Проблему лося надо решать
Сейчас, когда численность популяции лося в России основательно подорвана, эта тема для всех охотничьих хозяйств и охотников стала очень остра. Мы уже поднимали ее на страницах журнала "Охотник" (© 3, 2000г.), однако хотим вынести этот важнейший вопрос на обсуждение более широкой аудитории читателей Российской охотничьей газеты". Хотелось бы услышать компетентное мнение руководства Департамента охоты РФ, науки, других заинтересованных организаций и специалистов.

Лось - самый крупный наземный охотничий зверь в лесной зоне России. В силу своей многочисленности, крупных размеров, высококачественной продукции, достаточно большой плодовитости и неприхотливости к кормам, устойчивости к болезням лось - самый ценный зверь для охотничьего хозяйства. Он практически не нуждается в поддержке человека (кроме устройства солонцов), выдерживает достаточно высокий снеговой покров. На практике охотхозяйства от эксплуатации лосей недавно имели такие же доходы, какие от всех остальных охотничьих животных (включая копытных) вместе взятых.

Для любого охотника лось является желанным трофеем, особенно если посчастливилось добыть большие рога или хотя бы сфотографироваться с таким трофеем на память. Правда, за последние десятилетия рога европейских лосей заметно помельчали, стало меньше крупных и лопатообразных, но все-таки еще добываются звери с роскошными рогами на 9-12 отростков.

В обозримый исторический период численность лосей в европейской России претерпевала многократные значительные колебания. Причин этому несколько, но главные - увеличение или сокращение площадей угодий с обилием необходимых лосю кормов, а также влияние промысла.

Настоящий бродяга

Лучшие угодья для лося - это лиственные молодняки, гари, осветленные и разреженные сырые места. Таких угодий раньше было очень мало, так как освоение богатейших древесных запасов России всегда было очень незначительным, и на огромных малонаселенных просторах Средней и Северной России преобладали очень малопродуктивные старые и перестойные хвойные леса. На протяжении тысячелетий такой крупный зверь, которому нужно много корма, приспособился его добывать путем совершения регулярных или периодических миграций разной протяженности в поисках наиболее кормных угодий. В те времена основной причиной появления новых осветленных и кормных угодий были лесные пожары, тушить которые было некому.

Лось - это настоящий бродяга! Миграции у него закрепились на генном уровне и не прекращаются даже сейчас, когда численность лосей резко упала, а корма повсеместно предостаточно. В конце мая и в июне наблюдается резкий рост миграции прошлогодних однолеток, которых гоняют ставшие в это время очень агрессивными самки, освобождающие место для вновь родившихся телят. Годовалые лоси, в основном самцы, мигрируют до 100-150 км от мест рождения. Второй и основной пик миграции лосей наблюдается с конца октября по январь с выпадением снега, особенно когда снеговой покров превышает 40 см. Больше и дальше мигрируют самцы (вот почему надо беречь местных самок). Протяженность осенней миграции взрослых лосей составляет в среднем 100-300 км, но может достигать и 500-700 км. Не все лоси мигрируют, но многие звери, дорастая до зрелого возраста на одном месте, вдруг, без видимых причин, снимаются с места, и пошли... Некоторые совершают небольшие кочевки по 20-40 км с возвратом назад, но многие кочуют далеко и не возвращаются обратно. Есть места, где лоси рождаются, но не остаются на зиму. Есть огромные проходные территории, где они бывают только во время миграции, а есть - где они скапливаются зимой в большом количестве (например, окрестности Рыбинского водохранилища). Это сложилось исторически.

Работники охотничьих хозяйств, на чьих угодьях находятся места постоянных зимних концентраций (стойбищ) лосей, считают этих лосей <своими> и переубедить их в том, что лоси у них собираются с огромных территорий, практически невозможно. А раз лоси <свои>, то эти охотхозяйства имеют соответствующие высокие квоты добычи.

