На кровях: Невыдуманная история
Мой сын Игорь, инженер-автомобилист, заядлый охотник и рыболов, как-то зимой пригласил меня на охоту в глухие места, где зверь не пуган, в Костромскую область, в деревню, где купил домик. Охотой я не увлекаюсь, поэтому согласился с трудом, из любопытства.

Под выходные дни, взяв с собой охотничью собаку по кличке Джесси, мы на его автомашине отправились в деревню Кукушкино Парфеньевского района. Несмотря на быструю, казалось, езду, доехали до места только за 8 часов. Отдохнув с дороги, наутро мы отправились в лес, расположенный сразу за околицей. Джесси тотчас взяла след какого-то крупного зверя. Как только мы пошли за ней, неожиданно след прервался, опытная четырехлетняя собака металась то в одну, то в другую сторону, но следа не находила. Пройдя с час в самую глушь дремучего хвойного леса, под вывороченной сосной в глубокой яме Джесика сделала стойку, затем громко и тревожно залаяла. Через несколько минут из ямы, закрытой прошлогодней травой, раздался оглушительный рев. Спустя еще немного времени рев усилился, казалось, что от рева задрожала земля. Через несколько минут из берлоги показалась голова медведя, затем и его туловище. Мы остолбенели, но Игорь в ту же секунду вскинул ружье и выстрелил, жекан попал в голову, но медведь, заливаясь кровью, шел на нас, встав на задние лапы. Очнувшись от внезапности, я вскинул ружье и выстрелил дуплетом, картечь попала в грудь, но медведь по-прежнему продолжал движение. Неожиданно Джесика кинулась на раненого медведя, вцепилась в длинную медвежью шерсть, мешая выстрелам. Улучив момент, Игорь снова выстрелил, жекан оторвал нижнюю челюсть, но медведь, невзирая на кровь и боль, продолжал возиться с собакой. Из-за оторванной челюсти он не мог причинить ей большого вреда, однако пытался схватить ее передними лапами. Только с пятого выстрела, сделанного Игорем, медведь обмяк и завалился на левую сторону.

Снимая шкуру, мы увидели, что прямого попадания в голову не было, жекан сделал касательное ранение, что давало возможность медведю продолжать движение. Кроме того, медведь был в расцвете сил, весом не более 250-260 кг. Мясо после ветсанэкспертизы пошло в пищу нам, а шкура после кустарной выделки хранится у сына.

Анатолий СТЕПУШИН