Случайная охота
Я в командировке где-то в глубине Челябинской области. В ней оказались два выходных дня. Один можно использовать для служебных дел, второй свободный. И надо такому случиться - именно в этот день 7 сентября 1969 года открывалась летне-осенняя охота на утку.

Товарищи знали меня как охотника и предложили принять участие в охотничьем празднике. Нашли даже для меня какую-то видавшую виды, но не ведавшую ухода курковую <Ижевку> 16-го калибра с медными патронами.

Рассвет встретил нас на берегу озера со странным названием Беды. Озеро большое, почти круглое, диаметром около километра, с каким-то небольшим выступом, как бы хвостиком. Мелкое, кормное, местами сильно заросшее всяческой пышной водно-болотной растительностью: здесь представлено то же самое, что мы видим на подмосковных водоемах, начиная с участков с камышом и густым тростником, любимым утками манником плавающим и водяным перцем, и ряской. Конечно, порядочно вездесущего, точно подстриженного бобриком желто-зеленого телореза, на открытых местах, где поглубже, плавают цветущие белые лилии. Острый запах рогоза. Над озером дымка легкого тумана. Утро ясное, чистое, обещает жаркий, почти летний день.

Шалашей нет, да в них и нет нужды - везде можно найти куртинку камыша или тростника, которые укроют охотника. К тому же открытие охоты, птица непуганная, необстрелянная. Место глухое, вблизи никаких населенных пунктов не видно, но охотников собралось, может быть, именно поэтому, как на базаре. Все стремятся в глубину озера, иду туда со своими спутниками и я. Это как раз и смущает - похоже <плотность огня> может достигнуть такой же, как и в некоторых местах Подмосковья в такие дни.

Забрезжил рассвет. Как всегда, кто-то опаздывает и шумно пройдет мимо застывших в ожидании стрелков. Охватывает жгучий охотничий озноб: то ли от прохладного утра, то ли от томительного ожидания.

Первыми проснулись чибисы и настойчиво допытываются, чьи мы. Светлеет все больше, начинаю различать зеленый цвет травы, а утки все нет и нет. В нашей средней полосе в первые минуты рассвета самый интенсивный лет, здесь же ничего не видно, хотя места кормные и утки, несомненно, много. Прошел не только этот самый волнующий момент утренней зари, но и стало совсем светло, а небо пустое.

Неожиданно рядом грохнул выстрел, потом еще и еще. Неведомо откуда взялась утка - то и дело низко, над камышами мелькают одиночки, парочки, небольшие стайки уток и лысух. Налетали и на меня, но никак не прилажусь к ружью - оно явно рассчитано на невысокого с короткой шеей стрелка, я же высокий, громоздкий. Значит надо стрелять не навскидку, как люблю, а только по тем птицам, что увижу издалека и смогу заранее прицелиться. То и дело меня осыпает дробью, так нельзя. Утки много, даже очень много. Больше видел только на Каспийском побережье. Сперва утка шла преимущественно низом, потом быстро определила безопасную высоту, но это не остановило стрелков, лупили почем зря.

Предупредил товарища и пошел ближе к берегу, утки здесь заметно меньше, но идет сюда, чтобы сесть в густые заросли. Нашел подходящее место, встал. Летит кряковая на штык - мой любимый выстрел, стреляю - мимо, утка взвивается вверх, бью вторым - падает тряпкой. Сразу бросаюсь за трофеем - чуть подранок, в густой траве да на воде и не найти. Ну что же Юлий Юльевич, с полем!

Потом сбил серую утку, или еще зовут ее полукряква, потом стрелял еще два раза по кряквам, обе упали, одна оказалась подранком и ушла. Потом были осечки, два раза промазал, но концовка получилась с восклицательным знаком: идут низом две кряковые с явным намерением сесть, около меня разворачиваются, стреляю в первую - падает, стреляю вторую - тоже камнем. Красивый дублет!

Показалось багрово-красное, словно бы заспанное солнце и по крутому небосводу, набирая яркость, поднималось все выше и выше. Но утки летают и пальба продолжается.

Я, как всегда, старался стрелять на доступном расстоянии. Помимо всего прочего, берег патроны: их у меня, медных, позеленевших от времени, было всего 19, из них надежных только 14, остальные с осечками, осталось пять. Будь со мной привычное ружье да с полсотни патронов, голов 20-30 можно бы добыть - обеспечил бы всю компанию, а так у них добыча оказалась чисто символической. Никто из приехавших на открытие не взял нормы - 10 уток или лысух. У меня в сумке оказались четыре кряквы и одна серая утка. Удовольствие получил громаднейшее - снова пережил тревожный охотничий озноб и радость удачных выстрелов. И - это тоже важно - не посрамил марку московского охотника.

Юлий Камеррер Стоимость образования за рубежом среднее образование за рубежом.