Общее направление миграции лосей в средней полосе России происходит с северо-востока на юго-запад. Московская область испокон веков насыщалась мигрирующими лосями с Севера. <Воротами> северных мигрирующих лосей в Центральную Россию является Ярославская область. Из вышесказанного ясна бесперспективность охраны, запретов, воспроизводства лосей на небольших территориях, даже в целых областях, в отрыве от всей России или хотя бы европейской ее части (данные по миграциям - Данилкин А.А. <Оленьи>, 2000г.).

<Подпитка> с Севера

На практике отношение к эксплуатации лосиного поголовья точно такое же, как и к остальным видам копытных, что совершенно неправильно. Каждый Субъект Федерации решает этот вопрос по-своему и нередко весьма своеобразно: в одних областях охота давно закрыта, в других открыта, в третьих - закрыта (открыта) частично (квадратно-гнездовым способом: по районам, охотхозяйствам, ведомствам). В Московской области охота на лосей закрыта уже второй сезон, хотя лось есть, в Смоленской закрыта с этого года, а в Калужской, Тверской, Костромской областях открыта, хотя его плотность там ничуть не выше, чем в Московской области. А вот на северной половине территории Ярославской области, где лоси концентрируются с огромных территорий, ежегодно официально добывается по лицензиям столько же лосей, сколько на остальных одиннадцати областях Центрального экономического района России вместе взятых.

Абсолютный минимум численности лосей был в 1930-х годах, когда в России их насчитывалось всего 1,5 тыс. голов. Далее был длительный запрет охоты, но главное - это то, что в 1940-1960-х годах на всем лесном пространстве Европейской России в огромных масштабах производилась тотальная вырубка лесов и образовались огромные безлюдные пространства высокопродуктивных угодий, где они спокойно размножались, и их никто не беспокоил (волков в таких местах мало). В результате их численность к 1970-м годам выросла до 100 тыс. голов. Лось стал массовым и многочисленным зверем и, несмотря на очень большой пресс официальной охоты, потерю подранков, многочисленность волков, браконьерство, их численность в центральном регионе России долго не убывала за счет массовой <подпитки> с Севера.

С середины 80-х и в особенности в 90-е годы ситуация резко изменилась в худшую сторону. Во-первых, давно прекратились массовые вырубки леса (большинство старых лесов вырублены) и бывшие огромные площади вырубок перешли в класс очень малопродуктивных средневозрастных и приспевающих лесов. Ухудшились климатические показатели (экстремальность и засушливость), что повлияло на рост ивняков. Но главное - это резко ухудшившаяся социально-экономическая ситуация в стране, развал производства и сельского хозяйства, безработица, безденежье, что повлекло за собой усиленный промысел лосей. Дальнейшая участь лосей незавидная. В условиях массового обнищания населения лось - это целое состояние, а добывать его легко. Законодательство дало населению самые широкие возможности приобретения первоклассного нарезного оружия. В десятки раз увеличилось количество личного высокопроходимого транспорта, построены тысячи километров прекрасных автодорог, ослабла борьба с волками - дело это очень дорогое и трудоемкое. Отрицательных факторов много, а положительных почти нет.

Охотничьи хозяйства, как и большинство других предприятий, оказались в затяжном финансовом кризисе, связанном с резко возросшей себестоимостью проведения любых мероприятий и работ. В итоге, с одной стороны, приходится вводить жесткий режим экономии во всем, включая охрану и воспроизводство, а с другой - бороться за статьи доходов. А одной из важнейших статей доходов была и есть эксплуатация копытных и, в первую очередь, лосей. Кроме того, выделяемые лицензии на лося - это еще и стимул для сохранения активности охотколлективов, возможность поощрения охотников-волчатников и вообще всех, кто может оказать какую-либо помощь хозяйству. Поэтому желание любого охотпользователя получить максимальную квоту на добычу лосей всегда было вполне естественно.

