В пойме Клязьмы
Вот и закончился очередной сезон охоты по перу. Я хочу рассказать, каким он сложился для меня в пойменных угодьях реки Клязьмы, близ Покрова. Охотился я с второпольной полуторагодовалой русской спаниелькой Беллой.

2001 год запомнился очень дождливыми маем и началом июня и последующей жарой и засухой вплоть до конца лета. Вкупе с солидным запасом весенних талых вод это привело к необычайно бурному росту трав: на лугах высота злаков достигала полутора метров, большинство пастбищ также заросло, так как коровы просто не справлялись с таким обилием пищи. В деревнях около домов траву косили по три-четыре раза за лето, но бурная отава не унималась. Сильно заросли лесные поляны и вырубки. Был неплохой урожай земляники, черники, брусники, клюквы и ежевики. Почти совсем у нас не было дикой малины и смородины. Эти особенности весны и лета, бесспорно, повлияли и на размещение пернатой дичи и успешность размножения птиц.

Летне-осенний сезон открылся у нас во Владимирской области с утренней зари 18 августа. Ранней охоты по болотно-луговой мелочи с подружейными собаками вовремя опять не было: то приказа нет, то бланков лицензий. Лишь немногим счастливчикам, в том числе и мне, удалось получить разрешение на эту охоту с 11 августа и то только в определенных дальних угодьях. Но дупель к этому времени в основном уже ушел, хотя с весны было его порядочно. Известно, что дупеля из угодий гонят засуха, жара и сильное зарастание пастбищ травой. Так было и в этом году. Во время учетов со спаниелем резкое падение численности птиц было отмечено уже после 1 августа. Всего мной было добыто 4 дупеля, последнего стрелял 29 августа.

Коростеля было порядочно, но поменьше, чем в прошлом году, несмотря на довольно поздний сенокос. Меньше его оказалось и по результатам ночных учетов кричащих самцов (в июне). Летняя засуха также повредила успешности размножения этого вида пастушковых. Благодаря неплохой работе собаки за сезон удалось взять ровно 30 коростелей. Вплоть до 25 августа мы регистрировали нелетные выводки и отводящих от них самок коростеля. <Пик> пролета в этом году пришелся на десятидневку с 5 по 15 сентября.

Перепела не было вовсе, единичных самцов слышали в июне, однажды в июле была встречена отводящая от выводка самка, но больше птиц не встречали, хотя два моих товарища-охотника и добыли по одному перепелу. Мне же не удалось даже раза выстрелить в этом году по этой птице, хотя в прошлом году в этих же угодьях я взял 32 перепела.

Практически не было на лугах и бекасов - к открытию сезона все мочажины и ржавые болотца пересохли. Не стали они лучше и к октябрю, а потому практически не было и гаршнепа. В то же время неплохая концентрация бекасов была в сентябре на Панфиловских болотах, но стрелять их там с собакой было непросто- это были так называемые береговые бекасы: едва завидев собаку и охотника, они быстро срывались и стайкой стремглав улетали, скрываясь из глаз уже после первого дуплета.

