытных будем только в тех охотхозяйствах, где плотность зверя не менее 2 голов на 1000 га.

- Представим себе, что обществ охотников не будет. Как будут распределяться лицензии?

- Коллективы охотников всё равно существуют - по месту работы, по месту жительства. Выдавать в этом случае лицензии будут органы госохотнадзора.

- Подводя итог нашей беседы, не могу не коснуться проблемы госохотбилета.

- Я не сомневаюсь, что охотбилет должен быть только государственным, так как только государство, в соответствии с законом, даёт охотникам право на охоту. Ему же и должен платить охотник за пользование объектами охоты. Что касается услуг егерей, предоставление баз, ночлега, подсадных уток, лодок, чучел, собак - только за это общества могут брать деньги с охотников. Госбилет искоренит местничество, когда даже члену того же общества, но из другой области или района, путёвку без обслуживания продают втридорога. В Белоомутском хозяйстве в этом году ещё задолго до открытия весенней охоты уже собирали с охотников по 150 долларов за день будущей охоты на гуся. Только уплатив эту сумму, охотник вносился егерем в список тех, кому разрешался доступ в угодья. По моему мнению, все охотничьи хозяйства должны быть государственными. А общества, клубы, коллективы охотников должны иметь право их арендовать на определённый срок у государства с условиями, предусмотренными лицензией на аренду угодий. Причём пользователей может быть не один, а 3-4, и они совместно будут вести это хозяйство.

- Александр Петрович, я не согласен с одним: годовая лицензия на охоту не должна стоить 55 рублей, она должна быть дороже. Тогда и у вас будут средства на охрану, и появится возможность вложить финансы в угодья.

- МООиР считает, что 55 руб. в год - это очень дорого. А сами берут по 100 руб. в сутки без обслуживания. К сожалению, все деньги, которые платит охотник за лицензию, поступают не напрямую в экологический фонд или Охотуправление. Они идут в госбюджет и растворяются в нём. Если вы помните, эту же проблему поднимал и мой коллега из Ярославля В. В. Шукевич ( см. "РОГ" ©1 за 2001г.). Мы этих денег не видим, и напрасно нас упрекают, что введение лицензирования добычи - средство обогащения охотуправления. Я скажу, что на протяжении многих лет наше Управление не получило ни рубля из экологического фонда Московской области. Все эти деньги шли в МООиР, дискредитируя этим самым других охотпользователей. Даже на оперативных совещаниях у губернатора из всех охотничьих организаций еженедельно присутствуют только представители МООиР. Почему они "белые", а остальные- "чёрные"? Эту политику надо ломать.

Сергей ФОКИН Я подарил демисезонное пальто жене на день рождения.