<Золотой век> прошел

Выделение квот на добычу напрямую зависит от официально представленных данных по их численности в подведомственных угодьях. Подсчитать же точно лосей в своих угодьях - достаточно сложная задача, так как в большинстве угодий их численность и двигательная активность весьма непостоянны в течение года. В разгар учетных работ (февраль-март) в условиях максимального многоснежья лоси очень малоподвижны и зачастую надолго концентрируются на очень небольших <пятачках>, поэтому вполне реален их большой недоучет при маршрутных и других учетах. Вот и думай: то ли они где-то отстаиваются в глухомани, то ли их вообще нет. В итоге данные о численности диких животных в конкретном охотхозяйстве давались все-таки по субъективному и крайне заинтересованному <мнению егерей>. Кстати, именно это и было одной из основных причин снижения численности лосей в России в 90-х годах. Их выбили не столько браконьеры, сколько в основном на официальных охотах по лицензиям... Реальная их численность начала интенсивно падать с конца 80-х годов, а официальные показатели численности или оставались прежними, или снижались незначительно. Отсюда выделялся и все более не соответствующий численности лимит отстрела. В результате отстреливался не годовой прирост, а маточное поголовье во все возрастающих размерах. И вот лосей не стало <как-то вдруг<. Сначала это в 1994 году <неожиданно> испытала Московская область, а потом по очереди все остальные области, даже самые богатые зверем. В первые годы после этого еще никто не верил, что лосей реально не стало: <Где-то отстаиваются и вот-вот подойдут! Сколько раз так было <. Но на этот раз не подошли... Сценарий был везде один: <мнение егерей> повсеместно категорически не желало признавать снижение численности (вернее, это мнение на несколько лет отставало от реальной обстановки). Вот что по этому вопросу говорит наука: <Долгосрочный прогноз численности охотничьих животных, основанный на закономерностях многолетних колебаний продуктивности биоценозов, показывает, что до 1997-1999 гг. в целом в России ожидается уменьшение ресурсов большинства видов охотничьих животных, затем наступит относительная стабилизация до 2007-2011 гг. и в конце 2010-х - начале 2020-х гг. вновь ожидается резкое сокращение численности многих ценных видов охотничьих животных> (Центрохотконтроль, 1995г.).

Этот прогноз касается в первую очередь лося. Да, <золотой век> лосей для нынешнего поколения охотников прошел. Что же делать?

Нужна единая программа

Сейчас в ряде областей охота на лося не разрешается. В других же, соседних, она ведется, причем без особого снижения лимитов. Учитывая, что лось - мигрирующий зверь, такое <регулирование> эксплуатации его запасов - полная бессмыслица. Запреты на охоту ущемляют интересы охотников и охотничьего хозяйства одних регионов, а массовый отстрел в других не позволяет получить общего эффекта. Сейчас в этом вопросе единой политики нет.

Целесообразность полного запрещения охоты на лося вызывает сомнение, так как при введении полного и длительного запрета на добычу любого вида (особенно такого важного, как лось) охотпользователи сразу теряют всякий хозяйственный интерес к нему, к его охране и воспроизводству.

Но если это и делать, то не по отдельным областям (тем более районам или охотхозяйствам), а в целом по европейской части России минимум на 5 лет и без всяких исключений для спецохотхозяйств или мест их постоянных больших концентраций, где <численность позволяет производить их ограниченный отстрел...> Никаких лазеек не должно быть ни для кого!

Вообще же для стабилизации сложившейся с лосем ситуации, прекращения снижения его численности и сохранения этого ценного зверя как массового охотничьего вида нужна единая, научно обоснованная программа. И разрабатывать такую программу нужно не по отдельным областям, а с учетом общей его численности на всей территории европейской части страны, путей и размеров миграций, мест концентрации в разное время охотничьего сезона.

Очень хочется надеяться, что и через десять, и через двадцать лет наши охотники будут знать лосиную охоту не только по байкам стариков.

Евгений Ершов цены оборудования для производства кирпича