Успешность размножения у уток была высокой. Их вывелось довольно много, обилие воды в начале лета и дальнейшая жара способствовала росту молодняка. Однако примерно за две недели до открытия, в связи с пересыханием луговых озерков и сильным зарастанием луговых болот, большинство уток отлетело из пойменных угодий на большую воду, на озера и торфяные карьеры. В соседних Орехово-Зуевских угодьях, где открытие охоты задержали аж до двадцатых чисел сентября, утка нашла тишину и покой, а потому у нас ее было мало, даже на довольно регулярных вечерних перелетах. К сожалению, утиные угодья в пойме Клязьмы деградируют буквально на глазах, и главная причина - регулярная откачка подземных вод для нужд водоснабжения Москвы. Водокачки по реке Клязьме сооружены буквально через каждый километр, днем и ночью они работают, гонят чистую артезианскую воду в Москву. И пусть нас уверяют специалисты, что это глубокиий водоносный слой и он не влияет на уровень подземных вод менее глубокого заложения, но озера мелеют, болота высыхают, да и саму Клязьму в некоторых местах можно пройти до середины в болотных сапогах. Раньше такого не было! Утки нашли выход из положения, и некоторые даже в августе держались по самой реке. Слабенькие вечерние перелеты по Клязьме сохранялись до конца сезона, то есть до 15 ноября. Всего добыл 10 уток, все кряквы, лишь два чирка. Кстати, о чирках. Все реже и реже гнездится у нас свистунок. Очевидно, это тоже связано с изменением угодий, уменьшением числа лесных болот и озер, зарастанием мелких речек. А вот численность трескунка с весны всегда была и остается высокой. Несмотря на то, что многие гнезда чирят гибнут от хищников, давятся коровами и просто бросаются в результате беспокойства человеком (рыболовы, сборщики щавеля и лекарственных растений), выводков, поднявшихся на крыло, довольно много. Но этот вид, так же как и дупель, зимует в Африке, а потому очень рано отлетает на зимовку. Уже в конце июля наблюдаются большие табунки объединившихся перед отлетом молодых трескунков. Как правило, большая часть этих уточек уже уходит из наших угодий к 10 августа, так что в открытие остаются лишь отдельные поздние выводки.

О тетереве в этом году от охотников поступают самые противоречивые сведения. Где-то их много, где-то, мало и в выводках всего по 2-3 молодые птицы. О наших угодьях скажу, что год был явно урожайным как на тетерева, так и на глухаря. Выводков тетеревов в лесных угодьях было много, и в каждом было по 6-9 молодых. Однако охота на тетеревиных во Владимирской области строго ограничена и разрешена не во всех районах. Пришлось делать вылазки в соседние области, где такого запрета нет. В итоге я взял из-под спаниеля 10 тетеревов (9 молодых и 1 старого петуха), а в итоге нашей охотничьей компанией на 4 собаки добыто 42 тетерева. Рябчика на пищик добыл только одного, так как эта охота - удел в основном бессобачников. Ну не могу я спокойно смотреть на грустные глаза спаниеля, оставленного дома на утренней заре перед выходом на рябчиную охоту! Должен сказать, что год был очень благоприятным для рябчиков.

Также благоприятным выдался сезон и для вальдшнепа. Хотя в связи с сильной жарой и засухой тяги <сломались> уже к концу июня, а полностью прекратились необычно рано - на Петров день (12 июля). Обычно они заканчиваются 24-25 июля. Многие вырубки и поляны настолько сильно заросли травой, что лесному кулику просто некуда было присесть во время тяги. Тем не менее выводков было много, а 30 августа они внезапно <вывалились> из леса в перелески, рощи, уремы и ольшаники. Очень активный вечерний вылет на пастбища начался с 10 сентября. <Пик> высыпок пришелся на период с 28 сентября по 10 октября, но в это время еще не облетела листва и стрелять было очень трудно. К тому же в местах отлова мы старались сократить охоту до минимума и бить только наверняка. В итоге я, как и почти каждый год, взял свою <норму> - 4 вальдшнепа за сезон (магическое для меня число на осенней вальдшнепиной охоте), тогда как этой весной на тягах я добыл их 14 штук.

В целом, прошедший летне-осенний сезон оказался для нас со спаниелем довольно скромным, но не самым плохим за 27-летний охотничий стаж, хотя были сезоны и значительно добычлевее. Всего взято 64 птицы ( 30 коростелей, 10 уток, 10 тетеревов, 4 дупеля, 2 бекаса, 4 вальдшнепа, 2 золотистые ржанки, 1 рябчик, 1 водяной пастушок). Думаю, что вместе с 35 птицами, добытыми весной и 3 зайцами, взятыми из-под гончей в начале осенне-зимнего сезона, это неплохо.

Сергей Фокин Новости - стеклянные двери для душевой - для Вас!